Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Categories:

Сильмарилы - свойство жгучести.

Дописала некий загон, начатый давно, при предыдущем витке обсуждений о Сильмарилах. На сей раз - о том, как он обжигают или не обжигают. Точнее, все вертится вокруг "случая Берена", которого он НЕ, хотя Варда вроде бы ясно сказали: "Ни смертная, ни нечистая плоть..."

Итак,



* Я не знаю, почему именно Варда упоминает "смертную и нечистую плоть". Это надо отдельно копать.

* Зато хочу разобраться, как именно Сильмарилы в этом направлении действуют. Например, почему Берен не обжегся. Не раз предполагалось (но сейчас уже не припомню, конкретно где и кем, что его они должны были, как "смертную плоть", обжечь, но не сделали этого ввиду прямого влияния Замысла Эру.

* Пойдем пока от фактов, и тупо перечислим, кто брался за Сильмарилы и чем это кончилось. Поскольку параметр "обжигает - не обжигает" от ранних к поздним текстам практически не менялся (за парой любопытных уточнений, которые будут), то я буду смело смешивать тексты разновременные и идти скорее по сюжетам, чем по хронологии.

Во-первых, он не обжигал Феанора, что не удивительно;-)
Так же из эльфов "без последствий" за камень подержались Тингол и Маблунг. Из майар - Мелиан (особливо в тех версиях, где она сама несет Наугламир Берену и Лютиен) и Эонве. Ежели Варда и Намо при благсловении и предсказании за Камни брались, дбавим их в этот список. Еще Сильмарил как-то без медицинских последствий держали целых три представителя Полуэльфов - Диор, Эльвинг и Эарендил (про Диора опираюсь на его самоопределение, остальные двое - до того, как избрали судьбу эльфов). Так что ежели считать, что "простого Смертного" Камень немедленно обжигает, останется предположить, что на Полуэльфов он-таки действует по эльфийскому варианту. Есть еще упомянутый Берен, по определению Смертный, и Лютиен, смертная после выбора участи - когда она с Камнем и общалась близко. О сих будет подробнее позже.
Также не упоминается о каких-то проблемах подобного рода у гномов, убивших Тингола, разграбивших Дориат и похивиших (по ряду версий!) Наугламир. Случай сложный и малоизученный, но заметим на всякий случай вот что: гномы - это вообще четвертый вариант. В смысле, не Айнур, не эльфы и не Смертные=Люди. Хотя бы потому, что умирать умирают, а из Арды не уходят, и, может быть, даже возрождаются иногда.
Возможно, "держателей" было больше, но мы их всех не знаем. Вот например, известно, что Феанор в итоге скрывал такое зрелище, как Сильмарилы, ото всех, кроме своего семейства. При этом неизвестно, давал ли он семейству Камни потрогать, или только с рук показывал...;-)

Легче, пожалуй, разобраться с тем, кого он жег.
Кархарот. Этот первый по порядку текстов, еще в Утраченных Сказаниях, когда вообще о Сильмарилах и их свойствах еще известно весьма мало.
Моргот. Является нам в этом качестве в Наброске Мифологии, с тех пор эффект разве что обрастает подробностями.
Феаноринги, крадущие Камни - там же. (С уточнениями. Первоначально Профессор написал, что Феаноринги забрали Наугламир - и "Братья перессорились из-за него, в силу проклятия золота, и наконец в живых остался один Маглор". К тому времени, как стала записываться история Гаваней, эта версия была уже переписана, но какое-то время сушествовала. Заметим, что про "свойство жгучести" тут ничего нет.
Второе. В варианте Наброска Сильмарил похищает один Маглор, Маэдрос уплывает в Валинор. Он же, по решению Валар, передает Камень Эарендилю (потому что ТОТ САМЫЙ Сильмарил в этой версии еще безвозвратно утонул - и вообще еще многое иначе, (чем) на самом деле). Что он делает дальше, неизвестно (м.б., плавает с Эарендилем?) а в конце мира будет ломать те самые камни - и опять же, обжигать они его не будут - впрочем, заметим, что в ЛЮБОЙ версии ломания Камней после конца мира про то, что они будут кого-то обжигать, опять же ничего не сказано).

Еще замечено появление Эарендиля, "сияющего белым пламенем", в решающей битве Войны Гнева, и его победа над Анкалагоном, но, строго говоря неизвестно, нес ли в данном случае Сильмарил какую-то "боевую" составляющую (и как именно вообще был побежден сей дракон).

В общем, выборка нестатистическая, но попробуем разобраться. У нас есть, во-первых, Айнур (т.е. Валар + майар), во-вторых, эльфы, - у тех и у других воздействие честно раскладывается по парамеру чистого/нечистого. То, что феаноринги таким образом оказываются в одной корзине с Морготом и его тварями - печально, но очевидно (возможно, именно поэтому в новой ЧКА Камни феанорингов *не жгут*. В смысле, в тамошней диспозиции в корзину "нечистых" никак не попадает Мелькор, а его обожженные руки давно и прочно прописаны в сюжете. Впрочем, это отдельная квента (и в ней 40 страниц;-)). В ту же группу определенно попадают "твари темные не вполне понятного статуса" (Кархарот и, возможно, драконы). (Логическое, но бредовое следствие: если бы балрог взялся за Сильмарил, мы имели бы первый в природе случай *обжегшегося* балрога!)
Примечание: сложный характер, темные глубины души и просто сомнительные поступки не ведут за собой ожога Сильмарилом (примеры: Тингол, Феанор). Надо гадить конкретно, много и действием.
Есть гномы, с которыми неясно и информации мало, а сам соответстующий кусок истории существует в текстах очень причудливо, поэтому в основном рассмотрении они привлекаться не будут.
Еще есть воздействие на неодушевленную природу, о котором будет сказано ниже.

Остаются люди и полуэльфы. Причем людей у нас двое, оба нетривиальные (Берен и Лютиен). Их период жития на Тол Гален часто вообще выводят из под всех категорий, ибо "воскресшие мертвые". Но других Людей у нас в статистике нет, попробуем разобарться с этими!

- Собственно, сначала - один Берен (а потом - сразу Кархарот).
Текст Сильма в данном случае = текст Квенты 5 тома, если не сказано иное. Поскольку не сказано берем:

"As he closed it in his hand, the radiance welled through his living flesh, and his hand became as a shining lamp; but the jewel suffered his touch and hurt him not. It came then into Beren's mind that he would go beyond his vow, and bear out of Angband all three of the Jewels of F?anor; but such was not the doom of the Silmarils. "

"И когда он сомкнул руку (на Камне), сияние полилось сквозь живую плоть, и его рука стала похожа на сияющий светильник; но камень вынес его прикосновение и не повредил ему. Тогда пришло Берену на ум, что он мог бы пойти далее своего обета, и унести из Ангбанда все три Камня Феанора; но не такова была судьба Сильмарилов".

"suffered his touch" совсем в лоб и более по смыслу было бы даже "позволил/разрешил ему прикоснуться". Заметим, никаких указаний на "потому что..." нет. Даже когда Берен собирается сделать нечто "неправильное" (унести 3 камня) противодействие приходит совсем другим путем (ломается нож, задевает Моргота... и т.д.).

- Есть еще краткое пребывание Камня в руке у Берена после Охоты на волка. Заметим, что в данном случае Сильмарил подвигает смертельно раненого на довольно активные действия (передать Камень Тинголу и заговорить), - а до того сохраняет откушенную правую руку Берена внутри Кархарота невредимой (incorrrupt) до того момента, как Камень берет Маблунг.

- И наконец, Сильмарил на Тол Гален. Это самый сложный случай. Нет, он снова никого не обжигает, но есть варианты, что причастен к их смерти. Беда в том, что концепция "как именно" меняется.
О перемене концемции применительно к Мелиан я писала в пресловутых докладах, но тут - немного иная сторона. Первоначально идея чудесной природы Сильмарилов разработана довольно мало (они упоминаются, но не описано какое-то конкретное сверхъестественное действие, кроме обжигания Кархарота), а дальнейшая история Науглафринга-Наугламира вначале (т.е. в ЛОстах и окрестностях) очень четко завязана на концепцию "прОклятого ожерелья", и движущей силой является именно проклятие (и конец истории этого ожерелья тоже иной - оно безвозвратно тонет в море, в некоротых вариантах - вместе с Эльвинг). Поэтому Утраченные Сказания упоминают, что Лютиен медленно "истаяла", и к этому, возможно, было причастно проклятие Мима (в однм из наброском-конспектов - более определенно: Науглафринг "навлек на Тинувиэль хворь"). Впрочем, последующие тексты ("Набросок мифологии", "Квента") не дают столь явной связи с ожерельем/камнем/проклятием - Лютиен "истаяла, как эльфы позднейших времен". (Кстати, не сразу возникла и концепция одновременного ухода Берена и Лютиен).
А дальше мы в поисках текста по этим временам сразу переносимся в годы после ВК, к "Повести Лет". И там снова возникает связь между смертью и Камнем, но уже совершенно в другом контексте:

"505 [> 503]. (...) Ночью Диору в Дориат посланец приносит Сильмарилл, и Диор носит его; его властью Дориат на время возрождается. Верили, что в этом году умерли Лутиэн и Берен, потому что никто никогда о них больше не слышал; возможно, что Сильмарилл ускорил их конец, потому что пламень красоты Лутиэн, когда она его надевала, был слишком силен для смертных земель."
(Повесть Лет С)

Этот вариант, кстати, и попал в печатный Сильмариллион. Только там безличное и вероятностное "возможно" сменилось на "*Мудрые же говорили, что* Сильмарил ускорил их конец..." Ну что же... По крайней мере я согласна, что вряд ли так говорили какие-то особо глупые эльфы.

И далее я предполагаю разобраться именно с этой конкретной версией. Смешивать поздние и ранние тексты в данном случае - это получить "специфическое блюдо из ежа, ужа и конопли", характерное для марийской кухни;-)

А пытаясь разобраться, что же означает "пламень красоты Лутиэн... был слишком силен", мы сразу замечаем новое "действующее лицо": "смертные земли".

И вот теперь как раз время рассмотреть еще одну категорию: "воздействие Сильмарилов на неодушевленную природу".

- Тот же Сильмарил на том же Тол Гален, "Квента" (4 тома):
"....и говорится и поется в песнях, что Лутиэн, носившая это ожерелье и бессмертный камень на белой своей груди, явилась воплощением несравненной красоты и величия, подобных коим не знал мир за пределами Валинора; и на краткий срок Земля Воскресших из Мертвых уподобилась земле Богов, и край этот стал средоточием невиданного доселе великолепия, изобилия и света".
Собственно, нам прямым текстом сказано, что остров стал: 1) лучше и краше 2) подобен Валинору.
И этот пример у нас не единсттвенный.

- довольно известная цитата о Гаванях Сириона из той же Квенты (вторая версия), она же - из Печатного Сильмариллиона:
"...ибо мнилось эльфам, будто в сем камне был заключен дар благоденствия и исцеления, что снизошли на их дома и корабли".
Довольно часто эту цитату рассматривают в ключе "им глючилось, что". Что, однако, в тексте не сказано. То, что это мнение высказывали эльфы Гаваней (не удивительно!) и то, что оно было скорее "дано им в ощущениях", чем имело четкое научное доказательство - еще не повод автоматически утверждать, что оно неверно. Тем более воздействие явно аналогично тол-галенскому, а в его реальности (и причине, кстати!) никто как-то обычно не сомневается...
Мало того, та же Повесть Лет (D2) выражается еще более определенно:
"511. Изгнанники из Гондолина (Туор, Идрил, Эарендил и др.) достигают Сириона, который начинает процветать под влиянием Сильмарилла."
(В данном случае "Сирион" - это не река, которая "зацвела" (и покрылась тиной!), а название самого поселения, оно так упомянуто неоднократно, Эарендиль в Квенте назван "лордом Сириона".)
Как видите, никакого "казалось".
(Есть еще текст "Элессар", где подобные изменения в Гаванях объясняются именно дейтвием камня Элессар. К сожалению, в виду "отдельно-стоящести" текста не ясно, следует ли рассматривать эту версию "вместо" сильмарилловой - или "вместе". И наконец, упоминается (правда, раньше, в географической главе, - что сила Ульмо хранит эти земли... Так что лично я склоняюсь к выводу, что это был *не только* Сильмарил.)

- Хронологически более ранний - и менее подробный случай. Еще Квента говорит о том, как в Дориате "древнее величие отчасти возродилось заново" с возвращением Диора. Та же Повесть Лет Д2 (что говорит нам о Гаванях) добавляет значимую деталь:
"504. Диор возвращается в Дориат, и с помощью Сильмарилла восстанавливает его..."
В свете двух предыдущих примеров - не удивительно.

- Остается еще один немаловажный вопрос - перед этим Сильмарилы, причем все 3, находились несколько сот лет в Ангбанде, почему же он не процвел и не стал подобием Валинора? Думается, потому что место такое, и все возможное действие поедалось противодействием (Моргота лично или среды в целом) - вот и прикиньте, какое же место был скверное и как там было печально тем, кто даже не Сильмарил...

Итак, Сильмарил сделал Тол Гален подобием Валинора, навел процветание в Гаванях, помог временному возрождению Дориата... и при этом оказался "слишком ярок для смертных земель" и, возможно, тем ускорил смерть двух Смертных...
Ключевое слово во всех случаях - "смертный"?

В нашем распоряжении есть любопытный текст как раз о Смертных и Бессмертных землях. Он находится в составе Преображенных Мифов (ч. XI), первая часть его называется просто "Аман", а вторая - "Аман и смертные люди". Несмотря на то, что в первой части особо примечательна какая-то непомерно большая продолжительность валинорского года (которая приближается там к 100, а не к 10 солнечным), в целом, как мне представляется, концепция текста не слишком "апокрифична" относительно остальных. Кроме того, он относится к тем же относительно поздним текстам, что и Повесть Лет, например. И начинается людская часть следующим вступлением:

" Если дела в Амане обстоят так - или так было до Перемены Мира, - и эльдар обрели там здоровье и вечную радость, что же сказать о людях? Ни один человек не вступал на землю Амана; по крайней мере, ни один не вернулся оттуда; ибо валар запретили это. Почему? Нуменорцам они говорили, что Эру запретил им допускать людей в Благословенное Королевство; и утверждали также, что люди обрели бы там не благословение (как им, людям, казалось), но проклятие, и "сгорели бы, подобно мотыльку в пламени свечи".
Что стоит за этими словами - мы можем лишь догадываться. (...)"

А далее, собственно, и разбирается пара таких догадок на тему того, что бы могло случиться со смертными. Истории получаются, прямо скажем, малоприятные и при подробном описании получился бы неплохой ужастик на тему живых мертвецов... Изложу кратко: в одном варианте тело уже готово скончаться, а дух упорно цепляется за жизнь (случай, известный по Позднему Нуменору, только, пожалуй, в более концентрированном варианте), в другом - тело, напротив, получает завидную молодость и здоровье, и готово жить да жить, а вот дух уже откровенно просится "наружу" - а его не пускают, и один из вариантов дальнейшего развития - "fea, исполнившись отвращения, безжалостно покинет hroa, а оно будет продолжать жить, лишенное разума, даже не зверем, но чудовищем - воистину, то была бы Мелькорова тварь, поселившаяся в Амане, и сами валар с радостью уничтожили бы ее."
Все это, конечно, предположения, как еще раз повторяется в конце текста. Но заметим другое - оба они предполагают истории не только малоаппетитные, но и довольно протяженные сами по себе (от попадания Смертного в Аман до прихождения его в плачевное состояние). Никто не стал бы живым трупом или големом от первого шага на берег Валинора.
И тем не менее, вспомним объяснение этого запрета из самого начала: "люди обрели бы там не благословение (как им, людям, казалось), но проклятие, и "сгорели бы, подобно мотыльку в пламени слишком ярком"."

Возвращаясь к нашей исходной теме - и здесь образ сгорания/пламени и избыточной яркости при соприкосновении смертного и бессмертного.
Как и на Тол-Гален: там тоже есть смертные, земля, подобная Аману, "пламень красоты Лютиен" и - скорое "сгорание"/уход в итоге (хотя надо помнить, что это в данном случае *тоже* только предположение!).

Это было попытки разобраться в наличном материале, а далее следуют мои предположения.

А теперь вспомним еще одну вещь. Как бы то ни было, но по сути, быть в Арде Смертным - это не наказание и не судьба "второго сорта", а иногда даже и наоборот. В особенности - исходно, до корректив, внесенных самими Людьми в начале их истории. Но и затем их судьба не меняется на противоположную, а лишь обретает некие отягчающие побочные эффекты.
И смертным невозможно жить в Амане не потому, что "недостойны" или что-то вроде того, а потом что они *иной природы*. Они - не из Арды или *не только* из Арды, их судьбой с самого начала было - со временем уходить из нее. А Аман - это в некоем смысле такая концентрированная Арда. И тем скорее, вероятно, насытится (и даже "с горкой") ею человеческая природа...
А вот "нечистая плоть"/некто делающий зло - это уже не какая-то особенная природа или специальная разновидность. Это Искажение. Того, что есть, чем бы оно ни было (не случайно Камни обжигают довольно разные сущности - одного из Валар, одну или несколько его тварей не очень ясной природы, а также двух вполне приличных по происхождению эльфов... не в расовой принадлежности дело, а в деяниях). И если припомнить, что тот же Аман (и, соответственно, такой определяющих для него фактор как свет Древ, - а также Камни, в которых он частично заключен) - это не просто "концентрированная", но и минимально искаженная Арда, то будет неудивительно, что соприкосновение столь противоположных природ - обжигает. Только - по-другой причине, чем со Смертными, получается. Тогда было бы не странно, если бы и - по-разному. Точнее, как обжигают Камни "нечистую плоть" мы как раз хорошо знаем.
А вот со "смертной плотью" все вроде бы неясно, у нас есть как раз случай не-обжигания вроде бы... А потом - это истаривание в свете-пламени. А что, если это * и есть* тот способ, которым Сильмарил обжигает "смертную плоть", и она - "сгорает, подобно мотыльку в пламени слишком ярком", подобно Смертному в Амане? Т.е. не мгновенно, резко и в форме натурального ожога, а "истаивая" носящего/контактирующего за относительно краткий срок? В этом и состоит мое предположение.
Тогда мы получаем, что Сильмарил не обжег Берена в Ангбанде потому, что и НЕ ДОЛЖЕН был, точнее, этим он показал только, что к категории "нечистая плоть" данный Адан не относится. (Вот если бы какой-нибудь вастак решил бы унести у Берена Камень и выгодно продать/вернуть Морготу - то наверняка бы обжегся!) А на Тол Гален мы тогда видим именно "каноническое" воздействие Камня на двоих Смертных - предыдущие 2 раза были слишком кратки для какого-либо действия. Причем проблема все же именно в концентрации, само по себе воздействие вообще-то благое (см., вероятно, в том числе воздействие на смертельно раненого Берена).
И вообще Сильмарил - это не источник радиации. Для для любого рода воздействия необходим близкий, "личный" контакт. В Гаванях жили не только эльфы, но и люди, но быстрее они умирать не стали, скорее наоборот. И Моргот, в конце концов, получил ожоги рук, но не горовы, на которой корону носил. (То, что в короне ему при эторм хорошо не было - вопрос другой, но тут вступают в действие другие эффекты, например, малоизученный вопрос о тяжести/легкости/весе Сильмарилов... Но сквозь корону они-таки не обжигают!).
А вот благотворное воздейсвие на окружающую действительность вполне дистанционно (в разумных пределах).
И, кстати, хотя мы предполагаем перемену воздействия, все равно получается, что на Полуэльфов Сильмарил дейсвует по эльфийскому варианту: Диор владел Камнем время, сравимое со сроком Берена и Лютиен, а Эльвинг - гораздо дольше (в случае Эарендила еще можно сказать, что он "долго плавал", конечно...). И - никаких признаков истаивания!

Вот такая мысль.
Tags: 10.01.08 - текстология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 105 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →