June 13th, 2020

kandaly

Капитан Фурман. Не только пьянство.

(Я бы могла сказать, что это в определенном смысле к прошедшему празднику, но ассоциация несколько длинная и непрямая... А на самом деле просто короткая история, которую уже некоторое время хотела рассказать.)

Что-то вроде комментария в сторону: Интересно, после стадии "мне на голову упал Муравейник" стадия "мне на голову упала 1 Армия" сильно неизбежна или нет? А, да есть промежуточные стадии: "упал Черниговский полк" и "упал 3-й пехотный корпус". (Кажется, я нахожусь именно в ней. По крайней мере, я сижу над его дислокационной картой, и подписываю ее для понятности. В процессе родилась поговорка "Тамбовский полк тебе товарищ".)

Так вот, остановимся на стадии "Черниговский полк".
Есть там такой человек - капитан Фурман. Личность в чем-то замечательная. Если бы существовала медаль "Ювелирно проклевал Черниговское восстание", он бы ее заслужил. И не потому, что был верен правительству, боялся или тупил.
А потому что пил.
Причем пить он начал, скажем так, сильно заранее. По крайней мере, это он - тот единственный человек, которого выгнали из общества Соединенных Славян за пьянство. Выгнали, кстати, не сами славяне, а Мишель Бестужев-Рюмин. При этом приняли Фурмана, как и прочих офицеров Черниговского полка, в Лещинском лагере в начале осени 1825 года, так что карьера в тайном обществе у него вышла ультракороткая.

(Вообще есть такое подозрение, что и правда есть... может быть, не такой отчаянный антагонизм, о котором пишет много позже Горбачевский, но некоторое несовпадение по фазе - между Васильковской управой Южного общества - и офицерами-черниговцами из Славян. Я прямо воображаю себе Мишеля, который может очень остро отреагировать на ситуацию "Фурман пьет" - и какого-нибудь Соловьева, относящегося к этому философски (Соловьев, кстати, его и принял. И вообще у меня растет подозрение, что в Черниговский полк эту заразу
притащил как бы не он... ))

Ну так вот, в одном Мишель был совершенно прав - пил Фурман, правда пил. А еще - сдал буквально за несколько дней, до того, как все понеслось, командование ротой и... да, именно поехал пить по окрестностям! Благо, Рождество приближалось... а потом Новый год... а потом приезжаешь на ротный двор, а тебе говорят, что полк ушел неведомо куда, а ты встречаешь Башмакова и продолжаешь...
Если эпический человек Башмаков (о котором я, помнится, запевала отдельную песню) на той же траектории успел сделать несколько осмысленных вещей, а потом, видимо, даже пообещал, как это официально говорится, "при начале возмущения" до кого-то доехать и предупредить... но тут знакомый шляхтич попался по дороге... а потом новый год... а потом капитан Фурман... (И тут два одиночества встретились 1 января и не расставались до 5 или 6, да и то потому, что их наконец нашли и арестовали)... словом, если Башмаков начал отмечать 29 декабря, то Фурман - 24-го и так и продолжал до 5 января...

...неудивительно, что через некоторое время по приезде его в Петербург он угодил из крепости в госпиталь, поскольку был "в помешательстве ума". Судя по всему, к нему зашла белочка и поинтересовалась, почему больше не наливают?
И дальше это почтенное заведение он посещал еще несколько раз, благо, следствие про него вспоминало нечасто... (И вообще дело Фурмана - это такое интересное чтение про Черниговский полк и следствие в 1 армии... и иногда - про капитана Фурмана.)

И вот тут наша история меняет модальность с несколько стебной на... странную по меньшей мере.

Середину июня наш герой встречал уже в хорошо ему знакомом месте - на госпитальной койке. Причем было ему вроде бы полегче, но в последние дни за ним стали замечать "задумчивость и беспокойство" - и беспокоились, как бы оно опять не.
Приступ задумчивости совпал с желанием, объявленным им вслух, написать что-то важное по делу тайного общества. Ему это позволили - после некоторой служебной переписки, 21 июня, в то время, когда следствие уже завершилось и если с чем ходило, так это с какими-то дополнительными вопросами, приходившими к нему от других следствий (по 1 и 2 армии, по Литовскому пионерному батальону...) или еще откуда-то извне.

Это небольшой документ, в один абзац размером. Поэтому я приведу его целиком, но сначала выражу одно удивление. Вот что об этом послании написано в издательском комментарии к 13 тому ВД:
"Последнее письмо Фурмана Николаю I от 21 июня, бессмысленное по содержанию, подтверждало, что декабрист серьезно болен".

Вот что можно ожидать после такой преамбулы? Скажу сразу, даже если ты не психиатр, - но если крыша решила покинуть Петропавловскую крепость раньше ее носителя, это в общем-то неплохо видно. И это... тяжело и странно, не всегда связно etc. etc. Добро пожаловать в дела Николая Бобрищева-Пушкина, Булатова, Батенькова, например. Это не считая менее ярких и в том числе обратимых случаев, гм, цыганочки с выходом из ума.
Ну так вот, а читаем мы ровно следующее:

Collapse )

И я прекрасно понимаю именно после этого текста, что Фурман совершенно логичен в тайном обществе. Ну, пьет. Зато головой пользуется. (Мог бы сказать тот же условный Соловьев возмущенному Мишелю).

Collapse )
dekabrist

И правда, зачем они?!

Ииии, не могу, в продолжение славянизмов. Вот есть такой Полтавского полка поручик Усовский. (Да, редкий случай - тайное общество в Полтавском полку, благо основной представитель т.о.из этого полка в него очень редко забегает...
(Еще это человек, про которого решительно неизвестно ничего, после того, как его отправили на каторгу, и прямо хочется понять, где бы поискать хвосты... Но речь не об этом.)
Как и многих людей в тех краях, в начале осени 1825 года поручика Усовского настигло тайное общество Соединенных славян. Было это, по его словам, так:

"Поручик Кузьмин сообщил мне некоторые пункты Конституции, приготовленной обществом для России. Вот известные мне: предполагаемо было уничтожить крестьян. Сознаюсь, что сие предположение было главнейшее средство, превозмогшее мою нерешимость вступить в общество сие, в котором я не мог уже предполагать вредного и опасного для государства, видя столь благие его намерения".

ВД. Т. 19. С. 291.

Выделено мною.
...Ну. в общем, из дальнейшего страстного и совершенно внятного монолога понятно, что уничтожить хотели все-таки крепостное право, но уж больно хорошо сформулировалось!..

Collapse )