Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Наше дело - труба (с)

Не то мелкий цикл, не то просто еще три стиха в ту же тему.
Посвящается Алексею Мамонтову за "Дно" 21 февраля, хотя первые два написаны накануне.

*

Мы потом вспоминаем о них,
Как о сброшенной коже.

Фирнвен


Есть такие, мой друг, времена,
В них труба без ошибки слышна, -

То ли ангел трубит, то ли ветер, -

Золотая и злая труба,
Небывалая прежде судьба,
И беда в целом свете,

В сердцевине, ломая миры…
Ты не создан для этой игры,
Но вступил шагом раньше – и поздно.
Это – пламя и копоть невзгод,
Это месяцы, может быть – год,
Это летние звезды.

Память, лица, сплетения строф –
По цене мировых катастроф.
Было б лучше – совсем не встречаться?
…Есть такие, мой друг, времена,
Мы решаемся их вспоминать –
И дуреем от счастья.

Но прошу тебя, помни о том:
Счастье памяти – только потом,
Скажешь «Вам повезло» - будут грубы
Те, кто болью пронизан насквозь,
Те, кому повезло, довелось,
Те, кто слушает трубы.

…Но какая прекрасная дрожь –
В миг, когда ты ее узнаешь,
Недовспомнив, как слышал когда-то, –

Мы срываемся в те времена,
И ни память уже не важна,
Ни текущая дата:
Уступая надеждам и снам,
Наша жизнь возвращается к нам
Этим ясным раскатом…

воскресенье, 21 февраля 2010 г., ночь


(Глосса на М. Вирту)

Поговорим о «если бы»,
Перетасуем жизнь и смерть…
Звучит мелодия трубы,
И – не вернуться, не посметь,

Осталось лишь – вперед, во тьму,
Сердечной боли не избыв…
Мы прорастем в «ну почему?!»
И позабудем «если бы».

Не соблазнившись забытьем,
Скользить, теряться – но идти…
Мы бездну смысла обретем
В не нами избранном пути.

Но через век и через год,
Решив – былое по плечу,
Я все же обернусь, и вот –
Что делать? Только промолчу.

Слепят возможные миры
(Видны, как правило, зимой),
Где все ветвилось до поры,
А вышло – только по прямой.

Не время соляных столбов,
Но зря казалось «мы – сильны»:
Нет «если бы», но есть любовь –
С извечным привкусом вины…

(тогда же)

*

(ПесТня)


…От души погода бесится –
За неделю свалит век.
В феврале, коротком месяце,
Падал снег и падал снег.

Видно, он – не напряжение
Нитей мира, не вражда, -
Станет знаком приближения
Сроков Страшного Суда.

Но не только он – и вечером,
В неприметный день и час, -
Но как прежде и намечено, -
Белый свет и трубный глас.

Ждешь иного – по наивности?
Время – лилией из рук…
Я пришла сюда, чтоб вынести
Этот страшный ясный звук.

И вопроса нет – «а свыше ли?»,
Хоть убьет – не надоест…
Но пока его услышали
В зале на 120 мест.

Прочей нынешней реальности –
Белый свет и белый мех, -
Добавляя театральности,
Остается только снег.

Не пугает и не радует,
Заступив обратный путь,
Просто падает и падает –
И назад не повернуть.

(22.02.10, утром, по дороге на Вескон)
Tags: 8-й ряд, придонная фауна, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments