Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Categories:

"Несу разные вещи"(с)

* Была в Том Самом Каталоге. Без фонарика. Как видите, вернулась.
Ужасы не напали, в сопредельном коридоре ремонт, а из каталога вышел Вагон Всего и Как Обычно Муравейник.

* В рамках "романа с III отделением" нашла заголовок дела, который, наверное, надолго удержит виртуальный первый приз, ибо я не представляю, что может быть краше.
Первая экспедиция, напоминаю. Государственной важности дело. Наряду с тайными обществами, иностранными шпионами и покрытием по матери царской фамилии.

"О сновидении однодворца Лимарева."

Не могу, закажу, хоть и совсем не в тему. Зато это... климат эпохи обрисовывает. Ну и хоть узнаю, ЧТО он там насновидел?! (И что ему за это было??)

* Надеюсь, когда-нибудь Фред напишет про "сетку" диагнозов в 19 веке. В смысле, все называлось и группировалось совсем иначе. Что-то, конечно, понятно: чума и холера так и называются и лучше все-таки без них, чахотка - это точно туберкулез...
Но есть три предмета, которые, по-моему, обозначают примерно все остальное богатство болезней рода человеческого - особенно в сочетании с разными прилагательными. Это горячка, лихорадка и водянка.
Да, кстати, "белая горячка" в те времена - это таки не "белочка", а всякое помешательство с достаточно активным поведением. Потому что попадаются с этим диагнозом люди (например, старая тетушка) которые наверняка не пили запоем...

* Семейство "младших" Барятинских в Москве 18 века - или ветераны Броуновского движения на марше.
Эти люди не могут усидеть спокойно на одном месте. Даже если на этом месте стоит их домик. Какие мелочи!
Вот есть у нас (т.е. у них, т.е. у князь-Шурика) прадедушка Федор Андреевич. Так посмотришь - и кажется, что тихо сидит, за всю карьеру только и был вызываем в Петербург "насчет свободной продажи ревеня в Москве" (ревень - лекарство, видимо, "рецептурное средство", просто так с воза на базаре продавать нельзя, только в аптеке или сходи на огород и нарви бесплатно). И вот живет он себе в домике с кучей детей до самой своей кончины... Но если присмотреться к составу детей, то вот их постигают какие-то постоянные миграции! Старшие, ладно, женились, а откуда ВДРУГ берутся младшие лет 10, которых тут раньше не было? (А детей у его откровенно за 10 человек, так что возможностей для комбинаторики много).
Но вот прадедушка скончался, завещав Домик всем и поровну. Но это ж неинтересно! дети быстро продают все свои доли одному из братьев (кстати, не старшему) и разбегаются в неизвестных направлениях. Упомянутый брат, Владимир Федорович, с двумя хронически-незамужними сестрами высиживает на одном месте аж лет шесть - а потом и они бодро исчезают в неизвестном направлении, оставив в Домике дворника с женой. Дворник настолько суров, что хронически не ходит к исповеди. Это, видимо, единственный вольнодумец эпохи Просвещения в семействе Барятинских. А может быть, он калмык. Затем, лет через пять, помянутый Владимир Федорович, прихватив брата, приезжают в Домик, будят сторожа, крестят в близлежащем храме сына Вл.Ф., наливают сторожу на радостях - и снова растворяются в голубой дали, увы, не оставив мне ее адреса. А через некоторое время в исповедных перестает упоминаться даже Домик с дворником - то ли про него наконец напрочь забыли, то ли Домик продали... но тогда, похоже, лет через пять купили обратно заселились практически на том же месте - на сей раз в виде чьей-то вдовой княгини с детьми. Ничего, что она Барятинская не по рождению, - вирус в голову успешно заселен, лет через пять княгиня и Ко растворяются снова, история с дворником и крестильной активностью повторяется уже следующим поколением, их (ее, а также Владимира Федоровича) детьми, - и потом княгиня заводится там обратно, детей у нее всего трое, но это не мешает им каждый год появляться в исповедной в разном составе...
Дальше наступает рубеж веков, нам внезапно известно, где отслеживать *нужный* хвост этой ветки, так что как там было дальше с Домиком - уже не знаю. Но *нужная * ветка развивает другую привычку: они бодро перемещаются из Москвы в Петербург и обратно, а потом по разным адресам Москвы (тоже почему-то не усидев в своем Домике) ВСЕ СРАЗУ. Т.е. примерно 4 брата и (опционально) две сестры, все взрослые, а один даже семейный...
Я даже понимаю, что было, наверное, отчего сбежать от мужа жене этого семейного брата - т.е. матушке моего героя, даме все же, с вероятностью - из Петербурга... Потому что это совершенно особый способ жить. Иногда мне кажется, что с ним надо родиться...

* ...и почему-то именно Москва начала 19 века отзывается у меня в голове. Петербург - нет, никакого сравнения. Наверное, поэтому никогда раньше не цепляла эта эпоха: первым выходит именно Петербург, а в качестве альтернативы - совсем провинция, по Гоголю. А Москва - не то и не другое, это совершенно особенное место.

...и чем больше влезаешь в эпоху, тем чаще на тебя (обычно там, где не нужно) выходит Наше Всё. В смысле Пушкин. Через некоторое время это начинает активно раздражать. Т.е. все им художественно-написанное - это действительно прекрасно и как раз чтобы что-то понять про эпоху. А вот количество пушкинистики, характеристика кучи народа исключительно исходя из Пушкина в их жизни, да и сам его по-жизни-характер - это, кажется, у меня совсем увы, никуда не лезет.
"Так уж как-то получилось"(с)
Tags: Архивные Хроники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments