Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Categories:
  • Music:

Графомань, 2 экз. Мелкое по 1й Эпохе.

Решила объединить в одну запись два наиболее мелких текста, которые удалось написать в рамках драббло-писания. Тем более, там даже 1 тематическая перекличка есть.

Заказывали последний разговор Фингона и Маэдроса перед Нирнаэт. Что четко решила, когда писала - пусть герои если и стралают дурными предчувствиями, то не теми!


Последняя встреча
Фигура, выступившая из темного дверного проема, словно светилась собственным неярким светом.
- Здравствуй, - негромко произнес король Нолдор. Маэдрос сел на постели.
Фингон подошел ближе и опустился на стул.
-Завтра, - Маэдрос цепко всматривался в его лицо: все-таки увиделись до битвы. Кто знает, что будет после?
- Да, завтра все решится. Или… кто знает, за сколько дней мы сумеем прорваться в Ангбанд?
-Войско собралось большое, разнородное, но все же, надеюсь, не слишком неповоротливое…
- У вас – в самом деле большое, я спокоен: вы, Гномы, восточные люди… Вот только Люди, думаю, так и не успели обзавестись тяжелыми доспехами? Они будут уязвимы, брат.
- Не беспокойся, их сила не в этом. Именно в быстроте, а ее не будет в тяжелых латах, к которым не привык ни конь, ни всадник.
- Что же, надеюсь… - Фингон наклонил голову. – А у нас не хватает войска. Оно не уместится ни в какой крепости, и все-таки - мало. Ни Нарготронда, ни Дориата… Мы и Люди. Из Хитлума – все, кто только смог выступить. И я до сих пор не знаю, что решил брат.
- Он не отозвался?
- Нет, его вестники приходили несколько раз, он знает наш план, наши сроки, но все, что они отвечали:- это «Всё доложено королю». И до сего дня нет даже малого отряда, как из Нарготронда и Бретиля. Боюсь…
- Поздно бояться, Финдекано. Будь что будет.
- Ты прав, - улыбнулся тот. – Ни бояться, ни исправлять… Все решится завтра. Может быть, мы скоро встретимся на поле битвы, как вы с отцом в Дагор Аглареб.
- Может быть… А если кто-то из нас - если кто-то сумеет довершить то, что не успел он…
- Да, кто бы это ни был. Если бы это оказалось возможным!
- Я был бы рад – хоть той же самой ценой, только суметь…
- Лишь бы хватило сил!
- Скоро мы все узнаем.
- Да. Завтра. Может быть, мы скоро встретимся…

Фингон ненадолго сжал его ладони в своих, а потом отступил в темноту.
Да, обе руки. Впрочем, лорд Химринга уже почти с начала разговора знал, что спит. Но не все сны – ложь.

*

…отступая, в землях юго-востока, он думал потом: да, не ложь, лишь поступь общего проклятия - они боялись тогда вовсе не того, что оказалось в самом деле страшным…

О другом же не думал ни он, ни, скорее всего, никто из оставшихся в живых.
Может быть, мы скоро встретимся… Когда из расколотого шлема взметнулось белое пламя, вряд ли кто-то из еще уцелевших задумался именно тогда, что совсем о другом нолдо Белерианда говорили – Белое Пламя?
Но в Чертогах Мандоса много времени для размышлений…
Только греет ли оно – пламя последней встречи на краю существования?..

07.04.2011

*

Заказывали Туора и Маэглина. Понятный пень, хотя речь далее идет от лица Маэглина, использован текст был скорее, чтобы положить туда пару своих мыслей о Туоре...


(Название как-то не придумалось.
Разве что «Постарайся его понять…» - 2 ? ;-)

«Не бойся перестараться», - учил его отец, - «бойся сделать меньше, чем нужно». Эол говорил не только о тайнах кузни. И всей своей жизнью доказал, что сам не забывал следовать сказанному.
Что ж, теперь, по возвращении в город, у Маэглину было, чего бояться, если он сделает меньше, чем нужно, чтобы казаться всего лишь одним из жителей города, королевским племянником, главой Дома Крота… А ведь раньше он точно отнес бы идею «сходить в гости к Туору и поговорить с ним о чем угодно» к разновидности «перестараться».
Что же, эта стрела ударит в несколько целей. Скрыть неприязнь. Еще – да, не скроешь от себя, - увидеть Идриль. Да не такой серьезной, как в Королевском совете. И не той, закрытой и отстраненной, как при встрече именно с ним. А еще – может быть, чего только не бывает! - понять этого Смертного, понять, зачем же ей – именно он?
Вперед, Ломион! Слушать. Спрашивать. Не обращать внимания на странный выговор. Оставлять насмешки при себе. Молчать. Ждать. Чего бы то ни было.

Идриль возилась с малышом у фонтана, а двое мужчин беседовали у дома под навесом, - и уже давно.
- …да, вот так и вышло, что воспитали меня эльфы, - рассказывал Туор. - Людей я видел разве что издали, хоть и знал о них немало, а мать свою почти совсем не помнил, - знаешь, что-то совсем неясное, как подумаю о ней…
- Может быть, так и лучше. Меньше теряешь.
- ...или никогда и не узнаешь, что же потерял. Да… А потом случился этот бой, - мелкая стычка, если по меркам Нолдор! Воином я был далеко не лучшим, зато молодым и горячим, - и вастаки захватили меня... На три года, представляешь?
- Эти ублюдки, из-за которых проиграли битву?
- Эти, да… Люди, просто люди, только злые… и неумные.
- И ты стал их… пленником?
- Рабом. Говорят, их многому научил Моргот, но и за горами они уже что-то умели… Словом, они умеют изобретать достаточно работы рабам – и заставлять их работать. То есть – моих соплеменников. Ты представь себе, Маэглин, еще недавно гордый Дом Хадора…
- Что же – весь Дом?
- Да, то есть… Кого не перебили в битве. И еще говорили, что где-то есть те, кто так и не покорился, скрывается в лесах – как и мои эльфы… Но я их не нашел. А те, кто у вастаков… Знаешь, как странно вышло? Я ведь знал, что это мои, мой народ, я ведь за них и кинулся в этот бой! Но те, кого успел узнать…Мне трудно было просто жить так же, как они, - я оказался слишком другим. Они могли терпеть рабство – кто-то словно и не помнил уже, что бывает иная жизнь, кто-то копил злобу, кто и вовсе – приспосабливался…
Туор мрачно умолк, и слышен был только плеск воды и радостные возгласы матери и сына. Они немного рассеяли напряжение.
- …я там с псами подружился. Обычными – собаками, большими и лохматыми, - их я понимал куда больше. Хотя я до смерти буду помнить, что Дом Хадора – мой народ, и если когда-то смогу хоть чем-нибудь помочь им…
- Кажется, я понимаю тебя, сын Хуора…

Поздно вечером темноволосый эльф шел по пустынной улице Города к своему дому. Теплый ветер чуть развевал его волосы, звезды над ним казались большими и совсем близкими. Но он словно и не замечал великолепия ночи. Еле заметно шевеля губами, он продолжал разговор – то ли с покинутым уже собеседником, то ли с самим собой:
- Да, я понимаю, я многое понимаю о тебе… сын Хуора! Мало того, я сам знаю многое: одиночество без друзей, сиротство… Плен или рабство, много ли разницы? И я знал с детства о своем народе – о вас, великие Нолдор! И вот - пришел к вам – и вы оказались чужими… Или я – чужим для вас? Вот только собак не нашел, вот и вся разница, может быть…
Да, я многое понимаю – о тебе. Но – не о ней. Почему, Идриль, ну почему же? Почему – именно он?..

Что же, это ему, видимо, не дано ни понять, ни изменить. Но может быть, однажды все станет иначе… Только он так и не знает, ждать ему этого дня – или бояться его прихода.

28.03.2011
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments