Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Category:

Спектакли, "Ромео", еще


"Ромео и Джульетта", 15.12.11, продолжение

Лорд Капулетти - и про Джульетту сюда же.
...на первом выходе - где они только показываются, на фоне "символической драки" и прохода Джульетты - А.С. вышел с таким лицом, что я невольно подумала: "Что случилось?"
"А ничего не случилось" (с) "Это он тон задавал", как сказала мудрая Змея.
Потому что при следующем же - первом "игровом" появлении - он был, конечно, серьезен, - но уверен в себе и даже скорее оптимистичен.
Потому что эта вражда - это серьезно и одновременно несерьезно.
Серьезно, потому что для него это - война в буквальном смысле. "Нас нас напали", говорит он, "мы оборонялись" - он не просто говорит, он и мыслит в этих терминах, это не уличная потасовка, а именно война. Учитывая ее древность - война всей его жизни. И несерьезно - потому что это не последний смертный бой, перевес сил скорее в их пользу, они отобьются - и в этот и в следующий раз непременно. И при этом - голова государственная! - он ведь с неудовольствием говорит о том, что оштрафовали и их, и Монтекки... В смысле - штраф Монтекки тоже, видимо, представляется ему ущербом городу, а вот! Притом, что враг - это враг. Не Моргот, конечно, не Враг рода человеческого - люди, но носиться потом по городу в поисках Ромео он, лично он, будет с той самой целью: найти - и убить. Без рассуждений. Джульетта была весьма права в оценке возможных действий своих родичей...

Интересно, что с нынешним составом слуг у Монтекки окопались какие-то совсем гопники (молодежь и Шатохин). На серьезного противника видом не тянут. И серьор говорит иначе: "Кто сызнова затеял эту _драку_?"
Конфликт двух миро-видений в чистом виде: эти люди делают, в общем, одно общее дело, скажем так - воюют друг с другом, - и видят происходящее совершенно по-разному. У Монтекки, соответственно, выходит - так, драки, потасовка молодых парней, спросить и забыть...
(Потому они, наверное, и не могут никак договориться - что говорят о разном?)

И потом, в разговоре о сватовстве, а уж тем более - на балу "до всего" мне он показался бесповоротно весел и уверен в том, что ситуация внутри его "крепости" - внутри Дома - прочна, благополучна, и что бы там ни происходило снаружи, внутрь оно не проникнет.

...потому еще, видно, так и бьют его последовавшие события.
Гибель Тибальта - это брешь в стене. Именно и сразу - того, без кого никак, а не любого из этих слуг, хотя бы.
Потом, когда Эскал будет пытаться разобрать дело, жена его кричит, обвиняет Монтекки... Он только стоит и не делает уже ничего. Потом - удерживает ее. А что говорить? Все уже случилось, и слова напрасны.

А потом - рушится и внутри дома - Джульетта, которая _не соглашается_.

(Джульетта... Ах, Джульетта! Ника снова что-то сделала с ролью: не пере-делала, а до-делала, докрутила, добавила везде глубины (как будто до того было мало!) так, что - согласна со Змеей! - когда она выходит на сцену, мне сносит крышу - от силы и накала.
Она безумно молода - на заявленные 13 лет! - и при этом там вполне уже в наличии совершенно взрослые и задействованные стратегические мозги рода Капулетти - ну нет других наследников, потому все досталось ей!
Как же жаль, что у нынешнего Ромео не-пустыми оказываются только истерики - "я утоплюсь!", "я приеду в Верону и отравлюсь!" и т.д. Впрочем, Джульетта-то их, кстати, так и не увидела... Для нее он так и остался под флёром новизны и необычности, который и отличал его выгодно от бревна-Париса.)

...он потом еще так и ждет и не верит ее отречению до последнего: оборачивается к ней, уходя (Ведь ты же передумала?) - и уже видя ее "мертвой", кричит "Нет! Нет!"
...потому что не может так быть - и так есть.
Он снова обвисает на арке - но (чего никогда не было) - вскидывается потом, до состояния "стоять, держась за воздух". Где-то на словах о похоронах. Да, вот оно, еще есть конкретное дело, его НУЖНО исполнить... умирать - потом, после. Как оказалось, немного позже, чем предполагал.
...Он идет в процессии сам, не надо его никому поддерживать, идет... только совсем рядом нет никого, даже жены. Никто не решится подойти. Только "символическая фигура" сзади с поднятыми руками - не то венец мученика, не то погребальный венок словно держит...
И четкий глюк - не новый, но пришедшицй и теперь: "Ужасный день!.. Твоей невесной овлажеда смерть", - что они встречают Париса на улице, он идет к их дому, а они уже - на кладбище. А впереди - как раз лорд, ему и доносить эту весть до несостоявшегося зятя.
В следующей арке, кладбищенской, он будет уже стоять вполне трупом. Еще числящимся среди живых - и оказывается не зря. Товарищи вот еще ранее по сюжету наглядели, что это "второ человек, которому снится королева Маб" - а я проглядела, наверное, засматривалась на первого;-) Но вот тут у них сработало общее свойство: я умираю, а тот, кто может жить - должен жить.
Потому что - да, в итоге он идет мириться в Монтекки, но спусковым крючком будет не лично сеньор, и не его безутешная супруга, а Бенволио. Решившийся признать виноватым - себя.

(...вот, тут скажу несколько слов про Бенволио. Я - опять повезло! - увидела в нем персонажа. не все время, мерцательно, и чем больше к финалу, тем более. Змея вот, мудрая женщина, говорит, что он, видимо, играет "поперед рисунка" роли, заданной режиссером. Не задумывалась на эту тему, но очень может быть - с чего собственно я решила, что ТАКОЙ Бенволио и его проблемы с дикцией актеру нравятся? Мне же вот не нравятся!
...итак, моментами, и особенно - начиная от смерти Меркуцио, когда вокруг кипит схватка, а Бенволио падает рядом на колени и заходится в крике.
Рисуется характер - не-воин. Что не равно, пожалуй, именно трусости, скорее - мягкости. Что в нынешней Вероне - характеристика чуть ли не отрицательная, особенно когда ты вроде бы стоишь на одной из сторон... пытаешься соответствовать идеалу противостояния, получается плохо, именно это и высмеивает Меркуцио... Да, такой железобетонной независимости от общего мнения, как у Меркуцио, у него нет - еще?
Но - зато он решается (думаю, не особо колеблясь) везти Ромео весть, во-первых, определенно тайно, во-вторых - явно для него нерадостную... И корчится от боли, - а Ромео, поглощенный своими проблемами, мгновенно перестал замечать его как его, а не источник для своих речей - а Бенволио больно, потому что он не хотел довести друга до желания смерти...
Друга, да. Еще о нынешнем Ромео - да, он _старается_ произносить текст осмысленно, смысл фраз вроде есть, а наполнения никакого нет (если это не обида и не истерика). Чуть ни не единственной осмысленной парой реплик был их обмен с Бенволио при первой встрече "- Друг? - Друг - Друг?"- Ромео явно сомневался: и ЭТО - мой друг?
Оказалось - да.
А раз довел своего друга до смерти - отвечай.
И вот в этот момент, когда он _решается_, берет на себя ответственность, лорд Капулетти его замечает - хоть и говорит "Молчи, Бенволио". Интересно, что монаху он так не противоречит. Тот - взрослый человек, сам знает, что говорит и за свои слова отвечает. А этот - может себя сломать бОльшей ответственностью, чем может выдержать. Тем более, тем фактом, что он ее на себя берет... да, воином он так и не стал, а человеком - стал. И оружие - ему уж точно не нужное! - он вынимает из-за пояса и бросает первым. Камушек, запускающий лавину...)

(А знаете, товарищи, я смотрю на время и понимаю, что еще пару мелочей я буду дописывать, елки, после ночи!Но надо бы до "Дна", а то все из мозгов повылетает!)
Tags: 8-й ряд
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments