?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Очередная история из серии "как мы их ищем", хотя это еще в каком-то смысле неформализованная категория "и тут такое вылезает..." Получилась та еще простыня...

Итак, о некоторых дамах и семейных историях, которые есть вокруг Александра Барятинского.
Вообще вокруг него с самого рождения - довольно большое семейство, и это тот случай, когда родственников достаточно много, чтобы посторонние не всегда были нужны. Его крестные - дед и тетушка, вообще тетушек две, обе остались незамужними и, соответственно, никуда из семьи не пропали, и потому, в частности, заботятся о разных образцах младшего поколения, там появляющихся.
Так вот, о младшем поколении и странностях любви.
Помимо двух тетушек там - три дяди, и вот что интересно: живет все семейство вместе, и своей семьей никто, кроме его отца как-то обзаводится не торопится.
(У меня есть ощущение, что в то время есть такие семьи. Большие, дружные, с очень человеческими отношениями и активной перепиской - где в следующем поколении мало кто создает свою семью. И дело, возможно, даже не в финансах, например... Собственно, есть аналогично большие и дружные семьи, где дети в основном семейные. Иногда есть такое ощущение, что людям так нравилось быть вместе, что другие варианты они и не искали, а нужда не подталкивала.)
Двое братьев Петра Николаевича (отца А.П.Б.), Иван и Федор, так и умерли где-то в первом десятилетии века холостыми и далеко не старыми. А еще один брат, Михаил, здравствует еще долго, и пока в семье до зимы 1825-1826 все благополучно, то, если смотреть по официальным документам, там все есть и есть все тот же сам по себе князь Михаил без кого-то еще при нем...
А в ту самую зиму не только попадает под следствие Александр, но и умирает (не успев узнать об этом) его отец. А вскоре после этого, например, по исповедным ведомостям ближайшей к их дому церкви мы отмечаем, что у Михаила Николаевича появляется жена, Екатерина Степановна. И дети. Двое, мальчик и девочка, погодки. Все бы хорошо, но дети появляются сразу вдвоем, им 13 и 14 лет... И со следующего после появления года исповедная переименовывает их в "воспитанников", и так потом и называет.
В довершения удовольствия этих двоих детей, Николая и Анну, Варвара неоднократно потом упоминает брату в письмах в Сибирь, и Екатерину Степановну упоминает - и все как людей явно лично брату знакомых, про которых ясно, о ком идет речь. А потому - увы, никаких комментариев о том, откуда они тут взялись и где были раньше. Мало того, в одном из писем проскальзывает фраза о том, что Анна помнит Александра по своему детству.
Словом, по всем признакам выходило, что хотя это дети этих самых родителей, но что-то мешало родителям вступить в брак чуть не полтора десятка лет. А потом вдруг перестало мешать.

При этом, если относительно в начале XIX века в были немалые шансы, что если супруги сначала завели детей, а потом поженились, то детей вполне получится узаконить - кстати, это случай части детей семейства Бестужевых, как недавно выяснилось, - то в николаевское время такая возможность уже схлопнулась. В итоге Николай Барятинский фамилию носил, а княжеский титул - нет, и дворянство официально получил по военному чину... Как в этом смысле сложилась судьба его сестры, я пока и не знаю.
Но в любом случае, вставал любопытный вопрос: кто вы, Екатерина Степановна, и откуда появились в жизни князя Михаила?
Кстати, судя по датам рождения детей - 1813 и, видимо, годом-двумя позже, - возникало ощущение, что завязаться эти еще-не-семейные отношения могли в районе 1812 года, это наводило меня на мысль о каширском имении как возможном месте действия (ибо в Москве московский пожар - а потом семейство Барятинских проявляется в городе уже только году в 1816)...
Но долгое время больше ничего определенного к этой истории не прибавлялось. Тем более, что если пытаться искать ее следы в каширских краях, то нужно было бы ехать в Тульский архив, а я туда пока не ехала.

И тут в начале прошедшей (только что;-) зимы на меня взнезапно выпала еще одна история о том, что архивное дело бывает связано с самыми неожиданными вещами (например, с психиатрией - тоже бывает, но не о том эта история).
На сей раз архивное дело оказалось связано с мормонами.
Кто давно занимается или архивами или генеалогией, знает об этом давно, а я вот внезапно узнала недавно. Излагаю так, как поняла, а потому возможны неточности.
Учение мормонов, находящееся с христианством в отношениях "что-то нам тут мало, а если мы сюда еще кучу всего добавим?", содержит, как я понимаю, много неожиданных вещей. Из которых нам любопытна одна - их интересует участь усопших, причем, судя по всему, не только просто в формате молитвы за них. Есть идея, что усопших можно посмертно крестить (и какие-то еще обряды провести) - следовательно, сделать мормонами - следовательно, спасти их. Физически добывать умершего из могилы для этого не нужно (а в Древней Руси мыслили в подобном направлении куда конкретнее: есть упоминание в летописи, как кости двух князей выкопали, окрестили и закопали). А вот какие-то данные - как звали, где и когда жил, - по-видимому, нужны.
И вот такое ощущение, что по этому поводу решили мормоны скопировать ВСЕ ВООБЩЕ метрические книги в в мире. И занимаются этим уже давно, так что насобирали много. Причем насобиратым они (за небольшую плату) делятся с желающими в неких Центрах семейной истории, каковых много в Европе и Америке. Не знаю, большая ли от этого польза мормонизму, но вот людям, которых вдруг начинает интересовать генеалогия своих (или не своих!) предков, а предки порой приключались где-то на соседнем континенте - очень, очень помогает, похоже!

И когда случилась перестройка, мормоны с предложением скопировать все вообще (за небесплатно, кстати, - денег у них, судя по всему, хватает) пришли и наши отечественные архивы.
Какие-то архивы соглашались, какие-то нет.
А потом они еще и масштабно не договорились с нашим (и белорусским) архивным делом, а потому в Россию заказать официально плоды мормоньих трудов оказалось невозможно. Но любопытные и неленивые люди их, видимо, как-то иногда добывали...

Словом, все эти предисловие - к тому, что явившись как-то по зиме на большой генеалогический форум vgd.ru и - не первый раз - набрав там в поиске "Борятинских" (именно так, через "о", как они сами себя пишут), я обнаружила новый тред. Под названием "Метрические книги Каширы".
Человек, который его завел, откуда-то, видимо, уже сильно не напрямую, получил увесистую кучку мормоньих сокровищ аккурат по Каширскому уезду. И решил сделать нефигового объема работу: вручную набрать данные собственно по городу Кашире, которые его и интересуют. А остальными - то есть всей наличной кучкой - предлагал делиться с желающими.

До упомянутой кучки тоже в итоге добралась, - но сначала долго ходила и читала прибывающую потихоньку информацию.
Документы там только за первую половину XIX века (остальное - что "сохр." - в двух архивах Москвы, а то и в местных ЗАГСах) и не за все годы подряд, зато время - самое то, интересующее.
Тем более, что именно к городу Кашире, к приходу одной из ее церквей относилось село Зендиково, то самое, где у Барятинских был в нем трехэтажный дом - благо от городе оно не слишком далеко. (Точнее, как оказалось в процессе относиться оно стало с года так 1805-го; видимо в том селе, где раньше был приходской храм, он к тому времени развалился с концами, не оставив никаких более поздних свидетельств.)
И долгое время на меня выпадало некое количество упоминаний, из которых следовало, что Зендиковкие крестьяне и дворовые исправно размножаются, реже - женятся или умирают... Следов присутствия их помещиков (например, в виде чьих-то крестных) практически не просматривалось, только в 1800 году мелькнул Федор Барятинский (один из тех дядей-холостяков) крестным у дочери соседа-помещика.

Записи о рождении каких-нибудь подходящих Николая и Анны тоже не попались, впрочем, там еще и дырки в сохранности были, в том числе аккурат на 1812 годе окрестностях.

И вдруг. 1818 год на дворе. Та же Троицкая церковь, к которой относится Зендиково. Запись:

"25 апреля сельца Зендиково князя Борятинского у воспитанницы его Екатерины Стефановой родилась дочь Феодосия. Крещена 26 дня, восприемники сельца ТАБИАНОВА(?) госпожа Вера Николаева".

Я встала на уши и озадачилась до чрезвычайности. Все (то есть сочетание места и людей) указывало на то, что я, похоже, наблюдаю *ровно ту* Екатерину Стефанову и какого-то неизвестного мне ее ребенка от понятно какого отца (с ребенком-то практически ясно, что, видимо, дочь Феодосия на свете не зажилась - кстати, забегая вперед, скажу, что записи о ее смерти в этой церкви нет).
Вообще-то на тот момент еще обыкновенно в метрических записях ребенок "рождается" у отца, мать не упоминается (к началу 1830-х - уже упоминается)... кроме варианта явно внебрачного рождения, когда отец (по крайней мере официально) не очевиден.
Еще один момент - чудесатый статус "воспитанницы" - особенно вспоминая, что в данном случае потом ее же дети будут числиться "воспитанниками" ровно того же человека!

(Кстати, на всякий случай. Есть такая распространенная мысль, что "воспитанник" обязательно = того же родителя незаконный ребенок. Уточняю: необязательно. Такой вариант возможен и нередок, но вообще "воспитанник" может быть также чужим незаконным ребенком (например, каких-то родственников или знакомых, которым надо его как-то официально записать, а сами на себя они почему-то не могут). (См. поэта Василия Жуковского, например). Или чужим законным ребенком, именно взятым на воспитание, потому что он сирота или из бедной семьи, где всех прокормить не могут, - то есть в чистом виде воспитанник или воспитанница (вспомним Сашеньку Потапову, супругу Василия Давыдова, воспитанницу его матери).
(И поэтому, кстати, те самые двое детей, живущих в Хомутце, про которых Сергей Муравьев-Апостол пишет отцу из крепости, могут по факту быть кем угодно. Его детьми (что мне, например, сомнительно), детьми кого-то из его товарищей - или вот конкретно сиротами, которые как-то попались ему на жизненном пути и были присмотрены.)

И поэтому интересующая нас Екатерина Степановна тоже может быть кем угодно. А запись, похоже, имеет вид "как бы это культурно обозвать". Тут все-таки не какая-нибудь абстрактная крестьянская девка или солдатка родила, тут не станут писать "зазорная дочь такой-то".

Следующий интерес был в крестной. Во-первых, она одна, без крестного - событие не чрезвычайное, но не самое частое. некоторому своеобразию рождения Феодосии (Михайловны) явно в данном случае соответствующее.
Во-вторых, писатель этой метрической забыл написать ее фамилию. Или отчество - подумала я, и даже нашла дворян Николаевых в Каширском уезде. Но нет, как показывает дальнейший просмотр мормоньих сокровищ, в тех краях регулярно забывают дописать в метрических и исповедных фамилию даже дворянам - то есть тем, у кого она точно есть (а зачем, тут все так ходят).
И в третьих, интернет от меня отбивался и сообщал, что в природе нет ни одного села Табианова. Вообще, никакого. И я не могла придумать, на какую букву там могли описаться. (Как показал дальнейший просмотр, на любую. Например, имя "Борис" - не экзотику какую-нибудь - в одной из соседних метрических пишут "Бариз". И так несколько раз. Вопиющая неграмотность и озвончение согласных напомнили мне князь-Шурика с его "завещанием" вместо совещания... и навели на ехидную мысль, не каширский ли дьячок его грамоте учил.) В общем, от общей озадаченности я набралась смелости зарегистрироваться на форуме - и сначала попросить фото той самой странички. Фото выглядело ровно по написанному, и Змея прочитала мне ровно то же.

А между тем записи из метрических появлялись дальше, а с ними появлялись любопытнейшие знакомые лица...

1819 год, та же Троицкая церковь. У соседнего помещика (которому тоже забыли написать фамилию!) крестят сына, крестные - "князь Михайла Николаевич Барятинский и его дочь Анна Михайлова"
А вот и известные дети князь Михаил! Причем дело происходит 30 января, так что они сюда не на лето приехали.
Кстати, если считать по самым ранним прикидкам, родилась Анна Михайлова году в 1814, то есть ей пять лет. Если уже исполнилось.

26 августа того же года. У одного из зендиковских дворовых, Василия Афанасьева (ксати, не последнего человека в хозяйстве - он еще ревизские сказки потом подавать будет - то есть, скорее всего, будет старостой) родилась дочь. Крестные - "Князь Петр Николаевич Борятинский и Екатерина Стефанова".
Получается, к лету доехал и брат князя Михаила, он же отец князь-Шурика (один или с кем-нибудь из семейства прибыл, вот любопытно?). Заметим, в данном случае таинственная Е.С. вообще никак не обозначена, кто она. (Это имеет смысл заметить, сейчас такое, может быть, и нормально, а тогда - нет. Тогда любой человек пишется с сословием да еще иногда с родственным отношением.)
И кто бы она ни была, наличие ее, похоже не сильно смущает брата Михаила Николаевича. Настолько, чтобы вместе быть крестными.

1822 год, февраль. (Опять "не сезон", заметим). Город Кашира, не Троицкая церковь, куда приписаны несколько деревень, включая нужную, а главная в городе Успенская. У местного чиновника, негоего "подкацеляриста Степана Петрова Федорова" родилась опять-таки дочь. Крестные, видимо, товарищ по службе - "коллежский регистратор Илья Космин Абрамов" и... "сельца Зендикова князя Михаила Николаевича Борятинского дочь девица Анна Михайлова". Ну... ей уже лет восемь, похоже. Серьезная крестная. А главное - город, зима, я вообще не знаю, есть ли тут князь Михаил и компания - или она живет (с матерью? нет?) у кого-то на воспитании, например?

И наконец, в завершение удовольствий.
1823 год, ноябрь. (После чего, кстати, нет сохранных записей за пару лет, - а потом уже настает то время, когда Михаил Николаевич женился, - и в записях появляется дворовые княгини Екатерины Стефановны и сама она как крестная, да и дочь ее появляется. Очень приятно, но прежнюю историю не проясняет.).

Снова Троицкая церковь и Зендиково. У дворового человека Козьмы Евтропова (этот как раз подавал ревизские сказки на ближайших переписях) - сын Василий, а в крестных - знакомые лица: "того помещика и сельца дворовые люди Василий Афанасьев [мы его помним по 1819 г. - К.] и Екатерина Стефанова".
Ой. Вот внезапно. Судя по мн.ч., ко множеству "дворовые" относятся оба. Картина начинает любопытно проясняться...
И, кстати, потом я доразобрала еще одну запись за сентябрь 1822 года, у Василия Афанасьева - следующая дочь, крестная одна - "дворовая девка того ж князя Екатерина Стефанова".

...и примерно к моменту добычи всего этого добра я наконец набралась смелости попросить еще и ссылки на все множество мормоньих сокровищ по Каширскому уезду и начала пытаться выуживать из них информацию в нужном направлении.
Вот, кстати, на случай возможных тезок - в исповедных ведомостях (которые перечисляют полный состав прихода той или иной церкви на момент Пасхи) по Зендикову и другим владениям Барятинских годы на 1816-1819 (а дальше - дырка лет на 10;-( никакой вообще Екатерины Стефановой нет.
(Есть Анна Стефанова - интересно, не родня ли?).
Впрочем, дворовые могли быть приписаны не только к усадьбе, но и к московскому дому Барятинских.

Но раз у меня в руках был вообще весь Каширский уезд, я решила заодно все-таки попытаться найти загадочное "Село Табианово" и попытаться выяснить, кто такая "госпожа Вера Николаева", вдруг это чем-то да дополнило бы картину...

В общем, я села прочесывать список приходов Тульской губернии - и преуспела только со второго захода.
В итоге - "Топканово".Неграмотность, озвончение согласных - ну, и одну букву мы-таки прочли неверно - видимо, там оно было "Табканово". Обнаружилось такое сельцо.
(Кстати, по дороге я в итоге расширила свои познания о типах населенных пунктов того времени. Есть деревня (жители есть, церкви нет), есть село (жители есть, церковь есть), по логике не хватает третьего варианта - и точно: погост (церковь есть, жителей нет, они из окрестностей приходят). Гораздо более известное значение "погост=кладбище" - оно от этого производное, потому что кладбище при церкви было примерно всегда. (Ну, по крайней мере, уже несколько столетий как было).
Так вот - четвертый вариант. "Сельцо". Помещичья усадьба есть, остальное опционально, похоже.)

И сначала мне показалось, что ничего интересного мне там не показывают.
В исповедных пишется, кому принадлежит село, но семейство владельца подробно указано только в случае, если оно там и живет.
(Вот семейство Лихаревых так и делает, например - тех самых, один из которых женился на Катиньке Бороздиной и зря. И детей там человек 8, и все они живут в имении под Каширой, с Барятинскими знакомы и дружат.)

А в Топканове владельцем значился какой-то Иван Петрович Аничков, я даже нашла, что в том же 1818 году он скончался в возрасте "под 50" и похоронен в Москве, ни о каких родных не упоминается... И да, в селе сам он, похоже, не жил.
И тут я додумалась глянуть строчкой ниже. А там начинались владеемые. На 1816 год, например:
"Дворовые люди.
Вера Николаева - 43 лет.
Дети ее:
(5 человек возрастом от 16 до 5 лет)..."
И если заглянуть на 10 лет раньше, в 1806 год, то детей все равно пять. К 1816 куда-то деваются старший и младший из них (может, умерли оба, а может, старший уже куда-нибудь в учение пристроен), зато народились двое новых. Это при том, что в списке нет как-то решительно никаких указаний, что она Вера Николаева - чья-то жена или вдова. Зато она и ее дети открывают собой довольно немалый список местных дворовых.
...в общем, жить тут господин Аничков не жил, но наезжал. И не раз.

Ну вот, кажется, вопрос о том, что общего между Екатериной Стефановой и Верой Николаевой, прояснился. Предельно неофициальное и предельно фактическое же положение. Тут даже и не знаешь как точнее сказать - крепостной жены или крепостной любовницы (благо, Михаил Николаевич и Аничков "официальных" жен параллельно не имеют).
Составитель метрической тоже, видимо, не знал, как сказать - вот и написал "госпожа Вера Николаева". Кстати, если Аничков в поместье и правда бывает эпизодически, то фактически, пожалуй, и правда госпожа, управляющая всем этим хозяйством.

Учитывая, что Аничков в том же году скончался, я забеспокоилась о том, как сложилась судьба Веры Николаевой дальше. В 1819 году еще никакие перемены к весне не успели настать... А дальше следовала исповедная аж за 1829 год. У села - новые хозяева, некие Баранчеевы (пока не понимаю, унаследовали или купили), они там и живут...
А еще отдельно, между хозяевами и их дворовыми записаны двое: "купчиха Вера Николаева" и ее старшая дочь. Так что есть подозрение, что по завещанию Аничкова получила она вольную, а может, и какой-то капитал.

Кстати, фамилия Баранчеевых ровно годом позже возникает в письмах Варвары брату: она уехала от холеры из Москвы в имение дяди (Зендиково уже продано, теперь у них осталось только расположенное неподалеку небольшое Чернятино). Мало к кому ездит, но упоминает, что ей некая "мадмуазель Баранчеева" присылает на почитать книги из усадебной библиотеки - причем очень толковые по подбору, не только модные романы:
«Она мне отправляет каждый раз несколько новинок из романов, и она присоединяет туда несколько томов менее фривольного жанра, но не слишком абстрактных, - то хорошо описанное путешествие, то письма знаменитых мужчин или женщин, чтение которых меня привлекает и очень мне нравится. Она должна быть очень добра, эта мадмуазель Баранчеева, чтобы оказывать мне, не зная меня, такую любезность, которую многие знакомые не оказывают по доброй воле.»
При этом из контекста понятно, что дамы между собой не знакомы. И тут я начинаю уже недоказуемо думать - а не "купчиха Вера Николаева" ли могла подсказать девушке из семьи новых хозяев, что некая Варвара Винкевич-Зуб, урожденная княжна Барятинская - дама, с которой стоит поделиться серьезным чтением? У них, кажется, больше шансов быть знакомыми между собой.

Но вернусь все-таки к семье варвариного дяди, Михаила Николаевича. Впрочем, сначала - об общей ситуации. На одной из недавних экскурсий "Неизвестной провинции", когда в истории какой-то усадьбы тоже возник брак с крепостной, экскурсовод наш высказал мысль, что такие браки заключались нередко.

Лично мне при обозрении доступного угла реальности ситуация кажется несколько иной. Довольно часто возникали увлечения помещиков девицами из своих крепостных. Эффект того, что эти люди в твоей власти (или - во власти твоей ближайшей родни, в общем - ты им точно "барин"). Плюс - постоянно на глазах, поэтому речь идет, как я понимаю, чаще о дворовых, которые собственно в усадьбе (или в городском доме), чем о крестьянах из деревни, которые там поле пашут. Часть этих увлечений, более или менее кратковременных, неизбежно приносила плоды, сиречь потомков.
В гораздо меньшем количестве случаев, но тоже не слишком редко, связь помещика и крепостной оказывалась довольно долговременной, фактически - той самой неофициальной семьей, иногда достаточно многодетной. Собственно, таковыми бывали и связи не с крепостными, но и другие "мезальянсные" по положению женщины варианты. Вот, например, на этой неделе мы со Змеей узнали новое для себя: батюшка Василия Васильича Левашова (того самого, из Следственного комитета!) был отцом шести детей, все внебрачные (и Вас.Вас. - тоже), "в основном" от ученицы балетной школы. (По формулировке закрадывается мысль, что кто от кого, он потом сам толком не помнил...) И фамилию Левашевых и дворянство дети получили, когда тот же Василий был уже подростком...

Вот пункт о детях - это, собственно, еще один ответ на вопрос о том, что в таких случаях делали. Правила эти были, понятное дело, никем не писанные. Но судя по количеству случаев, действием порядочного человека в данном случае считалось как-то позаботиться о полученных в итоге детях. Именно детях. Разным образом. Кто-то - особенно, если иных потомков уже точно не случилось - хлопотал о признании их собственными детьми под собственной же фамилией. Кто-то - просто о присвоении некой фамилии (нередко напоминавшей собственную) и вообще дворянстве. (Вспомним про Оржицкого и его родную племянницу - впоследствии жену, оба они потомки Разумовских, а официально - не родственники и даже не однофамильцы). Или просто о вольном состоянии и каком-то подходящем занятии. (Отец Никиты Муравьева еще до брака стал отцом мальчика, который позже за получил вольную и, учитывая способности к рисованию, возможность учиться в Академии художеств. Так появился художник-гравер Уткин. Своего единокровного брата, его друзей и родню по "Муравейнику" он тоже рисовал.) Наконец, ребенок от такой связи мог получить привилегированное место внутри крепостной иерархии. (Вот, тоже из прочитанного на днях. Наталья Фонвизина, дама страстная и эксцентричная, уже по смерти мужа и по возвращении в Россию, разбираясь с делами имений, пережила бурный роман с бурмистром (управляющим) одного из них. Кажется, роман-таки остался платоническим и не перерос поэтому в греческую трагедию... Поскольку выяснилось, что персонаж этот был внебрачным сыном ее же отца.)

Но это я, заметьте, долго рассказываю о *порядочном* варианте обращения с детьми. понятно, что были и персонажи куда менее порядочные, которые могли просто оставить ситуацию на самотек... или несколько разгильдяи. К примеру, солнце нашей русской поэзии в михайловской ссылке влипло все в ту же коллизию. Когда Александр Сергеевич уже осознавал, что скоро станет отцом, все семейство его пассии вызвали в Москву, чтобы переселить в другое имение (по хозяйственной надобности). И написал он письмо Вяземскому - тут, мол, вот, а давай, ты о ребенке позаботишься! Письмо до Вяземского дошло, а дева - нет (и вообще непонятно, что там было с ребенком, родился ли он благополучно), - при этом Вяземский написал несколько недоуменный ответ, что он как-то не особо может распоряжаться чужими крепостными, и точно: ладно бы они еще были лично его адресата, а они принадлежат его родителям, которым вряд ли такой вариант понравился бы...

И нужно добавить еще один момент, уже не зависящий от доброй воли помещиков. Если при Екатерине II и Павле I, а также в начале александровского царствования возможность усыновить внебрачных (или добрачных) детей как полноправно своих - или просто сделать их дворянами с произвольной фамилией вполне существовала, то дальше она, похоже, сходила на нет - и к николаевскому царствованию накрылась совсем.

И вот что мы имеем в семействе Барятинских. Во-первых, Михаил Николаевич делает ту самую нечастую вещь - он женится на Екатерине Степановне, и прежняя "того же князя дворовая девка" благополучно становится "княгиней Барятинской". Это у их детей будут проблемы с дворянством (сын получит его по военной службе), а жена благополучно переходит в тот же статус, которым пользуется муж.
И судя по всему, жили они хорошо и дружно, когда она в 1842 году скончалась, на несколько лет раньше мужа, это было большим горем для всего семейства.
Так что, по-видимому, женится князь Михаил именно по собственному желанию, а не делает этого раньше скорее всего потому, что этому мешают какие-то обстоятельства. Раньше, понятия не имея о том, кто такая Екатерина Степановна (и по умолчанию предполагая примерно равный брак), я гадала, каковы же они могли быть. (Например, речь могла бы идти о замужней женщине в разъезде с мужем, и новый брак будет возможен только по его смерти.)
В декабре 1828 года, в одном из первых писем брату в Сибирь, Варвара пишет, что дядя женат "уже более двух лет". По-видимому, он женился в процессе 1826 года. Время это для Барятинских какое-то мало вдохновляющее: зимой в начале года умирает Петр Николаевич, а его сын попадает под арест и в Петропавловку. Никаких имущественных дел семьи смерть брата князь-Михаила, похоже, не поправила: жил он в основном на жалование. Поэтому возникает вопрос: а не сам ли Петр Николаевич был препятствием для брата? Не был ли он сам против этого брака? Пока что это единственная вероятная причина, которая приходит мне в голову.
Тогда, кстати, получается любопытный нюанс: он, похоже, вовсе не против самого факта существования Екатерины Степановны и ее детей: вспомним, что они вместе выступают чьими-то крестными, это явно не вариант "на одном поле не сяду". То есть, возможно, тот же вариант, как у Аничкова и "госпожи Веры Николаевой" вопросов не вызывал - в отличии от идеи именно брака.
Если так, то не исключено, что взгляды свои Петр Николаевич вполне мог донести до сына. По крайней мере, единственный потомок такового тоже оказывается внебрачным без всяких поползновений к браку и даже неофициальной семье...
Впрочем, такие взгляды, повторюсь, и были скорее типичными для эпохи. Вспомним напоследок тех же (феодалов) декабристов: Иван Пущин, человек очень много сделавший, например, для такой замечательной вещи, как Малая Артель, которая помогала наиболее бедным их товарищам... с самыми разными семейными историями, кстати, - так вот, Пущин был отцом двоих детей от совершенно разных матерей (и одна из них - вдова Кюхельбекера), на которых он не имел никакого намерения жениться. При этом к детям, остававшимся у него, он был искренне привязан, заботился об их воспитании... а вот об усыновлении (такая возможность при Александре II опять прорезалась) - даже не пытался. И когда товарищ его Евгений Оболенский решил, что если он полюбил девушку из вольноотпущенных крестьян (как раз присматривавшую за дочерью Пущина) - то это достаточный повод для женитьбы, у Пущина был нефиговый разрыв шаблона, от которого он приходил в себя (толком не общаясь с товарищем) несколько месяцев. Да и прочая декабристская общественность Ялуторовска некоторое время постояла на ушах от неожиданности.
Но - опять же к чести семейства Барятинских в том числе - добавим, что поступок a la Оболенский был редок, но не единичен, и вот князь Михаил, человек простой и добрый, тоже полагал, что если ты любишь женщину и вас есть дети, то это называется "семья". И не гребет.

Вот такие истории из "мормоньих сокровищ"... Откуда успели к сему моменту выглянуть и другие истории, про семейную и не очень жизнь в окрестностях князь-Шурика. И они, надеюсь, здесь еще воспоследуют.

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
hild_0
Apr. 10th, 2017 12:20 am (UTC)
Какая история...Спасибо вам. Надеюсь, воспоследуют!
er_sammium
Apr. 10th, 2017 03:17 am (UTC)
Ух ты ж!
А Топканово - не то ли самое, которое станция Павелецкой железной дороги?
odna_zmeia
Apr. 10th, 2017 10:13 am (UTC)
Должна быть та самая, это как раз те края.
naiwen
Apr. 10th, 2017 05:56 am (UTC)
Я, когда готовила материалы к "Времени вишен", прочла любопытную вещь, что в Париже того времени около 50% детей (!) рождалось вне зарегистрированного брака (заметим, что там брак светский, не церковный, и разводы разрешены).
Интересно, какой процент внебрачный детей был в Российской империи и как это разнилось по разным регионам и по сословиям?
tal_gilas
Apr. 10th, 2017 06:23 am (UTC)
Боже, какая история!
tindomerele
Apr. 10th, 2017 06:57 am (UTC)
Вот так почитаешь метрические и исповедные и никаких романов не надо!
Прекрасная история!

Ну, и мормоны впечатляют...
lubelia
Apr. 10th, 2017 10:53 am (UTC)
Спасибо!
eamele
Apr. 10th, 2017 10:53 am (UTC)
Как же я люблю читать эти истории...
( 8 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow