Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Глубокомысленное

События вчерашние и сегодняшние вдохнвили меня на почти философский размышлизм.
Уже честно обруганный мною немецкий "Гамлет" имел программку (довольно невнятную и дорогую), а в ней - всякие выдержки из режиссера-постановщика и рецензий. "И мне бы хотелось, чтобы на нашем спектакле публика встретилась со смертью"" - "Из ничего без какого-либо предупреждения на тебя набрасывается ужас (...) ...больше не существует реальности, которую можно было бы осмыслить: жизнь и смерть - части безумной инсценировки" - и т.д. и т.п.
Честно говоря, происходящее на сцене (начиная от первой сцены, когда могильщик вступает просто в интимные отношения какие-то с гробом, а остальных поливают из шланга) было и правда довольно бессмысленно, но у меня лично не ассоциировалось с жизнью, смертью, ужасом - а также с соответствующей пьесой Шекспира. Оно было маразматично и временами вызывало брезгливость.

...И вот сегодня я стояла в толпе на Востряковском кладбище, слушала выступавших, и вдруг подумала: а вот сейчас - в самом деле она, встреча со смертью. Только - совсем иная, чем трудился устроить тот режиссер.
Осенний день, пасмурный, но с высокими облаками, березы, только начинающие желтеть, самый край кладбища, уже не под деревьями, а под небом. Пришли - наверное, сотни жве человек, ежели не больше, то дело опознаешь знакомые лица: по экспедиции - по институту - по фэндому... Всё сменяются и сменяются говорящие, вспоминая Маркелова: друзья, коллеги-учителя, в том числе из других школ, ученики, люди от Соловецкого музея, от Соловецкого монастыря, в толпе - юноша с венком "От школы одаренных детей города Архангельска"... Они рассказывают - как он работал, как умел прощать, кто-то говорит - "он меня уважал, когда я был в пятом классе, хотя уважать меня было еще не за что", - говорят об жизненных уроках, усвоенных от него, и о том, как он прошедшим летом ездил по Соловкам на велосипеде, и о том, что был он примером для тамошних монахов (а вот)... Они почти все стараются сдержать слёзы. Как и многие из стоящих вокруг. У школьников, знакомых мне по экспедиции, резко повзрослевшие лица.
Словом, так. Смерть, которая будет - для остающихся - тяжелой, печальной, неожиданной, она пробьет "дыру в мироздании" и положит на их плечи то, что раньше нес ушедший... И все-таки она не будет бессмысленным ужасом. И вообще - бессмысленной. И жизнь - тоже.

...И потом, уходя, осознав, что раз уж я на Востярковском кладбище - бросок на другую его половину, совсем тихую, зеленую, безлюдную и непафосную (а то на главной аллее этой половины попадались эпические конструкции, наводящие на мысль о нескучной жизни археологов будущего).
Впрочем, ненадолго - и когда я садилась на маршрутку, в нее уселось еще челоек пять с лицами, знакомыми по сегодняшней толпе, и разговоры между ними были какие-то типично интеллектуальские... Что и правильно.
Вот примерно как-то так, о Гамлетах и прочем.

P.S. А по "Гамлету" я продолжаю мониторить ссылки.
Фотографии сего действа в количестве.
Еще отзыв.
И еще.
А вот, по-моему весьма разумный отзыв. Что неудивительно - у этого товарища я уже находила какие-то осмысленные "юго-западные" посты...
Tags: ассоциативное поле
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments