March 13th, 2020

dekabrist

"Донкихот самодержавия": так плохо, что даже хорошо?

Явилась новая книжка про интересующую эпоху: С.В. Кисин. Император Николай Первый и его эпоха. Донкихот самодержавия. 1825-1855 гг. М., 2020 - в научно-популярной серии от Центрполиграфа "Новейшие исследования по истории России".
Я в ней уже читала именно что разное, плюс любопытство, плюс дошел слух про то, что что-то странное там нашлось... В общем, пошла в книжный, залезла в любимом углу на стремянку и стала смотреть. Начало XIX века уже некое время как кукует у "Библиоглобуса" на верхней полке.
Общий вид - ссылок нет, есть в конце полторы страницы списка литературы, между главками - отрывки из документов, в самом тексте тоже много цитат. Главки - с бодрыми названиями вроде "Холера ясна", "Деньги на бочку", "Раб на галерах" и т.д. Язык в целом тоже бойкий: "августейшей мордой об стену, как распоследнего варнака" (это о воспитании), "Николай понял, что его гениальный камер-юнкер опять заканючил", "Николай коброй накинулся на него, целя монаршим пальцем в лоб Рюриковича" (сиречь Трубецкого... кстати, он Гедиминович... а у кобры пальцев, по идее, не бывает но лично эта, видимо, с 13-ю...) Отношение автора к герою - трудно внятно выразиться, пока целиком не прочитав, понятно, что в целом благожелательное, нюансы еще не выявлены, вместо выводов - опять же цитаты из современников...

Но я начала со стремянки;-) Так вот, стоя на ней, я решила сразу полезть в тематический раздел, под названием "Начинаются царства с виселиц".
И практически сразу открыла его не совсем вначале, а на развороте, где слева была кобра с пальцами, а справа - вот:

"Никита Муравьев ("образец закоснелого злодея") был совершенно подавлен. Настолько подавлен, что не в состоянии был даже оправдываться (впрочем, подавленность легко объяснялась ранением в голову, полученным на Сенатской площади). (...) По окончании допроса автор Конституции вообще лишился чувств, и император ЛИЧНО вместе с генерал-адъютантом Василием Левашевым (член Следственного комитета по делу декабристов) под белы рученьки несли из кабинета на кушетку человека, который готовился лишить Николая трона". (с. 101)

Collapse )

P.S. Возвращаясь к Никите, раненому на Сенатской: а какая альтернативка пропадает!
...хотя кому бы я ее не посоветовала, это Николаю Павловичу. Потому что есть еще Катерина Федоровна Муравьева, и я не знаю, что она в таком случае сделает...