Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Перечитывая "Лэйтиан". Худ. результат.

Рискованный номер - Мышь приземляется на чужой территории! (*) И пишет о том, в чем мало разбирается.
В общем, о нарготрондских феанорингах. Правда, сам Нарготронд не виден, и вообще главный герой сего безобразия - почти-именной-конь...
Названием не очень довольна тоже, но как-то ничего лучше не подобралось.


Об уходящих и о путях

Земли Нарготронда, зима 465/466 года


Эта башня Хранимой равнины была выстроена хитро: не построена на холме, а пристроена к холму. Для лошадей и вовсе служил навес рядом вроде грота – природный, но доработанный мастерами. Так что нижняя, она же наиболее «жилая» часть была по идее чем-то вроде погреба или землянки – не будь эта «землянка» все теми же минимальными, но не обходимыми усилиями превращена в весьма удобное для жизни помещение.
Еще несколько мгновений назад здесь был только один эльда – старший этого дозора, а теперь – почти все, кто мог оказаться здесь прямо сейчас (дальние разведчики потому и не в счет, что дальние).
Разведчик же ближний влетел с таким «неуставным» топотом и грохотом двери, что по одним этим звукам – да еще по вопросу старшего «Так, что видел?» дозорный счел наиболее разумным – соскользнуть вниз. Тем более что он до сего момента как раз ничего нового не увидел, даже возвращения товарища – благо озирал несколько другое направление…
- Коня… лорда, - воин (в общем-то – юноша еще) не то ухитрился запыхаться, не то никак не мог собрать мысли. Он помедлил еще несколько мгновений и сказал иначе и тверже. – Коня Куруфина. Одного.
Остальным мыслей пока тоже не хватало, зато старший давно привык разбираться с информацией, - и потому прозвучали следующие вопросы:
- Где видел? Когда?
- На той стороне Сириона, чуть выше переправы – когда углядел еще… Только сейчас.
Впрочем, ушел он довольно недавно, именно в сторону реки, по одежде судя – переправлялся…
- А сейчас-то он где? – не удержался дозорный.
Разведчик ответил немного растерянно:
- Там, у Сириона, немного ниже… - И его снова прорвало – тем, что и было-то по его мнению важно, - Совсем одного, и вокруг, и рядом – он точно был один. Без всадника, без… никого!
Слова «Куруфин», «Келегорм», «конь Келегорма» и «Хуан» каждый мог достроить в этой истории сам, даже не задумываясь. Это просчитывалось на подкорке и уходило дальше. В наступившей тишине в воздухе висела иная мысль, похоже, в том или ином виде пришедшая всем троим: Так вот оно КАК. Или иначе: Догнало? Уже?
Что есть «оно», все трое тоже понимали куда как ясно, - именно благодаря ЕМУ они во-первых, были сейчас именно в нарготрондских землях, во-вторых – не в городе, а здесь. Здесь легче. Здесь есть задача, работа… В городе тоже можно найти себе работу, все они знают такого кузнеца, но здесь меньше напомнит. Природа, как ни странно, всё та же. Южная недо-зима. Пасмурно, ветрено, да не особо холодно, снега не допросишься, да и зелень там-сям лезет – нет, конечно прошлые зимы бывали и холоднее…
Висевшее в воздухе было слишком очевидным, куда очевиднее того, что они (с дозорным хотя бы) пока знали – и это-то и не устраивало старшего.
- Садимся и разбираемся, - выдохнул он и с размаху опустился на лавку. Рядом сел дозорный, а разведчик примостился у двери на полу. Как обычно. Говорить о том, что теперь никому не помешает подробный рассказ, тоже было незачем. Впрочем, еще один вопрос…
- Видел, говоришь? А Завеса уже рядом, кстати…
- Видел. Как тебя. Это точно он, Ветер. И за гриву держал. Ну и… покормил немного.
(Вопрос «Чем?» дозорный все же удержал. Пока. Зато беззвучно попробовал на язык прежнее, квенийское имя коня – было оно длиннее и позаковыристее).
Юноша посмотрел немного на утоптанный пол и продолжил:
- Он шел вдоль Сириона, по течению… Именно шел, не бежал, не убегал – вообще не торопился, пожалуй. Как будто пасся… Он, кстати, и пасся – на дориатском берегу с травой получше! Так что сначала -конь и конь, а потом, когда углядел… Тогда уж подозвал – и сомнений не было. Он сам подошел - и узнал.
Старший кивал. И наверняка расставлял мысли по порядку. Дозорный слушал – как смотрел, и он-то и углядел брешь в дурной очевидности:
- Почему один? Подожди, почему… если мы думаем, что.. Келегорм тоже… расстался с конем, где – Отблеск? И Хуан?
- Следы борьбы, боя? – вроде бы невпопад спросил старший.
Разведчик покачал головой.
- Кажется, нет. Седло при нем было, сидит нормально, там… один ремень зашитый, но я ж не помню! Мог и раньше… Следов крови, ударов – нет. И… седельных сумок нет, кстати.
Странно, но, кажется, в «погребе» стало чуть светлее. Или чуть больше воздуха. Настолько, что старший начал вполголоса рассуждать вслух:
- Значит, коня скорее оставили, чем бросили… Если бы Старший был жив, но похоронил брата, коня бы он не оставил… Если бы погиб он, то – зачем менять коня? Если пали все, то – почему именно он здесь, жив и спокоен? Да еще – Хуан…
- Хуан мог отправиться прямо на Химринг. С вестями… - предположил разведчик. Старший кивнул. Это вероятнее, чем появление из ниоткуда «самого великого волка», про которого никто больше ничего не знает…
- …А если все остальные живы, то…
- …не на Хуане же он вдруг поехал! – сообщил из угла дозорный. Шутка, строго говоря, относилась к категории не очень-то и смешно, но обсудить следовало всё. И дозорному было что сказать и посерьезнее. – А еще, оторно, есть Нан Дунгортеб…
- Спасибо, друг. Меня тогда у Сириона палицей-то били, но память про те края не вышибли… Или ты хочешь сказать, что все-таки подсчитал, сколько было глаз у той твари, что к тебе почти дотянулась…
- Сколько бы ни было, все плохи! А от тварей, кстати, малым отрядом все же лучше бежать, чем биться…
- А Хуан? – снова спросил разведчик.
- Кто знает, сколько их там?
- Если бежать… на одном коне, ты думаешь? – недоверчиво поинтересовался старший. – Но Ветер быстрее.
- А Отблеск – вы-но-сли-вее…
Когда известно мало, порой легко разрешить себе понадеяться на лучшее. Особенно, когда худшего вокруг и так достаточно…
- Хорошо, - не унимался старший. – Твари – это страх. А ты сказал – спокоен?
Разведчик снова посмотрел на землю.
- Знаешь, он, конечно, не был веселым… Кроме как когда узнал меня. И обрадовался. И дорожному хлебу обрадовался тоже, и яблоку…
Иногда мысли идут как-то сами по себе. Вот и сейчас старший не мог не подумать, что лишний расход хлеба – небольшой, а яблоки он запас по осени сам, и кто его знает, что он находит в этой дикой кислятине, белериандская его душа…
А разведчик продолжал, почти улыбаясь:
- Но сейчас он был спокойным, а вот где-то раньше… Да, наверное, страх… или горе? Знаете, он напомнил мне… нас. Нет, вас скорее – он ведь тоже из валинорских! Может быть, и не странно, что он вернулся сюда…
- Почему именно теперь?- спросил старший.
- Вернулся? – спросил дозорный. – И где же он? Ты оставил его у реки?
- Вернулся… не совсем так, да… Он ведь подошел ко мне, постоял немного, сжевал кое-что… А потом пошел дальше. Так же… как будто у него есть намерение, но это вовсе не срочно… Просто такое желание – идти дальше.
- Может быть, он идет кружным путем… - предположил дозорный, но и сам был в том не очень уверен.
- Многое может быть, - подытожил старший.- А вот что я точно знаю… я думаю, что королю Ородрету совершенно все равно, на скольких лошадях едут сыновья Феанора, если они едут прочь.
- А нам? – тихо спросил дозорный.
- Хочешь, чтоб я ответил? – поинтересовался его товарищ.
Тот только покачал головой.
- А вот я знаю, чего я точно хочу, - продолжил старший. Он встал и направился к лестнице наверх. – А ты (кивнул он) хочешь сообщить эту новость наружному дозору, -а потом, как вернутся разведчики подумаем, кому еще… Асторону точно нужно знать, а тайны он хранить умеет, и не такое хранил до времени… А ты хочешь к Сириону. Снова – и на сей раз за тем, что мы уже утром обговорили…
Разведчик только кивнул – он уже стоял в дверях, и следующим движением исчез – на сей раз бесшумно. Впрочем, и тот, кто вышел вслед за ним, но в другую сторону, и тот, кто взлетел по лестнице, большого шума тоже не произвели…

*

А конь по имени Ветер задумчиво шел вдоль реки. И с каждым глотком ее вод он всё яснее знал, что там, ниже, есть замечательные луга, и они довольно скоро будут все в цветах, там будет спокойно… почти как в земле до моря. Сейчас ему спокойно, скоро будет еще спокойнее… а потом будет потом.

…Может быть, не все проклятия исполняются? Кто знает…

27.01.2009

Примечания:

1. Дата дана по Серым Анналам, где Новый год приходится на зиму.

2. О сторожевых башнях:

«Вечную стражу несли они,
прославленные нолдор Нарготронда,
и каждый холм был увенчан башней,
где бессонные стражи вглядывались вдаль,
охраняя равнину и все пути
между быстрым Нарогом и бледным Сирионом…»

LL VI

3. О коне Куруфина (которого забрал Берен) и его дальнейшем путешествии. См. речь Берена на краю Таур-ну-Фуин:

Голодная лошадь понуро стояла,
Гордый скакун Номов, он боялся леса;
И на зачарованной ужасной равнине
Не поскачет более ни одна лошадь.
«Добрый конь злого хозяина, - сказал он, -
«Прощай здесь теперь! Подними голову,
И отправляйся в долину Сириона,
Обратным путем, как пришли мы, за бледный остров,
Где прежде правил Тху, к сладким водам
И высоким травам у твоих ног.
И если ты более не встретишь Куруфина,
Не печалься! Будь свободен, как олени и лани,
Броди, оставив труд и войну,
И вспоминай себя в Валиноре,
Откуда некогда прежде твой могучий род,
Из огражденных горами охотничьих угодий Тавроса».

LL XI

4. Про «ОНО»:

"Но никто не пожелал идти с ними - даже те, что были из их собственного народа; ибо все почувствовали, что тяжкое проклятие лежит на братьях, и зло следует за ними".
(Сильмариллион, глава «О Берене и Лютиен»)

5. Имя Асторон взято из Parma Eldalamberon № 17, где производится от синдаринского astor «верность, преданность».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments