October 28th, 2016

kadavrya

Коротко о биографии: лечился

(Всё, завожу тэг "как мы их ищем"!)
Итак, переписка семейства Пестелей, лето 1812 года, глубокий июль, Иван Борисович пишет сыну - мол, наши войска побеждают всюду, где сражаются (что думает сын по получении сего в этих самых войсках, которые... гм... ну, в общем, как-то примерно наоборот - это отдельный вопрос), а в Пажеском корпусе между тем доучивается очередной выпуск. Кое-кто из которого явно местный второгодник. Вот, например, некто Тулубьев, который еще в предыдущий раз был не в восторге, что Павел его обошел, а теперь его пытается обойти какой-то Татищев, и говорит этот Тулубьев человеческим голосом (да еще и по-русски), а Иван Борисович цитирует: «он [= Пестель], по крайней мере, умен и знает более меня, а этот дурак, и когда ему дадут более баллов, нежели мне, так я ему лоб раскрою!»

..ну, понеслись. Тулубьевых в этот год учится два. Татищевых тоже (Вообще такое впечатление, что в Пажеском корпусе объявлена акция "два пажа по цене одного" и люди этим пользуются!).
И если про вторых двух просто мало что известно, то Тулубьевы оказались интересны и разнообразны, стоило только копнуть чуть дальше "Пажей за 185 лет", где даны довольно безликие данные о службе.
Даже не знаю, который из них - автор столь решительного высказывания.
Вот один, Тулубьев Александр Дмитриевич, про его биографию внезапно вышли на меня небольшие воспоминания его дочери, и история настолько выразительна, что я ее просто процитирую.

(Отсюда:
https://memoirs.ru/texts/Druz_RS97t90n4.htm
Дружинина М. А. Из семейных воспоминаний об императоре Александре I // Русская старина, 1897. – Т. 90. - № 4. – С. 124-126.)

"Воспоминания о моем отце тоже связаны с именем императора Александра I, к которому он обращался с просьбою и был им обласкан.
Окончив образование в Пажеском Его Величества корпусе, в котором, будучи камер-пажем, состоял при дворе великой княгини Екатерины Павловны, отец выпущен был, в 1812 году, прапорщиком в любимый Александром I лейб-гвардии Семеновский полк.
(...)
Раненый девятнадцати лет, в сражении под Кульмом, в ногу, с раздроблением кости, А. Д. Тулубьев, в числе других таких-же офицеров, был помещен в одном из замков, близ места сражения. Collapse )

...тут любопытно всё. И то, что в отставку как-то фиг подашь, будь ты на хорошем счету или нет, больной или здоровый... И то, что товарищ ухитрился пролечиться мимо всего - и 1820, и 1825 года... И умер-то от того, что лечился. Но уже от другого.


А второй Тулубьев и вовсе оказался батальонным командиром Андрея Розена. Каковой следствию сообщил, что он Тулубьеву про планы на 14 декабря вполне рассказывал, и тот даже согласился поучаствовать (Трубецкой его вообще членом общества называет). Тулубьев все отрицает, да, говорит, строил полк, но затем, чтобы полк стоял на виду и никуда не пошел! Ему сделали вид что поверили - и отпустили, но в отставку он вышел мгновенно. И жил еще долго. И не лечился.

Вот даже и не знаю, кому из них больше подходит процитированная фраза...