February 18th, 2015

fire

Про ИНИОН, новенькое

Сегодня пообщалась с коллегой - их отдел запустили в здание на полчаса, забрать личные вещи. Они - третий этаж, но та часть, которая непосредственно не горела. Но - все в копоти, книги горелые по корешкам "как будто были не в костре, а около костра" (так и есть, видимо, это привет от горевшей части этажа - не огонь, а именно жар). Даже по сохранной части этажа местами нет крыши и пола, следовательно - имеются сугробы. Например, в том же каталоге. Сам каталог пока сухой, потому что в металлических ящиках (которые цвет поменяли от температуры). Но крыши нет, а буквально на днях, как подсказывает прогноз, будет плюс и осадки...
И да, книги в хранилище до сих пор. Никто их никуда не перевозит. При этом в хранилище открыты какие-то технические люки наверх, - см. опять же про плюс и осадки... Да и в целом - отопления нет, влажность есть. Т.е., если что, и без плюса с осадками книги в таких условиях хранить нельзя вообще.
Да, институтских туда вообще-то не пускают до сих пор. Что при этом делают со зданием? Да ничего. Оцепили. Видимо, путем оцепления из него пропадают компьютеры, еда-выпивка, деньги из сейфа (сейф закрыт, денег нет). У коллеги вообще анекдотично - в тумбочке была бутылка настойки. Ее не унесли - открыли, попробовали и оставили. Видимо, сочли несъедобной. Радуется, что воровать книги этому контингенту в голову пока не пришло.
Цитата из инженера института, про возможные причины такого возгорания: "у меня только одно объяснение - взлет летающей тарелки с нашего здания". Далее народ породил следующий образ - теперь, похоже, ждут, что тарелка прилетит обратно и все исправит.

В общем, честно говоря, ситуация дикая. Да, случилось дикое же ЧП. Но почему теперь уже - 2? 3? недели никто ничего не делает??
И после этого особенно по-дурацки выглядят долетающие новости, что руководство института проверят на то, хорошо ли они использовали средства на оцифровку книг... Хорошо ли, не очень ли - они явно не предполагали, что график надо строить, исходя из "завтра все сгорит" - что логично. (И кстати, что, если бы все оцифровали - гори оно синим пламенем, пофиг?). Но вот теперь-то понятно, что стряслось и надо что-то делать. И?..

Опять же, как я понимаю, среди сотрудников появляется идея, что надо писать коллективную петицию, тогда все сдвинется. Идея хороша, но мне не понять, почему без нее непонятно, что и правда НАДО.
vesna!

Еще ИНИОН. Про цветочки.

У меня сегодня день ИНИОНских встреч вышел ненамеренно, и вот вам история в противовес предыдущей в чем-то.
Собственно, узнав все то, что я рассказывала в предыдущей записи, я - вот только сейчас, внезапно и вдруг! - подумала: "А ведь цветочки-то тоже наверняка загнулись..." Небольшое пояснение. Поскольку высота потолков третьего этажа - ого-го, то там стояли такие... кадки. Размером - не знаю, сдвинет ли один человек (если он не чемпион по штанге), два - ну, наверное... И росло в них соответственное добро, ростом не менее полутора метров. Разное. Монстера тоже, мне кажется, была. Не то чтобы их было дико много, где-то в пределах десятка, мне кажется. Ну и по отделам, натурально, сидело дикое количество зелени обычного горшечного размера. Благо - стекла много, света много...
И да, подумала я, странный повод для печали, если неясна судьба книг прямо сейчас, а в перспективе - сотрудников и института.

И вот оказалось, что в какой-то момент этих прошедших недель два человека из нашего отдела озаботились судьбой "цветочков". И выяснили, что существует передержка не только для животных, но и для растений. Если я правильно поняла, непосредственно в одной из оранжерей Ботанического сада.
И вот - не знаю, как именно, учитывая, что сотрудников туда по сю пору, как я и писала, не пускают, они пришли в ИНИОН с дамой-специалистом из оранжереи. Обнаруженная зелень выглядела понуро, но дама сказала, что если мелкое горшечное померзло почти все, то из крупных наоборот, все обнаруженное, кроме двух гибискусов, имеет шансы выжить. И добровольцы вытащили эти горшки наружу. Не спрашивайте, как - про размер я уже писала, коридоры узкие, света нет и лифт не работает...
И шесть больших горшков и какие-то три внезапно перспективных мелких уехали в оранжерею, где в самом деле, по словам очевидцев, воспряли и чувствуют себя замечательно. И, видимо, будут там жить по крайней мере до тепла, то есть этот месяц и еще три точно, зная наш климат...

В дальнюю перспективу никто пока не заглядывает, пока задумчиво собирают денежку на прожитье добра в оранжерее (20 тыс. в месяц за всё). Мне обещали перекинуть запись из Фэйсбука (т.к. у меня его нет), где указан профсоюзный счет института, туда и собирают. Перекинут - вывешу, а у кого есть Фейсбук, можно найти группу про ИНИОН. А вообще-то, поскольку платить в оранжерею все равно ходит один конкретный человек из двух, которые все это организовали, а я довольно регулярно вижусь со вторым, то если вдруг у кого возникнет желание профинансировать незамерзшие цветочки, можно просто передать деньгу мне, я отдам.

"Где-то как-то так"(с)