August 19th, 2012

veter

Очередное внезапное предрассветное

...странная порой вещь - логика, даже когда она есть. Вот, например, готовишься к игре по Великой Французской Революции (а прекрасная получилась игра, кстати говоря!) - читаешь Геродота и Плутарха для вролинга, и выясняешь для себя, что Перикл - личность сложная и противоречивая, Алкивиад не нравится вообще, а вот зато Фемистокл!...
Или вот, начнешь с бухты-барахты заниматься... гм, общественно-политическими движениями в России первой половины 19 века... И выясняется, что хорошо бы разобраться не только в географии Сибири и особенностях фортификации некоторых мест в европейской части России (что даже логично!)... А например, до кучи почитать Горация и Буколики-тьфу-Вергилия, а также выяснить клинику сифилиса и животрепещущий вопрос, водились ли львы в Луизиане...
(Нет, я подозреваю, что эти львы - друзья тому ядовитому крокодилу из колодца, который у Лермонтова!...)

Словом, пусть будет и тут. Подстрочники у меня случаются не только по Лэйтиан. А и по другим стихам, которые настолько хороши, что хочется не потерять ничего из исходного смысла. Ну, хотя бы попыться...

Словом, подстрочник (с французского) порядочно длинного стиха декабриста А.П. Барятинского. Стихотворение сочинено в Петропавловской крепости и сохранилось только потому, что другой декабрист, Лорер, запомнил его наизусть (как и много других стихов товарищей)...
Да, еще короткое время назад я бы переспросила на такую тираду "ЧО? Хто все эти люди". Но... а вот. Внезапно, как всякая любовь.



Барятинский А.П.

Стансы в каземате

[Прозаический подстрочник французского стихотворения]

Тень растет… Колокол звонит…
Все вернулось к отдыху, -
В ночи, что меня окружает,
Лишив меня еще одного дня!
Время, что в своем проворном полете
Унесло моё счастье,
Кажется, простерло свое неподвижное крыло
Над моим печальным пленом.

Collapse )

И момент еще - там, похоже, ничего не риторика, даже то, что ею может показаться. У этого стиха совершенно непотребная биографическая точность, судя по тому, что все-таки известно.
И да, музыка, подписанная внизу, - это ассоциация такой густоты, что спор, читал ли Шевчук Лорера, так ничем и не разрешился. А еще - "Волна, прозрачная волна..." Элиона и Анариона. И автор всего этого точно не читал и не слушал!