?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Это часть того, что хочу сказать. Про остальных будет потом, нынче про совершенно неожиданно увиденного персонажа.


(Ромео, 25 января 2012 г.)

…спектакль репетировали. Это было понятно, когда кто-то уже в начале сбивался на каких-то мелочах - вот есть такая особенность, не знаю почему, и на себе проверяли и на них видела, - если в день спектакля репетируют, то люди начинают внезапно забывать текст. Впрочем, это мелочи, сбивались и правда немного, и скоро стала видна осмысленная сторона репетиций в тот же день. «Докрученные» перемещения по сцене, более «заумные», интересные и красивые, чем были раньше –и сложностью похожие на «гастрольную» сценографию «Мастера». (А отсюда тем яснее, кто их мог придумывать!)
Чуть-чуть, легко, но иногда чуть не до противоположного смещенные акценты. Новые интонации у тех, от кого не ждешь новых… или вообще ничего не ждешь.
И одним из самых сильных впечатлений было полноценное явление персонажа там, где только иногда везло на отблески… в прошлый раз что-то складывалось из половины спектакля, а тут…
(И надо сказать, что я считаю это заслугой не только актера – притом, что Кириллову респект! – но и опять же… того, кто репетирует. И на моих глазах, за время гастрольных эпопей, «разбудил» уже несколько человек).

«Да-Ромео-друг-да», Или Сага о Бенволио (и остальных)

…а тут Бенволио внезапно обнаружился целиком и осмысленно, может быть, за вычетом этой дурацкой сцены со своим лордом, где ему нужно по-дурацки тараторить.
Зато сразу за ней, начиная с разговора с Ромео – понеслось.

…я не сторонник идеи (читанной, кажется, у Азимова?), что, мол, Монтекки и Капулетти уже почти помирились, и никто, кроме нескольких параноиков, не принимает эту вражду всерьез (включая сами семейства). Впрочем, если вдруг какой режиссер поставит что-то с таким концептом… интересно, сильно ли ему выдаст по башке сопротивляющийся первоисточник? Но тут в историю ничего подобного закладывать не собирались, а нынче еще и добавили.
Словом, вражда в Вероне – это серьезно. Это такая игра, в которую можно играть всем городом. Тем более, что все знатные семейства, надо полагать, связаны густой сеткой взаимного родства. А значит, даже если вы не Монтекки и не Капулетти, вам есть чем заняться. Например, прикинуть, кто из них – более близкая ваша родня. А уж числясь приснопомянутым семействам не далее, чем племянником, можно вообще долго не задумываться. Над городом стоит князь, он по должности стоит «над», это правила игры. Правда, когда этот князь – склочный старикашка без реальной власти, особенно обидно, когда он произносит патетические речи о «красной жидкости из жил», а о том, как все прекратить, сам не имеет понятия, у него другие дела – вовремя штрафовать и наказывать более проштрафившихся. Будучи близкой родней великого князя, еще можно позволить себе не вникать. (И то, почувствуйте разницу: Парис (нынешний – интересно, что бы было с другим актером на сей роли!) именно «не вникает» по должности, не более, а вот живая и яростная ненависть Меркуцио ко всей этой вражде – выбор сугубо личный).
…а что делать если. Ты племянник лорда Монтекки. И при этом… Нет, не пацифист в теории и тем паче на практике. Ты, может быть, и хотел бы смело подраться «за своих». И… не можешь. Не в ту эпоху «повезло» родиться совершенным нон-комбатантом по складу души. А может, просто не в том городе, и где-нибудь в Мантуе, километров за 25 отсюда, никто, например, не делит апельсин…
Нет, жив, здоров, руки-ноги на месте, просто в биосе прописано что-то вроде «бить человека по лицу я с детства не могу». До противоположности… до того самого целителя, который не берет в руки оружия. Собственно, Фред и предположил, что хороший ренессансный врач пропадает… И пропадает, что поделаешь, если в Вероне занятием для серьезного мужчины считается набить морду противнику? Вот, тот же сеньор Монтекки фразу, которая когда-то звучала шуткой, произносит совершенно серьезно: «Кто сызнова затеял эту драку… и так бездарно ее провел?» Это большое, важное, государственное дело – провести драку. А ты не то, что провести – толком поучаствовать не можешь.
И осознается это не своим моральным превосходством, а кошмарнейшим недостатком, потому что все вокруг – другие, и покажи ты им свою душу в натуральном виде, назовут – трусом.
Собственно, это и есть самый большой страх Бенволио, когда история начинается. Самое уязвимое место, в которое его уязвляют регулярно.
«Он трусом, ТРУСОМ обозвал меня!» - кричит он Ромео о Тибальте.
«Я не Бенволио… Я ряженый – пусть маска и боится!» - отшучивается (вроде бы) он, отвечая Меркуцио. Это какая же огромная радость – найти того, кому можно на время сдать себя и свой страх – и не бояться.

А еще – если ты не можешь постоять за себя, и постоять за них – ты будешь держаться поближе к тем, кто, возможно, постоит за тебя. У Бенволио очень «серьезные» друзья, если судить по положению – Ромео и Меркуцио.
Беда в том, что Ромео… ну такой Ромео, какой есть. А Меркуцио… может быть, Бенволио хотел бы быть таким же, иметь ту же внутреннюю свободу, когда не боишься и вовне выругаться насчет «компаний ваших злобы сволочных». Проблема в том, что Меркуцио при случае за свои слова готов ответить. Он может сражаться, просто вообще не хочет.
И в том беда, что и друзья-то серьезно не воспринимают Бенволио, уж какие только насмешки он от них не выслушивает… Может быть, даже не из-за себя самого. Просто и у того, и у другого безответный друг работает жилеткой для слива негатива. И не возражает, а то останется один (или не поэтому, а потому что – друг и умеет им быть?). У Ромео – ввиду истеричного характера того… А Меркуцио… не знаю даже, как они общались обычно, но в том, что мы видим, в сцене перед появлением Тибальта, Меркуцио просто не до того. И офигеть как не по себе. У него вылезла из снов на волю королева Маб, и с этим надо что-то делать. В былые разы он произносил как-бы-хвалительный монолог о Бенволио («…и девственник к тому же!» - а ведь наверняка правда, еще и по сомнительным девкам не бегает!), именно против него. А тут получалось – впроброс, не о нем, хохмя и издеваясь на автомате (это он умеет не хуже, чем сражаться!), - потому что на душе не передать как фигово.
…впрочем, не только это – да, для Меркуцио совершенно не характерно «исчезать за час до драки», он скорее дождется и ухитриться обстебать обе стороны так, что им противно станет – или заболтает их ерундой, как они устроили вместе с Кормилицей. А Бенволио воротит от самой возможности противостояния. И Меркуцио, сильный человек, не понимает этой слабости с высоты своей силы, с которой ему повезло родиться и вырасти. И успевает еще жестоко пошутить над другом – вывалившись из схватки с Тибальтом, вроде-как-раненый, напугав Бенволио до полусмерти, а потом – «подуй на пальчик».
…а Бенволио ведь не обижается на них, похоже, ни на Ромео, ни на Меркуцио…
А шутка меж тем оборачивается кошмарной явью. И Бенволио заходится в крике над телом Меркуцио… и тут на какое-то время его переклинивает настолько, что и он, схватив оружие, несется в драку вместе с остальными. Впрочем, остальные и не останавливались.

…впрочем, сомневаюсь, что в стычке он преуспел в чем-нибудь, кроме как остался цел. И самое интересное, именно после этих смертей начинает резко выясняться, что Бенволио – вообще-то не трус. Просто для этого не обязательно бить морду противнику – истина для Вероны свежая и новая. Особенно когда один твой друг только что глупо погиб, а второго примерно за это высылают под страхом смерти.
Он не робеет объяснять самому князю ситуацию, в результате которой на площади лежат трупы.
А потом, когда положение в Вероне в ближайшем же времени становится еще «веселее», с мнимой смертью Джульетты, он действует еще решительнее.
Он по собственной – явно! – инициативе отправляется известить все того же изгнанника о печальных событиях. Ему и самому плохо, и уж тем более он не хотел довести друга до такой ручки, и ему плохеет еще и от этого, он явно ставит это себе в вину… А Ромео только истерит и причитает, и даже не замечает, каково оно Бенволио.
(Я думаю, он и за Меркуцио себя винит, хотя поди объясни, как можно было разрешить ситуацию).
И наконец, на финальном разбирательстве, снова у двух - других уже – трупов… Он решается рассказать о своей поездке, и готов принять наказание… Но именно на него кричит лорд Капулетти – «Молчи, Бенволио!» Не потому, что тот неправ. А потому что тот не должен пострадать, и никто не должен, хватит… Он не остановил брата Лоренцо. А его – остановил. И всю вековую вражду – тоже.

(…когда-то, на одном из спектаклей «с проблесками», мне вдруг ясно увиделась картина («Ромео» вообще спектакль, богатый для меня на яркие зрительные, гм, глюки). Как уходящие с кладбища расходятся понемногу, и в закатных лучах остаются – каждый на своих местах – двое – Бенволио и лорд Капулетти. И лорд – в этом варианте (как нередко) явно не собирающийся жить долго – проходя мимо него, отдает ему свое кольцо – что-то вроде знака власти…)

Но и это еще не финал. Итак, Капулетти своей волей мирит два семейства, Князь выдает этому официальное резюме… А Бенволио - выслушав, первым вынимает из-за пояса оружие, и с явным салютом на прощание – «больше никогда» - бросает его. И уже за ним – бросают все остальные.
Что же, теперь… он еще молод, и у него еще достаточно времени, чтобы стать хорошим ренессансным врачом. Наконец-то быть собой и не думать, что это неправильно.

(Кстати, посмотрела мельком в шекспировский текст, натурально, весь этот финал Бенволио «прирос» в спектакле, там везет письмо слуга…
В спектакле вообще немало такого, то же джульеттино «Остановите время!..», которое мне сносит крышу каждый раз, с тех пор, как ее играет Ника…
И это, пожалуй, не «против» текста, я сказала бы, а как-то докручивая, концентрируя то, что уже есть – на меньшем количестве персонажей).

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
odna_zmeia
Feb. 1st, 2012 05:18 pm (UTC)
Мышь, спасибо, прекрасно и очень связно. Могу только добавить, что я наконец-то поняла, что в этой роли играл А.С. Не прошло и двух лет.:)
И еще деталька - когда после смерти Меркуцио Бенволио рассказывает, как все было, он начинает говорить для Эскала, а заканчивает для лорда Капулетти. Вот тогда он его первый раз и приметил, похоже...
И финал, последний салют, "прощай, оружие".
Но самое интересное, что все это в спектакле на самом деле так и лежало, просто никогда не игралось, болталось мертвым грузом, непроявленное. Оказывается, Бенволио - вовсе не клоун и не шут гороховый, как мне 20 лет казалось (да, и Кириллов тоже не шут гороховый, а кто бы мог подумать). Что но с ними такого делает, что они будто просыпаются и пыль стряхивают?
_klio_sw
Feb. 1st, 2012 11:23 pm (UTC)
Бенволио - не шут
А разве Вы не видели Неудачина в этой роли? Совсем не клоун и не трус, человек с развитым чувством собственного достоинства, которого даже Гриня во всей красе не мог втянуть в свой стёбный стилёк - тот только отряхивался брезгливо. Есть же аудиозапись их диалога и фотография к ней, там всё это слышно и видно. (А потом его сменил Горшков, см. следующую фотографию, и слово "девственник" зазвучало как-то... двусмысленно.)
kemenkiri
Feb. 1st, 2012 11:41 pm (UTC)
Re: Бенволио - не шут
Ой, Горшков... Радуюсь, что не застала, обнаружить смысл было бы, боюсь, труднее!
odna_zmeia
Feb. 2nd, 2012 02:37 pm (UTC)
Re: Бенволио - не шут
Видела конечно же, как не видеть. Могу только сказать, что Неудачин - герой не моего романа однозначно, я его не то что не воспринимала, а вообще плохо переносила. Искала формулировку (что именно в нем отталкивало) и увидела, как Фред ниже написал: агрессивный. Вот да, именно так, причем везде, во всех ролях, в Бенволио тоже.
Собственно, я тогда "Ромео" видела очень мало именно из-за подбора актеров; мне очень нравился спектакль, нравилось, как поставлен, но большинство исполнителей, и в особенности оба главных героя, впечатление производили скорее отталкивающее. Как ни смешно, даже сейчас в "Ромео" кастинг лучше. Спектакль - хуже, грубее, а состав лучше.
kemenkiri
Feb. 1st, 2012 11:40 pm (UTC)
Ага, вот с тем моментом, когда он рассказывает - это я внимание недо-обратила. Надеюсь, в следующий раз будет что посмотреть, и я посмотрю...
И вот да, учитывая перестановки персонажей - закладывалось же! А кто играл его в самом начале и когда играл А.С.?
fredmaj
Feb. 1st, 2012 11:51 pm (UTC)
В самом начале как раз Неудачин. Но мне он хоть и шутом не показался, но все равно был... ну, по записи, наверное, много не видно, но персонаж там был просто агрессивный и не более.
А.С. играл Бенволио в русско-японском варианте, когда Меркуцио играл Витя. И вот на эту их общую сцену я бы посмотрел!! да где ж такое дают...:-(. Потому что тот их разговор в ключе исполнителей, думаю, приобрел бы новые краски:-)
kemenkiri
Feb. 1st, 2012 11:57 pm (UTC)
Ох, да, они ведь еще и в паре оказываются... Да, вот это было бы дико интересно увидеть! А ведь гуляют какие-то кусочки японских спектаклей, неужели нет целого??
_klio_sw
Feb. 2nd, 2012 06:40 pm (UTC)
Дают - в Теплом Стане. Только я это смотреть не смогла, так что точный состав не гарантирую...
kemenkiri
Feb. 2nd, 2012 07:40 pm (UTC)
Визит в Теплый стан становится основательно необходим...
(Тем паче, что у меня опять уплыли "Гамлеты", опять же).

А почему не смогли - качество записи? Содержание?
_klio_sw
Feb. 2nd, 2012 08:02 pm (UTC)
Содержание, ага.
Чужой бездарный зал. Чужие бездарные крики...
За компанию оно, может, и получится. Тем более, еще и "Гамлет"...
( 10 comments — Leave a comment )