Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Categories:
  • Mood:

Землю - крестьянам, грибы - Бобрам!

...нужели, неужели Мыши успеют перыми??...

Поздравляю замечательного Бобра с днем рождения (и, по-моему, даже довольно круглым)!
Желаю ему всего возможного и невозможного - то есть новых горизонтов в науке и во всяких диких местах, понятливых тамплиеров, интересных ролей, и чтобы при необходимости всегда было с кем от души побиться!

А теперь, значится, подарочек....
Я надеюсь, мне удалась попытка не разминуться с интерсами Бобра, ибо тема, надеюсь, вечная. *Они* есть, их весьма приятно есть, а некоторые с ними даже дружат. В общем, я о ГРИБАХ.

Поскольку положить корзинку ИХ в начале декабря да еще в ЖЖ довольно затруднительно, дальше сидит мыше-перевод. Да не собьет никого с толку задумчиво рассуждательное начало рассказа о бытии отряда Хранителей в землях былого Эрегиона: на самом деле основная тема довольно быстро всплывет, и персонажи наперебой заговорят об ИХ роли в жизни и кухне Средиземья...
Свои мыше-грибо-соображения я поместила в конце. Все желающие поговорить о НИХ, думаю, также приветствуются, а Бобру - в особенности приятного аппетита, - ну то есть, чтения!


Werecat
Грибная наука (Mushroom Lore)



«У хоббитов настоящая страсть к грибам, далеко превосходящая самые ярые пристрастия Большого Народа».
«Братство Кольца»,книга 1, гл. 5 «Раскрытый заговор»


Где-то в землях Эрегиона, начало января 3019 года Третьей Эпохи

Гендальф сел, подобрал с земли сухую ветку и подвинулся ближе к огню. Он зажег трубку, затянулся раза два, и его лицо стало чуть менее усталым и напряженным. Но, прислонившись спиной к стволу падуба, Серый Странник снова поднял сосредоточенный взгляд на тень, закрывавшую небо на востоке: Карадрас.
Брови на морщинистом – и все же не имеющем возраста – лице снова нахмурились. Скоро они достигнут Черноречья (Dimrill Dale), но в его душе продолжал звучать шепот предупреждения: Ты действительно ожидаешь, что за перевалом Красного Рога никто не наблюдает? Гендальф надеялся, что им удастся избежать перехода по горам – их заснеженные тропы и резкий ветер будут тяжелы для хоббитов, непривычных к такому климату. Что же до Мории… Гендальф прикрыл глаза, стараясь отогнать образы тени и смерти, что заполнили его разум. Мрачные видения посещали его каждый раз, когда он думал об этом месте. Он прежде всего избегал бы зла, затаившегося там, если бы прочие пути не были закрыты для Братства.
Уханье совы в ветвях над ним оторвало Гендальфа от мрачных мыслей. Его взгляд обратился к костру, к сидевшим около него спутникам. Эльф сидел на земле, его длинные пальцы касались травинок рядом с ним, он слушал землю и голоса деревьев. Тихим, но выразительным голосом Леголас напевал эльфийскую мелодию, незнакомую Гендальфу. Но каким-то образом она замечательно подходила к этой земле и этому времени, смешиваясь с дальними звуками ночных животных и шорохом ветра в листьях.
Неподалеку от эльфа сидел на камне гном, занятый заточкой своего топора. Точильный камень плясал на лезвии, а пальцы Гимли двигались с неожиданной ловкостью. Медленно, сосредоточенно, гном напевал свою песню – иную, песню скалы и металла, камня и огня, более древнюю, чем все воспоминания смертных.
Двоих Людей у костра не было – они ушли некоторое время назад, чтобы проверить, безопасно ли вокруг лагеря, - и в поисках дичи. Мерри и Пиппин тоже отсутствовали, - заметил Гендальф и нахмурился. Один Эру знает, какая шалость на уме у этих двоих хоббитов теперь! Фродо был здесь, он лежал на земле, перебирая пальцами травинки и подняв лицо к темному небу над ним. Сейчас Гендальф не видел на его лице тени – только не исчезнувший пока свет Ривенделла. Знать бы, о чем он думает? О тьме, что впереди, - или о долгих ленивых вечерах в Бег Энде, в теплых комнатах, полных запаха молока и корицы? В душе Серый Странник надеялся на второе.
Неподалеку от Фродо Сэм стоял рядом с пони Биллом и ласково гладил его по спине. Медленными, нежными движениями Сэм чистил коня, осторожно вычесывая репьи, траву и грязь из его шкуры. Гендальф не смог удержаться от улыбки, когда Сэм оглянулся по сторонам, прежде чем достать их кармана пару диких яблок. Плоды были еще зелеными и наверняка кислыми на вкус, но для Билла они были замечательным лакомством – и, судя по взглядам Сэма, Мерри и Пиппин, возможно, думали так же.
Вскоре Люди вернулись. Арагорн принес двух убитых перепелов и начал ощипывать их, как только сел у огня. Совсем скоро обе птицы жарились на огне, наполняя воздух аппетитным запахом.
Гендальф резко повернул голову на звук чьего-то приближения, охваченный тревогой. Мгновением позже он вздохнул с облегчением – никакой враг не будет приближаться к лагерю с таким шумом, как это сделали два хоббита, вступившие на опушку, громко болтая.
«Успешно!» - объявил Мерри, что-то крепко прижимая к груди.
«Удача!» - добавил Пиппин, и совершенно детский восторг слышался в его голосе.
Гэндальф поднял брови. Что они сделали на этот раз?
«Мы нашли грибы», - объяснил Мерри, и поднял свой скомканный жилет, наполненный теперь грибами, словно импровизированный мешок, такой же, как тот, что прижимал к груди Пиппин. Два крупных гриба выпали с боков и покатились к огню, но их путешествие прервал башмак Боромира.
Сын Наместника поднял их, понюхал и вытер об рубаху. «Хороши», - пробормотал он. – «Наконец-то что-то, кроме птицы, на ужин». Не обращая внимания на хмурый взгляд Следопыта, Боромир потянулся к ближайшему кусту, словно выискивая что-то. «Печеные грибы! Давненько я такого не пробовал». Он отломил от куста ветку, очистил ее от листьев и обернулся. Только тогда Боромир заметил обескураженные взгляды на лицах четырех хоббитов. Он посмотрел на Арагорна, который, казалось был занят тем, что поворачивал перепела над огнем. Гимли просто пожал плечами, а Гендальф посмотрел прямо на него. «Что?»
Ответ пришел от Сэма. «Грибы не просто «пекут», мастер Боромир, - сказал он. - Вы посыпаете их солью и чесноком и жарите - с нарезанным луком, в свежем масле, на малом огне». Мерри и Пиппин кивнули одновременно, а Сэм облизнулся, как будто уже попробовал только что описанное блюдо. Затем он рванулся к своему мешку, приговаривая: «Куда я, бишь, положил сковородку?»
«Жарят?» - Боромир наклонился и бросил грибы Мерри, тот поймал их на половине полета. «Я никогда не пробовал жарить грибы, - сказал он. – Но их определенно можно попробовать испечь». Его взгляд обратился к пламени костра. «Когда мы были моложе, мы с братом таскали грибы из огорода Палат Исцеления», - произнес Боромир, голос его был спокойным и далеким. – «Травник держал там небольшой садик для медицинских целей. Он всегда приходил в ярость, когда обнаруживал наше воровство. Теперь я думаю, что его гнев происходил более от заботы о нашем здоровье, потому что помимо съедобных грибов он выращивал и ядовитые». Печальная улыбка изогнула углы его рта «Никто из нас не пострадал от их поедания, - Фарамир, всегда более ученый из нас двоих, мог их различать. Мы пекли их в очаге поздно ночью, тайком, прячась от слуг. Я до сих пор помню этот восхитительный вкус – возможно, наши проказы добавляли что-то к нему?»
Боромир поднял взгляд от огня на своих спутников. Хоббиты теперь смотрели на него иначе, - как заметил Гендальф, доброжелательно. У походного костра, рядом с горой грибов, готовых к помещению на сковородку, Человек и Хоббиты пришли к взаимопониманию. Серый Странник молча курил трубку, ожидая, какие еще чудеса приготовил им этот вечер.
Мерри посмотрел на свою руку и два гриба в ней, которые ему кинул Боромир. «Что же… я думаю, мы могли бы запечь некоторые из них». Он повернулся к Пиппину. «Как ты думаешь?»
Пиппин сел между Мерри и Гимли, положил свою долю грибов на землю перед собой и потянулся к мешку за трубкой. «Почему нет? Я не против попробовать рецепты из других земель», - ответил он. – «В конце концов, мы говорим о грибах, а они в любом случае будут восхитительны». Он проткнул пару грибов из своей добычи веткой и поместил их над огнем.
«Почему нет, и правда?» - ответил Сэм, который забрал грибы Мерри, достал нож и начал их нарезать. – «У меня нет сливочного масла, но они неплохо пожарятся и на растительном».
«Дома», - произнес Гимли в перерыве между двумя кольцами дыма, «мы всегда готовили их на растительном масле».
Хоббиты посмотрели на него с интересом. Даже Сэм, занятый приготовлением грибов для жарки, взглянул на гнома с любопытством, явно написанным на лице.
«Я вспоминаю блюдо, которая моя мать готовила к нескольким случаям», - продолжил Гимли. – «Когда отец приносил с охоты дикого кабана или двух, она пекла мясо на кедровых и сосновых углях, вместе с лесными грибами, диким луком и крепким красным вином. Грибы пропитывались вином, а оно, смешиваясь с мясным соком, делало их такими нежными, что они просто таяли во рту!» Гимли вздохнул. «Это был пир, достойный королей, скажу я вам…» - Он потянулся и поднял один из грибов, лежащих перед Пиппином. – «Наши были не такими большими, как этот. Они были поменьше, а их шляпки - темнее, но, клянусь хребтом Смауга, вкус у них был отличный!»
Пиппин некоторое время смотрел на гнома. Затем он повернулся к Арагорну с голодным взглядом на лице. «У нас нет шанса заполучить на обед кабана в ближайшее время, Бродяжник?»
Арагорн только улыбнулся и пошевелил дрова в костре.
«Бильбо любил готовить грибы с яйцами и твердым сыром, жаря их вместе с беконом», - сказал Фродо. – «Бродяжник, а в Ривенделле едят грибы? Я что-то не помню, чтобы я ел их за все время жизни там».
«Но ты их все-таки ел», - отозвался Гендальф, наконец прервав молчание. – «Ты помнишь тот суп, который тебе приносили в первые дни выздоровления?»
Фродо, казалось, попался врасплох. «Так это был грибной суп?»
Гендальф кивнул, улыбаясь.
Фродо прикрыл глаза, словно стараясь припомнить вкус. «Как ты думаешь, Бродяжник, лорд Элронд мог бы поделиться рецептом?»
Арагорн усмехнулся. «На самом деле не знаю, Фродо», - ответил он. – «Но я сомневаюсь, что, даже если он так и сделает, вкус будет одинаков в Хоббитоне и Ривенделле». Его голос стал каким-то далеким, и тень какого-то воспоминания отразилась на лице. «В Имладрисе все имеет свой особенный вкус – вкус сладкий и горький одновременно, как все то, о чем мы мечтаем, и что все же остается вне нашей досягаемости».
За словами Арагорна последовала тишина, только масло шипело на Сэмовой сковородке да трещали поленья в костре, и звук их эхом отдавался по поляне. Затем запах жарящихся грибов заполнил воздух, и все оживились.
На этот раз молчание нарушил эльф. «В лесах моей родины нет грибов», - сказал он тихо. – «По крайней мере, съедобных. Те, что растут в сумраке Мирквуда, среди гниения и ядовитых испарений, - у тех искривленные шляпки странных цветов. Мой народ называет их Gür-carab, «смертоносные шапки», ибо они – смерть для того глупца, что попробует их, они более ядовиты, чем укус паука, и те страдания, что вызывают они, достойны той Тени, под которой они растут». И тень омрачила его прекрасное лицо, но затем оно тут же посветлело. «Ваша стряпня пахнет просто замечательно, мастер Сэмуайз!»
Лицо Сэма, казалось, стало темно-красным – но точно нельзя было сказать: он наклонился к огню, помешивая на скороде грибы.
Арагорн снял поджаренных перепелов с огня и положил их перед собой. «Народы Харада и Умбара тоже любят грибы», - сказал он, и начал нарезать птицу на куски. – «Я кажется, припоминаю несколько блюд с ними. Но те грибы, что растут вдоль реки Харнен, мельче этих, и светлее – они почти желтые. Они оставляют острое послевкусие, которое держится часами. Племена южных пустынь проходят многие лиги, чтобы собрать или купить эти грибы – по крайней мере, так я слышал». Арагорн разложил куски перепелов по мискам и передал первую Боромиру, сидевшему рядом с ним.
«Ты был на юге»?
Арагорн не ответил на вопрос Боромира, он только передал еще две миски Леголасу и Гимли. Сэм в это время снял сковороду с огня и начал накладывать каждому и спутников по порции.
«Элладан однажды рассказал мне», - произнес Леголас, отклоняя разговор в другую сторону, - «что даже орки ценят грибы».
Хоббиты выглядели потрясенными.
«Наверняка он ошибся», - сказал Боромир, откусывая от мяса.
Леголас покачал головой. «Я так не думаю. Он как-то сказал мне, что много раз, после того как он с Элрохиром разбивали орочьи патрули, на их стоянках находилась оставшаяся еда: что-то вроде похлебки, состоящей из неопределенного мяса, корней, клубней – и грибов».
«Интересно, откуда там появлялось мясо», - произнес Боромир тихо, легкомысленным тоном, хотя хитринка плясла в его глазах.
Не во время еды! – Гендальф не озвучил свою мысль, но Боромир увидел предупреждение в суровом взгляде Мага – и не продолжал эту тему.
Напряжение исчезло, когда Пиппин достал печеные грибы, подул на них, чтобы охладить, и осторожно откусил кусочек. Его лицо просияло. «Мастер Боромир, это действительно хорошо!»
«Я же говорил», - пробормотал Боромир.
Фродо подошел к Гендальфу с полной миской в руках. «Гендальф, сказал он, - как ты думаешь, в Валиноре тоже растут грибы?»
«Думаю, да, мой мальчик», - ответил Маг и взял миску из рук Хоббита. Если бы их не было, - подумал он, приступая к грибам, пожаренным Сэмом, - вечность была бы безвкусной и очень, очень скучной.
*******

Примечания автора:

Вдохновение для этой истории пришло оттого, что я на диете. Я надеюсь, добрый Профессор не будет оскорблен.
Идея термина Gür-carab, «смертоносные шапки», относящегося к ядовитым мирквудским грибам, исходит от Марты (Marta).



Примечания от Мыши.

1. Честно говоря, я бы поменяла местами в этой истории Боромира и Арагорна. Вот кто-кто, а следопыт, бродящий в глуши и питающийся (всякой дрянью) тем, что найдет, просто обязан, на мой взгляд, разбираться в местных грибах! Широты те же самые, что в Шире, то есть съедобных грибов там должно быть весьма немало!
Разве что нам следует предположить, что он по какой-то причине «знает, но молчит»…
С другой стороны, сыновья гондорского наместника, таскающие что-то с чужих грядок… Ээээ? Не очень уверена, словом.
Ну и наконец. Если уж при палатах исцеления выращиваются грибы, то это, честное слово, не сыроежки и не подосиновики! Не знаю, как там со вкусом… А вот глюков, на мой взгляд, наловишь с каждого первого!

2. Гэндальф – и ничего не знает о грибах? Это майа Ирмо-то?! не верю!;-) А если серьезно – уж он должен в принципе знать, что растет в Валиноре, а что нет…

3. Два хоббита-грибодобывателя кажутся мне в этом рассказе несколько эээ… легкомысленными. Впрочем, и Фродо тоже – местами. Боюсь, это наследие фильма.

4. И вообще, кажется, автора успешно миновала пресловутая цитата об эльфах и грибах, иначе бы она где-нибудь да всплыла!!!
Tags: переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →