Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

  • Music:

Графомань №... Плоды запоздалые.

Ничего не могу поделать, знаю, что по жанру и проч. фигня фигней, но я чуть не год ждала, когда на одном из драбель-фестов отголосуют "хвосты" (сиречь писаное позже срока или не совсем по теме) - и я смогу вытащить на всеобщее обозрение этот "виноград моей души".
Написано было вовсе не по заявке, а по следам фразы, мелькнувшей в дискуссии ( сейчас уже совершенно не помню, что там было причиной). Мои мозги ее немедленно визуализировали - ну вот и результат...

Не убедил

"В такого Маэдроса не поверит даже пьяный орк".
~Numiel~, в дискуссии


Редкая удача: воины осажденного Химринга захватили орка. Тот полз по склону холма какими-то странными зигзагами. Да еще в том месте, где было далеко что до ворот, что до тайных выходов... Определенно, разведчик. Но ЧТО он разведывал? Не готовит ли враг какую-нибудь новую хитрость? Дабы разрешить все недоумения, добычу немедленно приволокли лично к Маэдросу, - не обращая внимания на малоприятный запах от орка (да они и не обязаны пахнуть лилиями!) - а также на то, что Маэдроса для этого пришлось разбудить.

- Отвечай мне, каковы были твои цели? - сурово вопросил орка невыспавшийся нолдо (что суровости только добавляло).
Орк как-то лениво поднял на него взгляд (он был сильно ниже Маэдроса Высокого). И без особого энтузиазма проговорил:
- Да я это... так тут немного... - и снова уставился в пол.
- Да как ты смеешь? А ну-ка отвечай мне немедленно! - Маэдрос не побрезговал ухватить орка за подбородок, чтобы тот уже не мог отвести взгляд. - Или ты еще не знаешь, кто я? Так знай: я - Маэдрос, сын Феанора, лорд...
- Врешь, - мотнул головой орк. И так как опешивший нолдо перестал его держать, снова уронил голову.
- Да как ты сме...
- Врешь, - тут орк поднял голову самостоятельно. И даже отступил на шаг, видимо, собираясь осмотреть собеседника. Стражи ему не препятствовали: вроде бы ничего общественно-опасного он пока не сделал...
- Маэдрос - он должОн быть ростом с гору... - решительно продолжил орк после осмотра. - Ну, или с ...эта... Властелина нашего... не, пониже конечно, но...эта... малость только пониже... И рука у него... эта... железная. Или та... или обе, не помню...
Маэдрос, стараясь не отводить взгляд от орка, скосил глаза вправо и вниз. Что раньше там можно было увидеть кисть правой руки, а теперь - нельзя, он уже лет двести, как привык, но теперь он, похоже, пытался убедиться, что не увидит там - кто такое только придумал?! - железную руку. Да-да, и размером она - с гору!
- Да, железная... - словно подтвердил его подозрения орк. И внезапно, выскользнув из рук стражей оказался на полу - не на коленях, а просто... кучкой какой-то. Потом приподнял голову и продолжил как-то невнятно, - И лоб...медный... А ты... не верю!
После этого решительного заявления орк снова принял вид кучки - и на тычки копьями и удары ногами никак не реагировал. Маэдрос приблизился, опустился на колено, чуть не носом уткнувшись в не оправдавшую надежд, да еще и нахамившую добычу.
И вдруг решительно поднялся, с каким-то тяжелым вздохом отступил к ближайшей колонне и бросил:
- Целителя сюда.
- Мой лорд, - с тревогой подался к нему один из молодых воинов, - что такое? Это яд? Он отравлен сам и отравил вас? Вам плохо?...
- Мне... - Маэдрос решительным жестом отстранил беспокойного. Но так, видимо, и не сформулировал свое состояние коротко (и прилично), а потому продолжил не о себе, - Да пьян он, пьян как... четыре пьяных гнома!
И добавил назидательно:
- Трезвые орки воняют. Но по-другому. И... да, сюда целителя звать смысла нет, пусть кто-нибудь просто попросит у них того снадобья... гм... - (Кажется, Маэдрос немного смутился), - ...того, которое нам с братьями выдали, когда Карантир приехал с первым караваном гномов, что привез дорвинионское... Только пусть дозу рассчитают - как на лошадь!
Беспокоившийся выбежал из зала - выполнять приказание.
А Маэдрос задумчиво договорил:
- И вот когда эта скотина протрезвеет, мы, может быть, что-то от него и услышим... если он только сам знает, куда и зачем его понесло...

Лорд Маэдрос был мудр и прозорлив.
Потому что именно в это же время орочий тысячник отчитывал орочьего сотника, почему во вверенной ему сотне:
- не все часовые на месте, некоторые пьяны, а одного и вовсе нет в лагере?
- за один день куда-то делся месячный запас пива?
- и среди ночи были слышны удаляющиеся куда-то вверх вопли следующего содержания:

Лезем мы на Тангородриииим,
И друг другу мы говориииииим:
Если не сгорим -
А мы не сгорим!-
То залезем мы на Тангородрииииииим!

*

P.S. Вообще не о том, просто я, пока ваяла запись, "Песню о Ярославле" слушала...
Так вот: почему оба написателя "Русских правд" имели полученные в бою проблемы с ногами? Пожалуйста, не пишите третью - две уже есть, а вдруг это заразно?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments