March 31st, 2012

kadavrya

Около-гондолинские мелочи. Туор и Идриль.

1. (Нарыто, как ни смешно, в качестве побочного продукта прочесывания Писем к Круглому столу Вескона).

Оказывается, хотя со связными текстами про окончательную судьбу Туора после "Квенты" 4 тома 1930 года ой как плохо, совсем Профессор про него не забыл. Почему-то я совершенно не помнила, что в Письмах Туор тоже упомянут.

Collapse )

2. Тоже про Гондолин, уже про Идриль (и не только).

...вот и встретились в одном Сильмариллионе два одиночества, из разных... нет, даже не переводов, а версий текста.

Имеем.

1) Глава о Маэглине, основа - оч. поздний текст "Маэглин" (см. 11 том) - и не только (о судьбе Эленве - вставка из Анналов Амана, но это в данном случае побочный вопрос).


"Но говорится, что Маэглин больше любил мать, и когда Эол был в отъезде, он подолгу сидел рядом с ней и слушал все, что она могла рассказать ему о своих родичах и их деяниях в Эльдамаре, и о силе и доблести принцев Дома Финголфина. Все это он сохранял в своем сердце, но более всего - все то, что он услышал о Тургоне, и о том, что у него нет наследника; ибо Эленве, его жена, погибла при переходе Хелкараксе, и дочь Идриль Келебриндал была его единственным ребенком".

2) Глава о Гондолине, источник (все, что попало и редактор сверху) в данном случае - в основном та самая "Квента" 4 тома 1930 года:


"И Туор остался в гондолине, ибо блаженство Гондолина, и красота,и мудрость тамошнего народа околдовали его. И стал он могуч телом и разумом, и глубоко постиг сокровенное знание эльфов-изганников. Тогда сердце Идрили склонилось к нему, а его - к ней. Но тайная ненависть Маэглина к нему становилась все сильнее, потому что Маэглин более всего прочего желал завладеть ею, единственной наследницей короля Гондолина".

(Перевод по мотивам перевода соотв. текста 4 тома, см. о нем ниже).

Так был у короля наследник (ну то есть, наследница - все равно везде heir!), - или не было?!

Кстати, вслед за тем в оной Квенте есть не менее интересное:

("Квента", гл. 16, версия 2)
"Сердце Идрили склонилось к нему, а его - к ней. Меглин же при этом скрежетал зубами, ибо он желал Идриль и, невзирая на близкое родство, намеревался завладеть ею; она же была единственной наследницей короля Гондолина. Воистину он уже помышлял в душе своей, как бы свергнуть Тургона и захватить трон; Тургон же любил племянника и доверял ему".
(по русскому печатному изданию, пер. С. Лихачевой)