June 25th, 2014

gertrude

К поэтическому флэшмобу. Незаданное-ассоциативное.

(По поводу Державина)

1) Самое смешное, что не могу сказать, что у меня просто более ранние, чем 19 век, поэты не идут. Это когда как. Феофан Прокопович - точно герой не моего романа;-) А вот античка (и даже Шумер - Египет) были вполне в количестве, например, читаны...
И даже про российский 18 век. Меня еще в школьные годы выносило на Ломоносова, и было интересно. Я тут пограбила ту же люберецкую библиотеку, дополнила Ленинкой - и выяснила, что впечатления не поменялись!

Collapse )

Ну и наконец, не могу пройти мимо никак:


* * *

Мышь некогда, любя святыню,
Оставила прелестной мир,
Ушла в глубокую пустыню,
Засевшись вся в галланской сыр.

1761 — 1762



2) ...и к вопросу о "Реке времен". Тоже восьмистишие, но другого поэта, и куда более близкое мне.

Владимир Шилейко - специалист по Древнему Востоку, в том числе переводчик всякой тамошней поэзии ("Семеро их" - это от него!). И, соответственно, историк по мироощущению. И у него своё - почти всегда восьмистишия, я как бы и не от него подхватила в свое время их как жанр... Кстати, сейчас напоролась на публикацию, где несколько восмистиший идут как одно стиховорение. Не знаю. Я привыкла воспринимать их как отдельные, они в самом деле кажутся мне завершенными - может быть, это серия стихов, но каждое само по себе.

Так вот,

Владимир Шилейко

***

Над мраком смерти обоюдной
Есть говор памяти времен,
Есть рокот славы правосудный -
Могучий гул; но дремлет он
Не в ослепленьи броней медных,
А в синем сумраке гробниц,
Не в клекоте знамен победных,
А в тихом шелесте страниц.

(1917)

(А интересный год написания... не знала, кстати). В общем, это тоже из серии жизненных девизов.
kadavrya

Архивная текучка - князь-Шурик и не только

Очередное подтверждение тезиса, что если страстно хочется посмотреть какие-нибудь архивные дела, то и посмотри, за просмотр денег не берут только за ксерокс. Закинула наудачу невод;-), - а мне и вынулось. Если письма соответствующего круга 1844 года - значит, непременно будут упоминания о смерти, "круги по воде"... 2 письма совсем разных лиц. Впрочем, еще будут упоминания "нескольких собак, вывезенных им из Петровского завода"... И ребенка, которому честно по слухам перепутают пол, и вместо незаконного сына почему-то получится приемная дочь. Учитывая, что пишут об этом Свистунову, который сына этого и воспитал, наверное, он очень удивился!

А еще я все хотела выяснить, когда же скончалась матушка Камиллы Ле Дантю (Ивашевой). Потому что дочь она пережила, мало того, в рассказе о дальнейшем детстве внучек она тоже всплывает вроде...
Ну так вот. Эти француженки, пережившие не революцию, так наполеоновские времена - они убиваются только прямым попаданием. (Полина Гебль из той же породы).
Так вот, Мария-Луиза-Сесиль-Элизабет-Флоранс, урожденная Вабль, она же Сесилия Ле Дантю (по второму мужу), она же в России - Мария Петровна... Родилась в 1773 году где-то в Пикардии. Умерла, как я нынче выяснила, в 1865 году. Живя на тот момент в семействе своей дочери от 1 брака (Камилла и все остальные - от второго), Сидонии, по мужу (давно покойному) - Григорович, матери писателя Григоровича... Дочь ее пережила лишь на 4 года.

Да, кстати, чтоб вы окончательно запутались. Батюшка писателя Григоровича, отставной гусар, в своей время управлял имением матери писателя Соллогуба (который "Тарантас"...) Если в голове у вас все переплелось, вы адекватно представили себе степень густоты внутренних связей российского дворянства;-) Поэтому мы умолчим, о Катилина, о других веселых родственных связях семейства Ивашевых...