?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

28.02.2012 г. (Канон св. Андрея Критского, храм Михаила Архангела в Тропареве) + "Мастер и Маргарита", Театр на Юго-Западе

...Вечером после спектакля на театральной Гостевой поздравляли с ДР Курочкина, - и тут до меня дошло: елки-палки, ДА! Год назад! Это был Сургут, наш второй-последний сургутский спектакль, наши "розы для Пилата", которые остались на фото и ушли имениннику... (Традиция, однако - усольские розы (это ведь розы были?) ушли к Фариду.)
И наш пирог, и прочая суета после, но главное-то - тот спектакль. Второй-сургутский, наш-последний, не записанный, просто увиденный, разговоры после о том, что по приезде "все вернется на круги своя", а раньше - золотое сургутское небо, а позже - музыка по дороге в аэропорт...
Год назад. В этот год влезло так много, что он какой-то валинорский получился, которые на самом деле - не то 10, не то 120 обычных лет.

В этот день, что интересно, тоже был "Мастер".
Какой-то совершенно особенный спектакль. Вроде бы ничего не добавляли, даже не факт, что репетировали, просто - копнули на еще пласт глубже. Я - понятно о ком. "Библейцы", плюс Мастер (ибо Бакалов), плюс Курочкин-Берлиоз (ну, ему тут за двоих работать пришлось... вот и поработал!).

Может быть, дело еще в восприятии. Мы с Лю, например, явились на спектакль аккурат с Канона, благо храм - физически напротив. С путаницей насчет начала службы мы поимели траекторию храм - за цветочками - театр (цветочки поставить) - храм - театр, но не в этом дело. Мне было интересно и чуть стремно как "пойдет" спектакль - после. Вдруг пласты совсем разные и не сочетаются? Ничего подобного. Какое-то ощущение... "промытого стекла". Т.е. смотришь - и видишь - нечто очень ясное и цельное, и какое-то обновленное, что ли?
Впрочем, Змея и Фред ни на какой канон с работы не попадали, - и чтоб им это помогло!

...самая ясная точка первой сцены - как ни удивительно, самый конец: "Ты бы отпустил меня..." Не просьба о себе, снизу вверх. Совет, или даже просьба - о Пилате, ему же самому. Отчетливо - сверху, потому что именно тут совсем ясно, КТО говорит. Это и следующее "Прокуратор..." - которое обрывает Пилат. За которым внятно встает: я знаю, что будет, если ты захочешь все устроить сам - именно так, привычными средствами. Ты не сможешь.
ГОворили потом (обратным путем) о том, что точка выбора, точка ошибки - именно здесь. Не нужно хитроумной политической комбинации, нужно здесь - заметить совершенно безумное предложение: отпустить явного преступникана все четыре стороны.
ОН поймет это потом, совсем потмо - в той сцене ночью, которую проговаривает Мастер... (Мастер сегодня тоже был мега-осмысленен).

Затем, в разговоре с Кайифой (внимание, Кайифа реально временами и местами выдавал интонации и игру!) он сначала пытается продавить привычную "политическую" комбинацию, она неожиданно и немотивированно рассыпается... Змея потом говорила: это история о слабости, и не конкретного характера, а - природы человеческой. Да, так - о границах возможностей. Мне еще пришла среди сцены мысль, вроде бы "про вообще", но не поручусь, что не от персонажа: ведь получается, что он пытается переложить решение... нет, официальное решение, официальную ответственность - на Кайифу.
А дальнейшее очень логично вытекает из этой мысли: ах, так? Нужно все - самому? Значит, буду все - сам! Он уже произносит "умрет сегодня Га-Ноцри", но еще пытается - изменить неизбежное. Он произносит "Я умываю руки" снова без голоса почти - но как-то... мягко, что ли. Соглашаясь - платить необходимую цену? Решительно, совершенно явственно рвет с ворота фибулу, и... Не хватило. Того порыва, в который погружаешься, и до последнего мгновения кажется, что он все-таки скажет - "Га-Ноцри"! Ему и самому, должно быть, так кажется. И тут он снова неожидаемо, всем собой, налетает на границы человека... И долго-долго раскачивается, как что-то неживое, как предмет, как ткань под ветром (вот эта красная) - а свет все не уходит...

Удивительно продуктивно получалось посмотреть не только на Пилата, но и на тех, кто взаимодействует с ним. Может быть, это уже немного привычка, чуть прижившееся ощущение, что Пилат у нас есть и в ближайшее время тоже будет, поэтому не страшно отвести взгляд на что-то еще осмысленное - и упустить на это же время его. Впрочем, это очередной спектакль - памятник расходящемуся косоглазию. А уж когда на сцене ТРОЕ осмысленных, вообще не знаешь, где третий глаз отращивать.
Фаридов Афраний - идеальная сцепка, идеальная защита прокуратора, идеальный практик при стратеге. Начало допроса, когда Пилат перебивает его "из города в город" - это уже не обучение, пожалуй. Это отчасти больная голова, а отчасти интуиция, что не нужно тут искать маршрут "из города А в город Б" (и срочно припомнить, какие повстанцы водятся обычно в этих городах), а городов этих - все буквы еврейского алфавита и траектория не так важна... Много, много мелких черточек-реакций: на знание греческого тоже удивляется, например... А потом - уже на него оглядывается прокуратор, после того, как головная боль провалилась. Т.е. сначала он оглядывается на Крысобоя - и видно, обнаруживает в лице того что-то настолько непривычное, что "идет" смотреть на Афрания: ЧТО, по мне все настолько видно? А тот только кивает - мол, все в порядке, прокуратор?..
Действие второе тоже было богато на "моменты": когда Левий грозится "зарезать одного человека", Афраний не только руку на меч кладет - он присаживается, как перед прыжком, он собирается ловить этого невменяшку, когда тот нападет на прокуратора! И успел бы, надо думать, поймать, собирайся тот в самом деле... (Пилат - снова иначе, еще одним оттенком. "...меня?" Не просьба, не надежда... знание, что ли? Что-то вроде: да, я знаю, меня есть за что прирезать, согласен..." Впрочем, "согласен" не означает "подставлюсь под нож".) Но нет, Левий расколется насчет Иуды - и получит фирменную Афраниеву ухмылочку - а мгновениями позже узнает ответ на вопрос "кто это сделал" - и для него будет рушиться, делиться на обломки и по-новому сходиться мир - становясь таким, каким он выглядит сейчас. И, похоже, именно в этот миг Левий видит - и таким запоминает - Прокуратора. На "Это сделал я", - я уж не знаю, запомнит ли, сумеет ли он увидеть - отдельно - как тот шагнул к своей бездне и отшатнулся от нее? Скорее - слитно с этим как-то, я бы сказала - единым пламенем.
"Бессмертие пришло", мир изменился и не будет уже иным, - и даже тот, кто убил Иешуа (ТАК ведь видит Пилата Левий на начало) стал тем, кто убил и предавшего Его, стал... больше себя, что ли? Это не то, что есть, а именно - пытаюсь простроить - как может увидеть его Левий в тот момент. Позже он наверняка узнает о нем больше. Уже в жизни вечной, в той, из которой он приходит в последней сцене, таким полным контрастом этим метаниям и отчаянию - спокойствие и свет, к которым совешенно ясно дорисовывается даже не нимб, но крылья. Узнает, поймет всю его историю, и потому - и от себя тоже будет "просить о Понтии Пилате"... Но впервые увидит и запомнит - именно в тот миг.

Возвращаясь назад - и к иному персонажу.
Действие второе, сцена вдвоем-и-с-мастером тоже перестала, зараза, быть сценой на двоих, тем более, что сидела я как раз напротив Мастера... м.б. частью просто углядела то, что раньше не видела.
Мастер вообще любопытно реагирует на те куски, которые рассказывает. Это было еще в конце первого действия интересно. Когда Левием случался С. Медведев, на Бакалова и стоило смотреть, - он _показывал_ осмысленного Левия, совершенно другого, такого... немолодого уже человека, не в бурном, а в... спокойном, если можно так сказать, отчаянии. Он чем-то напоминает мне Левия из "прошлогоднего" фильма (который фильм, а не сериал, и 14-летней давности на самом деле). А тут было - оп-па! - два осмысленных и разных Левия: собственно Левий Лакомкина и то, что показывает Мастер. Видит-глючит через призму себя? Примеряет на себя - как бы я поступил? Словом, разные, но об одном. (Фред интересно простроил потом, что в этот раз герой-имени-Мастера - именно Левий, именно через него он видит историю).
Так вот, второе действие. Там тоже была история "про разное" - реакция на "...трусость". Пилат - прикрывает глаза на мгновение, - получив то, чего ждал, и почти сразу продолжает, что-то вроде "значит, так". Это не только к дальнейшему, это - значит, так и есть, так и буду жить дальше, даже от себя не пытаясь скрыть... (И - так и пытается, пока жив и в сознании, это во сне и в лунной вечности он проваливается в то невозможное и желанное, на лунную дорогу...)
А Мастер - на ту же "трусость" - запрокидывает голову и почти беззвучно смеется, а потом - по какой-то дикой загогулине убредает к задним щитам, словно не очень держась на ногах. Он тоже "поймал" ее - о себе. И он тоже хорошо знает, что именно она - в сердцевине его истории. И понимает, что за нее расплачивается... Впрочем, клиника Стравинского, пока она длится, кажется ему достаточно приемлемой тихой гаванью, к тому же есть надежда, что ОНА его забыла... До времени надежда есть. Это потом являются все скопом - и ОНА, и Воланд (идея Фреда, что это и есть пресловутый спрут, это его Мастер узнает!). Но тут некогда струсивший снова держится с достоинством, осознает и принимает свою участь, только глаза время от времени прикрывает - как Пилат тогда. И если его соответствие в истории - действительно Левий, то логично, что Пилату не разрешает даже, а почти приказывает - "Свободен!" Он знает, что его место - не здесь. Пилат не заслужил этот ... гм, покой, а он, Мастер, как-нибудь переживет.

Не могу сказать "заслужил Свет", это такая штука, которую не заслуживают вообще, которая - дается. Но - точно НЕ заслужил оставаться там, где был.
Я по-прежнему не верю воландову "чаще всего он спит" - увы! Видится - бесконечная лунная бессонница. И то, что хуже ее - может быть, это и есть сны? Потому что он есть - на балу, и он играет - на балу, и как-то ясно и отчетливо попадает в красные отсветы, и не увидеть лицо уже невозможно... И почти под конец - наталкивается на что-то...Видит? чувствует? - и отшатывается от ЭТОГО... не знаю чего, но оно, похоже, еще хуже всего того, что тут УЖЕ есть. А еще раньше - я виду среди этих почти-голых демонов Фарида - и соотвественно, вижу Афрания. И кажется, пытаюсь простроить нечто иное, чем товарищи: что Афраний пытается к нему дойти, пробиться - и не может. Свои... гм, приключения духа отвлекают.
Так что выход Пилату придется искать самому... Но выходит - встречное движение: он просит - и о нем просят.

И он уходит в Свет... а Ванин выходит на поклоны, и Любелии с букетом достается состояние "даже заметил", а от Змеи уже честно пытается отшатнуться (потом расшифровано нами как "а то я сейчас на тебя упаду"), потом, на коротком отрезке до перехода, клиент маловменяем и разве что песни не поет (или, говорят, поет,но немного... но в общем, не сравнимо с недавним после-Чайки, когда доволен, радостен и треплется за чтение книг и воспоминания юности...), а потом почему-то уже у Змеи пытаются потемнеть уличные фонари... Но там, среди прочих фраз все-таки мелькнет какой-то аналог того "ЭТО - не тяжело".
И это - при всей невозможности рационального объяснения в самом деле так. Потому что эта история продолжает рассказываться. Уже две тысячи лет как - и год с небольшим как именно вот здесь, вот так, в этом спектакле, этой ролью... и Свет, разлитый в этой истории, имеет отчетливый оттенок сургутского золотого неба.

P.S. Да, а про книги мы поговорили с Тамарой. (И она говорила - о том, что это, наверное, лучшее, что есть в жизни, а остальное - так, приложение). А также про то, сколь прекрасен ее новый образ в Грибоедове - она знает, что у нее типаж, очень подходящий под тогдашний стиль,и замечательно это использует. Было высказано предположение, что дикие зрители "как из аула", которые устроили в т.ч. апплодисменты прямо после Грибоедова, реагировали на нее;-)

И еще один момент, не влезший в сугубо патетический отзыв, но я непременно хочу его записать. Про клинику. Как снова плыл и тонул в тексте С. Медведев, я не опишу. Как ухлестывал за Прасковьей Федоровной Стравинский - тоже не возьмусь, а ведь было!
Но зато вот о чем: в какой-то момент, когда Бездомный к нему строго спиной и произнес только что-то отчаянное ("Что же теперь делать?" или что-то вроде), профессор Стравинский - или актер Ванин? - посмотрел на это чудо природы и с кротким удивлением только поднял руку куда-то к небесам и спросил в пространство: "Ну что тут поделаешь?"
Даже не знаю, что сказать. ...ну м.б. текст можно хотя бы выучить?

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
odna_zmeia
Feb. 29th, 2012 10:20 pm (UTC)
Мышшшь... Ура, ты его записала! Слушай, Фреду пошли, хорошо? А то он говорит, что твой ЖЖ практически перестал поисковиками индексироваться, так что пусть он хоть на работе прочтет.
Сегодня обсуждали, как хотим это записать; так что, если я дня за три не выдам готового продукта, стукни меня больно, хорошо? Потому что, если я _это_ не запишу, это будет вообще из ряда вон.:(
kemenkiri
Feb. 29th, 2012 10:53 pm (UTC)
"твой ЖЖ практически перестал поисковиками индексироваться"
ВОт зараза, я ему это специально не устраивала, я в нем сама периодически что-нибудь поисковиками ищу!
Главное, его люшиным текстом снабдить, там сюжет записан целиком. А я - что успела ухватить, и наверное, даже не собралась бы это собрать, если бы не ДР Курочкина - он дал вектор, куда все складывать;-)
Я тебя буду стукать, но осторожно...:-)
lubelia
Mar. 1st, 2012 07:38 pm (UTC)
Я, я буду стукать, давно от тебя тестов не было!
odna_zmeia
Mar. 2nd, 2012 08:34 pm (UTC)
Вчера на работе написала чуть больше листа, если сейчас не развезет, попробую себя попринуждать, а то в понедельник еще один "Мастер", рискую не успеть...
lubelia
Mar. 1st, 2012 07:38 pm (UTC)
Спасибо!
...Про Мастера и Левия - да, есть такое. Даже этот возрастной контраст четко ложится в легенду: Мастеру и Стравинскому лет по сорок-пятьдесят, и свои Приговоры они словили .. ну между 1905 и 1921-ым где-то так... Вот Мастер и проецирует себя на молодого Левия.
lubelia
Mar. 1st, 2012 08:43 pm (UTC)
А вот:
* * *
Балкон словно клетка. Хочешь - зайди, примерь.
Все разом сегодня - гроза, голова, беда.
И кажется, вовсе уже не в себе, и рычит как зверь,
Но только не убежать от себя - куда?

И мечется в этом круге: колонна, щит.
На площади город: есть крики, не видно лиц.
...Дойдя до границ себя - человек кричит,
И вспыхивает, и пеплом слетает - ниц.

Ударившись о предел, он повержен - весь.
Обрывки, ошметки, ветошь, отрепья, рвань.
Однако из-за границ долетает Весть,
О том, что падут оковы - ты только встань.

И пепел внезапно вспыхивает огнем,
И тот, кто лежал, как мертвый - идет вперед.
Иди, ты свободен. Ночь обернулась днем.
Луна превратилась в солнце. Иди - Он ждет.
kemenkiri
Mar. 1st, 2012 09:55 pm (UTC)
Да, да, это она, есть история, как есть!
( 7 comments — Leave a comment )

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow