December 28th, 2016

polden

Сумерки лучезарного полдня. Декабрьское.

Я поняла, что хочу рассказать эту историю в дополнение к "списку Басаргина", потому что они связаны - почти все люди из этой истории упомянуты в списке, и потому, что здесь тоже есть то, что трогает меня так же сильно.

"Это дело не мальчишек..."


Это часть тульчинского (и окрестного) общества, и в то же время - сама по себе группа: квартирмейстерская молодежь. Квартирмейстерская часть - это прежде всего, говоря современным языком, - военные топографы. Случись военное время - и выпала бы им своя доля опасностей, но этим молодым людям - в среднем лет по 25, они ровесники века и "не успели" к наполеоновским войнам. Поэтому у них "в анамнезе" - Школа колонновожатых, которую основал один Муравьев, преподавали еще один (или не один??)... в общем, да, еще одно, специфическое ответвление "муравейника". И нет, никакому специальному вольнодумству и политическим наукам там не учили, а учили - математике, тому, как проводить съемку местности... Но по количеству тех, кто там учился - а потом оказался в тайных обществах, кажется, аналогов у Школы нет. Я думаю, им просто никогда не запрещали думать - и даже побуждали к этому.
Collapse )

Collapse )


..."Русскую правду" потом будут искать и найдут. В итоге - с помощью того самого Федора Заикина 17 лет. И когда его будут допрашивать (после - отпустят под надзор), он и расскажет, в частности:

"Прошлого 1825-го года декабря 24-го дня по утру порутчик Заикин и порутчик Пушкин 1-й ушли в школу, дабы екзаменовать Юнкеров, а я остался по причине болезни дома, Пушкин же 2-й - не имея нужды быть там, остался равномерно дома. Часов в 10-ть утром или около того времени он предложил мне с ним прогуляться, обещав показать место, где зарыты были бумаги, и выйдя за село к стороне леса, дошли до креста, стоящего на дороге, оттуда меня повел на место, где были зарыты сии бумаги, и указав оное сказал: "Здесь зарыты те бумаги. (...)"
"Порутчик же Пушкин, показав мне оные, сказал: "Может быть, мы погибнем, то что бы вы знали, где оные лежат". - Подтверждал мне за оными смотреть и никому о том не объявлять, что я и обещал ему исполнить и для того два раза туда ходил".

"В последних числах декабря, приехавши из Тульчина, Порутчик Пушкин 1-й говорил мне: "Когда все это успокоится, то вы отдайте их хоть Лачинову, или кому другому, на которого бы можно было положиться, что он не объявит, и с тем, дабы они отдавали их по рукам для чтения, что бы показать, что это дела не мальчишек".

(ВД, IV, 130-131)

"Последние числа декабря," вот эти дни, темно и подозреваю, промозгло, уже идут аресты, и как-то понятно, что их очередь приближается.
И они мне как-то очень ясно видны, эти две фигуры посреди поля.
Collapse )