October 26th, 2006

kadavrya

О межнациональной гордости Диора

Хьялма подняла интересный вопрос – о переводе одной из фраз «Наброска мифологии» (он же «Самый ранний Сильмариллион» - кажется, 1927 г., действительно, самый ранний предшественник «Сильмариллиона» по прямой); а по сути – о мотивах и сути поведения Диора.
«Набросок», как и слеудет из названия, весьма краток и конспективен, и вот как излагаются в нем события после смерти Тингола, Берена и Лютиен:
(гл. 14)

«Теперь Лютиэн истаивает, как истаяли эльфы поздних дней, когда Люди набирали силу и занимали землю (ибо эльфам был необходим свет Древ). В конце концов она исчезла, и Берен пропал (?умер - was lost), напрасно разыскивая ее, и сын его Диор правил после него. Диор восстановил Дориат, исполнился гордости (grew proud) и носил Науглафринг и молва о Сильмариле распространилась за пределами (Дориата). После безуспешных переговоров сыновья Феанора пошли на него войной (вторая резня среди эльфов), убили его и захватили Науглафринг. Они ссорились над ним, - так совершается проклятие золота, - пока не остался (в живых) один Маглор. Но Эльвинг, дочь Диора, была спасена и достигла устья Сириона».

Не спрашивайте меня, что бы делала там Эльвинг без Сильмарила, Collapse )