Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Библиотека того самого короля.

Опасное, товарищи, дело ходить в библиотеку... Запишешься почитать, а тебе скажут - пиши!
Словом, так я у Ингвалла влетела в тот самый флэшмоб с ненаписанными книгами. Очень боялась, что фантазии у меня нетути, но что-то тут вышло.

1. Меч, вонзённый в курган

Первая линия - современность: археолог средних лет неожиданно для себя становится директором археологического же заповедника (место действия: что-то вроде Южного Урала или степей поблизости). Там - курганы, менгиры, энергуи, патриоты всех соседних народностей, ищущих свою прародину, две конкурирующих экспедиции, - и местные власти, которые думают, не прикрыть ли теперь, после смерти директора предыдущего (корифея с харизмой) заповедник вообще... Пучок местных легенд разной степени научности, включая то, что именно ЗДЕСЬ, в каком-то кургане, лежит (а раньше стоял на нем) Меч Ареса, в котором была заключена вся судьба местных кочевников, - а может быть, и всего мира, - у всех на устах.

Линия вторая - историко-фантастическая: что-то об этих местах во времена тех самых древних кочевников, миру как раз угрожает гибель по мифологическим причинам, и главный герой постепенно доходит до идеи, что надо что-то спасать... Впрочем, он не очень знает, что и как, его мудрые советчики - тоже, и движется он изрядно наугад.

После первой же порции линии второй мы узнаем, что это - роман, написанный героем "нашего времени" в студенческие годы, в экспедиции и после, - идеи подавала группа товарищей, а он записывал. Теперь тетрадь выпала из кучи вещей, когда он перебирался в заповедник, - и он читает её по главе, чтобы отдохнуть от сложностей и маразма вокруг. У тамошних героев, вестимо, бывали прототипы - и теперь он узнет в них, описанных, черты *нынешних*, с которыми ему приходится столкнуться в жизни заповедника и вокруг. Упорно не угадывается главный герой истории - понятно, что автор когда-то писал его во многом "с себя", но теперь он четко опознает себя в одном из второстепенных и неоднозначных персонажей...
В жизни заповедника завязываются в узел несколько историй, а в тетрадь заканчивается - но последних глав в ней нет, они были в другой. Герой смутно помнит, что роман они дописали, но конец был какой-то невпечатляющий (герой вроде бы не погиб и не совершил ничего ЗЕЛО героического).
Кульминационная сцена нескольких линий - прямо на кургане (некоторые полагают - ТОМ САМОМ) - с участием местных властей, "астралопитеков", обитателей экспедиций, этнографов с идеей и др. и пр. - включая какого-то реставратора по дереву, который приехал совершенно не вовремя и всем докучает вопросами про всё - а в другое время был бы полезен. В разговор он тоже лезет - но тут все, как ни странно, приводит к благополучному разрешению. В жизни заповедника закончилась первая порция маразма, его не закроют, но впереди явно МНОГО интересного. А за реставратором приезжают друзья на газике и он убывает, так и не пригодившись.

Домой герой возвращается утром, после пьянки по поводу. На столе - вторая тетрадь, её нашла и привезла (прочитав, конечно) дочь. Он листает заключительные главы: глав. герой приходит на совет богов, те обсуждают судьбы мира, гораздо более сложные, чем представлялось ему (и мудрым советчикам) - но несколько его слов перевешивают чашу весов в сторону "мира, но не меча". По сказанным словам археолог опознает в главном персонаже реставратора - и счастливо засыпает лицом в стол...


2. Лучше никогда, чем поздно.

Истории, рассказанные одной бесконечной ночью. Сумрачное подземелье, похожее на любой "тот свет" в равной мере. К призрачному костру собираются герои разных сказаний - и даже "один герой в разных версиях" (например, Зигфрид и Сигурд, а также Куллерво и Турин - и должны быть еще несколько героев такого же плана,но "из других мест"). Они рассказывают друг другу истории - о том, что могло бы быть, если бы они все же НЕ следали что-то, ставшее в их жизни роковым. Концы историй разные - хорошие, дурные, непонятные, сами герои пытаются понять, стОила бы такая перемена участи того, чтобы за нее браться - или нет?
...Но даже бесконечная ночь может закончится. Чуть светлеет, из сумрака выходит Хозяин этого чертога (равно похожий на все возможные версии таких персонажей), - и последний рассказчик задает ему вопрос: "Так скажи нам, не лучше ли было никогда не делать то, что сделал я слишком поздно?" Но ответ больше похож на это: "Поздно... поздно... поздно..." - Хозяин проходит мимо каждой тени, и под взмахом его руки на месте каждого остается только горсть пепла...

3. Серебрянцы

Что-то вроде попытки написать "как у Бажова, только по-другому". Рудники, вестимо, серебряные, а "серебрянцы" - это такой народ, медкий и жилистый, по виду похожий скорее на "классических" фэйри, а по характеру - на гномов разной степени вредности. И это именно народ - с семействами, соперничеством, разными интересами;скорее всего, в окрестностях у них есть еще и народ вечных конкурентов, а то и два... Идея об их тайных ходах в ближайшую реку, где они могут плавать, превращаясь в рыб с серебристой чешуей.
Соответственно, построение книги тоже должно быть "бажовское" - несколько рассказов из разных времен, где разные обитатели рудника и окрестностей, зачастую связанные родством и не только, сталкиваются с разными же представвителями нескольких семей серебрянцев, - и что из этого выходит...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments