Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Праздничный фанф со странным заглавием;-)

Дорогие читатели сего! Хочу - как обычно опаздывая - поздравить вас с прошедшими праздниками: прежде всего с Рождеством, а тако же - с днем рождения Профессора Толкиена (каковой ДР я нагло прогуляла среди владимирского белокаменного зодчества, и даже вижу в этом какую-то логику;-)

И вывесить по такому случаю... ну что Мышь обычно вывешивает!
Перевод. Хорошего, на мой взгляд, текста. О качестве перевода умолчим. Там два особо узких места - заглавие (может быть, кто-то предложит еще вариант?) - и стихи. Почему-то я сначала их перевела, а потом выяснила, что как раз стихи - авторства Эмили Бронте. Если бы знала заранее, наверное, точно бы испугалась переводить;-)
А вообще это такая очень любопытная штука на весьма нетривиальный сюжет... И очень подходящая к упомянутому дню рождения, по-моему.


Sigil

Братопевец (Kinsinger)


Взято: http://www.fanfiction.net/s/1299909/1/Kinsinger

Краткое содержание: Столетия спустя после Войны Кольца двое детей встречают менестреля, который вовсе не тот, кем кажется.

Дисклеймер: Мне не принадлежит «Властелин Колец». Но мне в самом деле принадлежат Терил, Тай и Гвен. Все стихотворения, кроме первого, принадлежат Эмили Бронте, а первое – пародия на начальную песню мюзикла о Робин Гуде.

Если вам интересно, то этот сюжет нашел меня в самом неожиданном месте. Название, идея и имена были принесены с кладбища. Удивительно, как фамилия Kinsinger может заставить мысль работать!

*

Собирайтесь у огня
И послушайте меня,
Я спою вам сказание древних времен.
О зловещем кольце и о братстве его,
Про Элессара и древний трон…

Менестрель умолк и оглядел слушателей, собравшихся в большом зале. Всего несколько детей сидели перед ним полукругом, поскольку взрослые сочли себя слишком старыми, чтобы слушать менестрельские выдумки. Он ненадолго нахмурился, увидев немалую толпу отказавшихся слушать, но затем повернулся к детям, и улыбка озарила его лицо.
«Кто-нибудь из вас слышал Песнь об Элессаре?» - его голос был тихим, мелодичным и звучал как раз так, чтобы увлечь слушателей, не привлекая внимания остальных.
Весь полукруг покачал головами. Никто не слышал.
Менестрель, казалось, удивился. «Никто из вас не слышал о величайшем короле Средиземья?» - спросил он.
Заговорила самая смелая девочка: «А где это – Средиземье? Там, где живут фэйри?»
Менестрель грустно улыбнулся. «Ты живешь в Средиземье, дитя». Он вздохнул - и вдруг показался гораздо старше. «Вы хотите услышать об этом короле?» - тихо спросил он.
Дети радостно закивали.
И голос менестреля зазвучал вновь, и глаза детей затуманивались по мере того, как он переносил их в эту не столь уж далекую землю.

*

Несколькими часами позже дети с недоумением выслушали окончание истории. Оно было грустным – эта история не останавливалась там, где прочие, когда принц женится на принцессе и уезжает прочь, чтобы жить долго и счастливо. Нет, эта история продолжалась, рассказав о смерти короля и отплытии его бессмертных друзей из Средиземья. У многих на глаза навернулись слезы, когда они услышали, как его невеста отказалась от бессмертия ради любви.
История закончилась, но менестрель все сидел там же, глядя в пространство, словно он видел перед собой те картины, что описал им. Боль затуманивала его глаза, и он склонил голову под ее грузом.
Когда стало ясно, что больше историй не будет, дети начали расходиться, пока не осталось наконец только двое. Тай и Гвен, сестра и брат, близнецы, - их удерживало нечто большее, чем простое любопытство. Многие менестрели углублялись в свои истории, но ни один еще не был столь взволнован собственным рассказом, как этот.
Близнецы терпеливо ждали, когда он поднимет голову. Когда он просидел так еще некоторое время, Тай наконец заговорила.
«Простите меня, господин, а вы знаете еще какие-нибудь истории об Элессаре и Арвен?» - тихо спросила она. Менестрель поднял голову.
«Это и есть их история. Я мог бы рассказать, как они встретились, но это вовсе не то приключение, какого вы ожидаете», - он посмотрел в сторону. – «И ваши родители не похвалят меня за рассказывание запрещенных историй. Из-за этого меня изгнали уже из многих мест».
Гвен возмутился: «Запрещенных? Но зачем запрещать такую историю? Это же просто сказка, ведь так?»
«Нет, дитя, это нечто большее. Это случилось на самом деле, как бы люди ни хотели забыть об этом. В здешних землях слишком долго не было короля, чтобы народ желал слушать о золотом веке королевства». Его взгляд стал мечтательным, и он заговорил нараспев:

Из сумрака душа моя
Похищена в любой из дней;
Мне снова снится: я стоял
В гробнице древних королей.

Тай вздохнула. «Как мрачно!» - она задумалась. – «То есть все наследники Исилдура умерли? Вы это хотели сказать?»
«Нет, не все. Один еще жив. Хотя он и не помышляет о королевском титуле, - он вздохнул. – Народ не желает себе короля. По-видимому, народу и не нужен король. А он уважает желания народа».
«То есть вы его знаете?» - с нетерпением спросила Тай.
«Да, я знаю его. Хорошо знаю. Его зовут Терил», - он неожиданно улыбнулся. – «Это, конечно, не настоящее имя. Он никогда не называет настоящее имя, - чтобы в нем не узнали того, кто из запретных историй».
«А какое у него настоящее имя?» - разом выдохнули дети.
«Арагорн. Его назвали в честь первого короля, что правил после Войны Кольца», - сказал менестрель. – Не лучшее имя в такие времена. Слишком узнаваемое».
Тай нахмурилась. «Но как его узнают, если истории никому не известны?»
«Некоторые все же знают их. Чаще всего – те, кто хотел бы, чтобы их больше не рассказывали. Их ему приходится избегать прежде всего».
«А что они сделают, если поймают его?» - тихо спросил Гвен, наполовину боясь узнать ответ.
«Заставят его больше не рассказывать эти истории – любым возможным способом. Скорее всего, отрежут ему язык. А если он будет сопротивляться…» - он помедлил. – «Есть другие пути, чтобы добиться молчания».
Тай сидела тихо, задумавшись. «Где вы встретили его?» - спросила она наконец.
«Я знал его с детства. Мы были добрыми друзьями», - на его губах появилась чуть заметная улыбка, указывавшая, что он говорит далеко не все.
Тай, широко раскрыв глаза, плюхнулась на пол рядом с ним.
«Почему вы не говорите нам правду? Вы и есть Терил Это очевидно».
Менестрель улыбнулся – в первый раз радостно, хотя и немного сдержанно. «Правда? Как ты узнала?»
«Это очевидно. Вы знаете его с детства, знаете, что он чувствует по разным поводам, и вы знаете его настоящее имя. Вы сами сказали, что он никогда не пользуется им».
«Ты смышленая девочка», - улыбка исчезла с лица менестреля. «Но вы ведь не скажете никому?» - попросил он.
«Конечно, нет», - Тай ободряюще улыбнулась, а затем сникла. – «Вы говорили о том, что случится, если вас поймают. Я не пожелала бы такого никому».
«Если вы король», - вмешался Гвен, - «почему же вам не взойти на трон?»
Взгляд менестреля уперся в него. «Даже если бы у меня было войско, достаточное для притязаний на несуществующий трон, я не сделал бы этого. Разве ты не понимаешь, что за этим последует междоусобица? Я не хочу, чтобы на моих руках была кровь моего народа».
«Но если людям хуже без вас, чем будет с вами?» - спросил Гвен.
Менестрель указал взглядом на веселую толпу и произнес:

Казалось им, что на века
Река их слёз стремится вдаль, -
Но где теперь вся их тоска
И где вся их печаль?

Гвен всплеснул руками от огорчения. «Вы всегда говорите стихами, когда вам неловко?»
Улыбка менестреля не изменилась. «Только тогда, когда они соответствуют моим намерениям», - Он вновь посмотрел на толпу. - «Почему ты думаешь, что им нужна моя помощь? Они вполне довольны без нее. И я не слышал ничего о каком-либо зле, чтобы требовался король для победы над ним».
«Разве вы думаете только о себе? Арагорн из вашей истории не был таким самолюбивым!» - бросил ему Гвен.
Менестрель только тихо пропел:

С благоухающим играй
Цветком средь молодых ветвей, -
Но только чувствам моим дай
Идти дорогою своей.

Тай положила руку на плечо брата, стараясь успокоить его гнев. «Гвен, он в чем-то прав. Что доброго может сделать король, если люди довольны всем и так? Пусть у мелких владетелей будет свой мир и своя власть. Это лучше, чем всеобщая война за трон, что случилась столетия назад».
Гвен неуверенно посмотрел на нее. «Ты тоже так думаешь?» - Он колебался, потому что не любил быть в разногласии с сестрой по какому бы то ни было поводу. Затем он вздохнул. – «Я понимаю вас. Наверно, я просто слишком люблю старые истории. Я хотел бы жить в то время». Он покраснел. «Наверное, это звучит очень глупо».
«Нет, не глупо. Я чувствую то же самое», - тихо сказал менестрель. – «То было опасное время, но хорошее. Эльфы еще сохраняли часть Срединных земель неомраченными, и мир был как раз настолько непредсказуем, чтобы быть интересным». Улыбка осветила его лицо. «Если говорить об интересном, - то не хотели бы вы услышать историю одного выдающегося маленького хоббита?»
Гвен и Тай посмотрели друг на друга. «А в ней будет Арагорн?» - спросила Тай.
«Только в качестве рассказчика», - рассмеялся менестрель. – «Это история о том, как кольцо попало к Бильбо, - и именно поэтому он смог отдать его Фродо».
Гвен устроился на полу рядом с сестрой и поднял на менестреля ожидающий взгляд. «Мы будем слушать», - сказал он, а сестра кивнула.
И переливающийся голос менестреля зазвучал вновь: «В земле была дыра, а в той дыре жил хоббит…»

*

P.S. От Мышь. Нет, нет, я все-таки скажу, чем мне ОСОБЕННО нравится этот текст! Ну какой чудесный сюжет: бродит таинственный странник и поёт песни о древнем... И не простой странник, с историей... Но это НЕ Маглор! И даже НЕ Даэрон!...
Tags: переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments