August 22nd, 2011

truba

...и кстати, стихи тут еще.

Из жанра "почти непечатное", какие-то растворяющиеся сами в себе, - но с ощущением, что они все-таки должны быть произнесены.

*

- Лаэрт, какие нынче времена?
- Наш мир летит и долетит до дна,
Не разбирая света и дороги...

...Так легкий лист падёт на мрамор строгий,
А мы пройдем, читая имена.
Так путь мощён в тот зал - и те Чертоги...

- Лаэрт, откуда эта седина?

- Иные помнят - золото и медь.
Но ведь важней - дойти, дожить, суметь,
Упасть - потом, но прежде - в камне высечь
Тот контур - сцену, зал (на сколько тысяч,
Ты говоришь?), но главное - посметь.

...Так светит пламя в невозможной выси
И составляет смысл - не только смерть.

*

Дни остались лету - восемь их,
Но - дожди...
Проходи еще по осени,
Проходи.

Скоро - листопад заплатами,
Чем не рай?
Ты играй, ты - стань Пилатом, и -
Доиграй...

После - ночь и тьма кричащая
(Хоть в тиши)...
Стой. Дыши - ровней и чаще. Ты -
Стой, дыши.

Тьма, что год за годом - гуще, но
Смысл - в любви.
Ты - живи, пока отпущено.
Ты - живи...

А когда надоест,
Приноси свой крест
Прямо к залу в три тысячи мест...

21.08.2011, ночь-утро

P.S. "В раю у нас зал на три тысячи мест" - это как-то режиссер сказал. Перед первым "мамонтовым" "Дном", кажется. Или тысяч было все-таки две? Про режиссера я лучше промолчу, а вот про зал почти уверена...