October 14th, 2012

neva

Князь-Шурик, фонтанчик стихов, археология и прочие радости жизни

Говорит дурдом "Полянка"...
Впрочем, собственно про раскоп и его окрестности будет как-нибудь позднее, когда мозги будут в рабочем состоянии. Нынче - кладу кучку стихов, написавшихся в процессе отъезда.

Collapse )

*

А это уже не "от", а "про"... Вторая часть истории-с-крестом (см. здесь.). И другая Варвара - Варвара Петровна Винкевич-Зуб, в девичестве Барятинская. Соответственно, сестра. Стихов, ей посвященных, наверное, в природе еще не было, если, опять же, Александр Петрович не постарался. Ну теперь точно будут, хотя это чистый глюк.

(Soror mea)(*)


«А в рязанской земле есть город – совсем не стар,
Нет ему стольких лет, чтобы помнить своих татар,
Как и тот, он зовется Рязанью,
Но не ими сожжен был и занят.

И сестрица моя там, в Рязанской живет земле,
Мы не виделись – я не припомню уж, сколько лет...»
...Собирался писать – и осталось
На листе «Soror mea» - вот малость!
...Небо, полное звезд, да иные знакомые лица,
И тобольский погост – словно дальше изгнание длится.

...Сколько зим, сколько лет – твердым шагом, своим умом,
Но в Рязанской земле – вдруг оказия, да с письмом:
Из нерадостных мест бесконечных степей и слёз
Брат сестре отдал крест – ну, а свой он уже донёс.
Незнакомой рукой – как строка за строкою стынет! –
Там про «вечный покой», да два слова – его латыни.

И за мутным стеклом там лампада всю ночь горит.
...Над крестом, над письмом тихо мужу проговорит:
«А когда я умру –
Положи мне на грудь.
Так закончится
Наш
Путь».

(11.10.12, в дороге)

Collapse )

***

...и совершенно не в тему, зато по текущей действительности: а чем пансионат отличается от дома отдыха? Официально, я имею в виду.
(Да, место временного гнездования Мышей называется "пансионат "Поляны". Для тех, кто понятния не имеет, что это, но случайно значет, что такое "Лесные дали" лесные и взяли, поясняю: Дали - направо, Поляны - там же, но налево!
И да, мы там копаем. Не внутри, а прямо в лесочке перед воротами).