October 21st, 2015

kandaly

Вид сквозь забор - или Об интерпретациях

...Это, в общем-то фрагмент подготовки к "Петровскому заводу", но заодно - такая вот сама по себе история...

....сейчас разбираюсь с небольшой, но специфической кучкой источников - воспоминания "со стороны" времен Читы и Петровского завода. Их - в отличие от воспоминаний о временах, когда декабристы живут на поселении - немного (про Читу - одни и очень краткие, про Петровский - три экз., не считая такого специфического зверя как Медокс, а также официальные донесения). И они очень своеобразны - хорошо видно, что, гм, - что сквозь забор ничего не видно.
Collapse )

Что же до интерпретаций в целом... то у меня в какой-то момент сложилось в голове две цитаты, одна из которых - сама по себе яркий пример, но в сочетании со второй это уже готовая история с названием -
Collapse )

При этом если тот же Штукенберг, по крайней мере, четко осознает, что о политике с ним не говорят, и осознает, почему... (Но при этом забывает стряхнуть лапшу с ушей после того, как ему Николай Бестужев и Якубович порассказали случаев из жизни в жанре устной художественной литературы - Якубович, например, пересказал близко к тексту пушкинский "Выстрел" с собой в качестве героя!)
....то остальные, в частности, все попытки не говорить о политике принимают за чистую монету. В качестве примера пара цитат все из того же "сибирского казака" С. Черепанова - уже тех времен, когда он натыкается на разных лиц на поселении.

Collapse )

...а в общем, вся эта история, в числе прочего - о том, что всякие "воспоминания о" (чем угодно) ценны не всегда именно как источник "как было", но иногда не меньше, а то и больше - в качестве источника на тему "как это выглядело со стороны".
В случае с декабристами на каторге есть немало воспоминаний "изнутри", а еще писем и официальных документов, есть с чем сравнить. Но так не всегда везет, и потому - важно помнить про то, что сквозь забор обыкновенно плохо видно.

По идее, такие вещи рассказывают в курсе источниковедения, но поскольку у меня его не случилось (хотя было 2 предмета с таким названием), вот, дохожу до него сама и на ваших глазах;-)
angara

Особенности сибирской жизни: балы, беглые каторжники и т.д.

В рамках вчерашнего сидела сегодня в двух библиотеках, выписывала хвосты, не поместившиеся в сборник "В потомках ваше племя оживет..."
По результатам хочу еще больше ругаться на его составителя, чем раньше. (Это Коваль.)
Но речь, пожалуй, не о том.

Все тот же "сибирский казак" С.И. Черепанов.
За компанию я выписала из него кое-что не относящееся строго к теме, но попавшееся на глаза.
(все по изданию: Черепанов С.И. Отрывки из воспоминаний сибирского казака. Казань, 1879.)

С. 35-36
«В Забайкалье, на пути в Петровский завод, ехал я с одним ямщиком-мальчиком и догнал пятерых беглых-каторжников. Я, тоже мальчик лет 19-ти, пришел в такой воинственный азарт, что выскочил из экипажа с бывшим при мне кинжалом и приказал оторопевшим беглым вязать друг друга; они повиновались, но вяло; я в экстазе бросил кинжал на землю и начал вязать сам. Как не пришло им, еще не перевязанным, схватить кинжал и заколоть меня – одному Богу известно! Когда перевязал и повел пленных к экипажу, ямщик мой уже убежал, и я, посадив связанных в повозку, сел на козлы и приехал на станцию».

С. 45
(1835-36 гг.)
«...в Кяхте на танцовальных вечерах был я, по крайней мере, львенком. Дом наш от Кяхты в 45 верстах. Не лишены сибирского удальства поездки мои туда. Отец мой, после моего служебного афронта, взял меня немного в ежовые рукавицы и не позволял бездельные отлучки из дому. Получив уведомление о предстоящем в Кяхте бале, я тихонько приготовлял лихую лошадь, и когда старик часу в девятом вечера, иногда и раньше, ложился спать, я «ногу в стремя» и скакал «в хвост и в голову»; часов в 11 я уже танцевал, а в 7 утра был уже дома и приготовлял отцу чай, после которого, взял ружье, отправлялся в лес, где, разумеется, ложился спать».

И немного о том, Collapse )