Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Categories:
  • Music:

Спектакли, предгастрольное

"Комната Джованни". 01 ноября 2011.

Чтобы не откладывать в долгий (т.е. никогдашний) ящик - краткий отзык a la Lu ;-)

Фанат отличается от нормального и "продвинутого" зрителя, кажется, еще и умением использовать спектакли "не по назначению". Это даже не о варианте "пришел смотреть на сугубо второстепенного героя" (хотя и это уже в нужную сторону). Это как я на финально-сезонный "Сон" ходила... даже не с целью "встретиться еще раз", а конкретно - отдать написанные накануне стихи. Так вот, на этот раз мы пошли на "Комнату Джованни" "на попрощаться" перед гастролями. (А на "Сон" в начале декабря пойдем "здороваться").
Однако и от самого спектакля кое-что наловилось (притом, что желания часто его смотреть так и нет пока).


Неожиданно "живая" Карина добавила симметрии, и получилась история о том, как несколько совершенно разных разных людей по разным поводам решили убиться об главного героя. И почти у всех это получилось.
(В общем, это опять не "история про голубых", толковый гей в этой компании относительно главных героев ровно один. И это Гийом, потому что Джованни проходит по категории "человек в глубокой ж...", просто у этой "ж" вышла такая конкретика).

Джованни четко хотел этого - убиться об Дэвида. Сознательно выбрал его для этого. Чтобы закончить давненько потерявшую смысл жизнь. Видимо, решил, что оно будет побыстрее и не так гадко, как об господина Гийома.
(Г-н Гийом тоже убился об Джованни - т.е. косвенно опять же об Дэвида, в самом натуральном смысле. Вроде бы не собирался... Хотя там с наличием смысла в жизни там тоже фигово...)
Хелен, Каринина Гарпия, собиралась убиваться об алтарь семейной жизни. С полной отдачей, потому что "так надо". И фиг с тем, что он ее не любит, а она это понимает (и многое другое - тоже). Себе она внушает, что любит его - так тоже _надо_. В итоге - не выдерживает, уходит, собирается всем мстить... Ховайтесь, люди, эта Гарпия перестала золушковать и взлетает, пострадают не только столбы. История не дико сложная, но совершенно "живая".
(И Карина на наших глазах так "проснулась", что-то появилось уже в конце того сезона... А вот нынешнему художественному руководителю театра что-то ничего не помогает. На месте Дэвида можно было разместить небольшую черную дыру - ничего бы не изменилось. Ну, или было бы не так противно, (не только потому, что я не люблюб Леушина) потому что персонаж получается предельно несимпатичный.Самовлюбленный, развязный и похотливый.)
...А, да. Она еще успела - совершенно явно - засмотреться на Джованни. Не с любовью, вряд ли, но вот с _интересом_ - точно. А не из чувства долга. Потом убегая, сказать и гадостей и про него, но это уже - чтобы уйти сразу от "всего этого". А Джованни интерес вполне заметил. Отношения его не интересовали в принципе (как не интересовали, наверное "сами по себе" во всей этой парижской эпопее - любые, он могли быть безразличны или ради той или иной пользы), он уже выходил на финальную прямую процесса "убиться". Но понял ее, похоже, адекватно, и с полным пониманием бросает потом Дэвиду что-то вроде "вы не будете счастливы вместе" (по крайней мере, понятно, что _она_ не будет счастлива, потому что только чувство долга).

И еще - вдруг - Отец Дэвида. Вдруг - в смысле именно намерения убиться.
...Вообще Ванин был в ударе, и когда ситуация позволяла - бузил и выражал отношение к происходящему. А потом, натурально, - переходил на серьез и рассказывал историю.
Что интересно - не было на этот раз ощущения _нелепо_ сидящей одежды. И, соответственно, чуть странного и нелепого человека - тоже. Нет, на первый взгляд кажется, что скилл "быть (точнее - казаться) как все" он успешно освоил. Он говорит с сыном то балагуря, то чуть преувеличенно радостно... Беда в том, что запаса прочности нет вовсе - там , где больно. Прошлое живо - то есть не зажило, и вспоминая о смерти жены, он сначала проваливается в паузу, а потом говорит внезапно сорванным голосом. Про девок, которые были после, ему говорить не в пример легче, "Дэвид, это моя личная жизнь" звучит на этот раз совсем не резко, так, - жестом мягкого отстранения: сам я знаю, почему так было, а к тебе это не относится.
И вот его самая длинная сцена - про то, как сынок берет машину и про последствия... Сначала - такая концентрация хохм, что я пытаюсь биться головой об воздух: то, он изображает свое мнение о грядущей вечеринке (...кажется, что всех по итогам будет тошнить), то дважды повторяет (не пойманное с первого раза Лёвой) "Следи за ногой..."
Пританцовывая, доходит до стены-зеркала и - щелк, начинается серьезная часть.
...И вот, когда Дэвид дозрел наконец произнести "Папа, я люблю тебя"... Нет, не так, как раз перед этой фразой он застревает в паузе - и отец смотрит на него ТАК, как будто боится что выживший в аварии сын все-таки умрет - вот прямо сейчас. Почему бы? Ага, потом понимаешь - это некое ощущение изнутри, но оно оказалось - не о том... или не о той смерти. Не о чужой, а о собственной. Ощущение прощания. Вот оно - "Да, любишь" - но уйдешь, все равно уйдешь. и - навсегда... И вот где-то на этом моменте он решает, похоже - не противостоять, не держать, отдать себя, сколько получится, выложиться на сына, что бы из него не выросло в итоге, и - тоже с концами, как предыдущие "убиванцы".
И процесс мы наблюдаем в двух последующих "письмах". (Кстати, вот в первом выходе он был - напротив - достаточно резок, он как раз хотел что-то объяснить. Видимо, это таки "до". Во время каких-то предыдущих метаний Дэвида на тему смысла жизни и вообще всего).
Выход последний. Есть у меня мысль, что Ванин запомнил, как мы удивились его личному термину "пьяная сцена" (для этого выхода). И решил уж наверняка показать, что персонаж "принял". Товарищи говорят, что волосы он всегда растрепывает к этому выходу, но то ли в этот раз была "лохматость повышенная", то ли я близко сидела... то ли заметила именно в сочетании с остальным: галстуком набок и диковатым выражением лица. Впрочем, выходу на финал алкоголь не помещает ничуть (а в смысле медицинского обоснуя еще и поможет: не надо много пить при слабом сердце!). Он сгорбится в синем свете, цепляясь за прутья решетки, и исход истории ясен - могут, конечно, и откачать, хотя - "один в пустом доме"... Ага, говорил еще про "приехать в Европу"... Так и представляется призрак, прогуливающийся по улицам Парижа... Не факт, что в поисках сына.
...А если выживет - тогда это могла бы быть какая-то вообще другая история дальше, очень хотелось бы - чтобы никак не связанная с тем чмом, которое выросло вместо сына... (Встречи с кем-то еще, с кем завяжутся отношения хоть более менее личные, не факт, что любовные - незаменимость этого пункта уже усвоил, скорее дружбы.) Вот был бы в этом спектакле какой-то другой Дэвид - могло бы простроиться что-то с ним (возможно). Все равно к книжке он имеет явно не очень много отношения... А пока - увы. У этого Дэвида - история про маленького дракончика, да еще и с очень невнятным финалом.

...когда на сцене не происходило ничего толкового (а это, увы, в спектакле сем случается часто), я наблюдала за задним планом - во первых, там пролетали вполне интересные отношения персонажей (персонажи Фарида - Илоны - Ляльки, например), а во-вторых, я говорила себе, что набираюсь опыта на "Пир", как существуют персонажи на заднем плане.
А Анджело (Санников) и Жак (Борисов) взяли и "познакомили" персонажей, они в итоге общались куда больше и заинтересованней, чем обычно, обсуждая происходящее. Еще Санников все-таки замечательно задает "наводящие вопросы" - в общем обстебывает ими длиннющий монолог Дэвида про его первый сексуальный опыт - и тем немало скрашивает мне сию ужасно унылую и затянутую сцену.
В финале Джованни опять уходил очень осмысленно. Не против воли, но и не потому, что ему уж так хочется - дальше. Он знает, что там - суд за свершенное, и не собирается от него скрываться. (Мне показалось, что он и Дэвиду бросил на прощание "До встречи"... гм, в загробном смысле, в смысле "и ты туда ... провалишься" - куда, как он сам предполагает, похоже, попадет Джованни. Понадеемся и на этот раз, что жизнь (в т.ч. после смерти) - разнообразнее наших представлений о ней...)

На поклонах Ванин всегда треплется с Наумовым о проходящем мимо, но тут он начал комментировать еще на поклоне-с-шестом, а потом продолжил. Я ожидала реакции на явление дев с огромным букетом роз и коробкой, но в этом поучаствовал уже весь зал, потому что девы дотормозили до третьего, кажется, поклона, когда все стоят опять за решетками... и долго (но в итоге успешно) пытались туда проникнуть.
А потом мы завешивали Ванина вопросом, когда они уезжают, рассказами о мифических вятских большевиках... А он сообщал, что собирается отдохнуть на гастролях (sic!). Ну, дай Бог, - вдруг и правда получится?

2:12 02.11.2011
Tags: 8-й ряд
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments