Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

"А всё люди..."

Раиса вот бродит по литературе частым тематическим бреднем - например, по декабристам - народникам - влетающим в Сибирь полякам, причем самых разных времен.
А у меня получается как-то иначе. Говоря по-нашему, грызуновому - села в одну нору и копаю от нее отнорки. В смысле, копаю историю человека - семейства - связанных с ним семейств...
По дороге навстречу выходят люди, много людей. Про некоторых можно даже что-то сказать, кроме примерных дат жизни. Много историй, известных иногда в немногих словах. Они не выходят обычно на мировой уровень, не привлекут участием в крупных событиях. Они - человеческие истории, и тем интересны.
Я не набиваюсь в родственники князьям Барятинским "младшей ветки", я еще в своем уме (и если Рюрику какая родня, то если только через нашу шведскую часть генеалогии - кто его знает, какой там конунг мог быть веке в 10?!). Но в чем-то это похоже на то, как собираешь истории про своих предков. Они интересны, но ты на них вряд ли наткнулся бы, если бы не взялся искать именно этих людей, это семейство...

Словом, вот в качестве напримера - про очередного "неродственика".


Пьер Самарин.
Микроэтюд.


У Полины Барыковой есть родственник. Она пишет "Пьер Самарин", в действительности - Петр Александрович Квашнин-Самарин. Сын той "тетушки", у которой Полина воспитывалась одно время, в компании трех сестер "Пьера". Причем весь этот выводок девиц князь-Шурик знает, а вот их брата - похоже, нет. Молодой человек точно учился в Петербурге в каком-то пансионе, - может быть, вот в это время и учился (и не встретился).

Человек, судя по всему, хороший и даже полезный никогда не виденному родичу: помогает, например, искать для него греческие и латинские книги, потом, когда Александр вышел на поселение и по дороге куда-то дел все деньги, Барыковы-Толстые + все тот же Пьер скидываются понемногу (семейства там все не слишком богатые, даром что петербургские) и посылают деньги для него Варваре, прося сказать брату, что это от нее лично...

Книги он ищет не просто так - Полина упоминает, что он сам "большой библиофил". А еще он пишет стихи. Как говорит Полина - "поэт в душе, и неплохой поэт", но пишет только "для себя" и ближайших друзей. Иногда - перекладывает что-то иноязычное, таким способом: просит кого-нибудь сделать максимально дословный подстрочник. Так Полина переводила ему что-то из Байрона (и так мы узнаём, что Полина неплохо знает английский!) - и так она просит Александра перевести что-нибудь из древнегреческих эпиграмм (впрочем, дважды предупреждая, чтобы он за это не брался, если работа его хоть немного утомит).

Так вот, было мне как-то печально, что знаю я про него обидно мало. Полина упоминает еще, что у него есть жена и маленькая дочь.

А тут ("где бы ни работать, лишь бы не работать" - вместо реферата на книжку, вместо статьи в сборник) сижу я, ваяю примечания к очередному письму Полины. И приносит меня нелегкая в эпическую Картотему Модзалевского, что хранится в Пушкинском доме, наконец вывешена в Сеть и имеет сведения приблизительно ПРО ВСЕХ ВООБЩЕ, кто хоть как-то проявлял себя в России на протяжении 19 века.
И думаю я, что вот не смотрела я там никогда толком веселое и загадочное семейство Квашниных-Самариных.
Тыкаю в одну карточку из кучи, заранее не видно, в какую - и попадаю ровно вот куда:

"Квашнин-Самарин Петр Александрович, надворный советник, первый переводчик при Департаменте внутренних сношений Министерства иностранных дел, 41г. Женат."

И дочь указана. Откуда-то из формулярных списков 1847 г. информация. Ну, думаю, мужик, а я тебя нашла! Буду хоть знать, где ты трудился.
Если "41 г." - это возраст, и имея в виду, что формулярные списки иногда его забывают поправить по нескольку лет, - то либо ровесник той же Полины, либо несколькими годами старше (но вряд ли старше Александра).

Листаю на следущую карточку. Тоже Петр Александрович, то же ведомство. С прибавкой:

"В июле 1849 г. сошел с ума и был еще болен в сентябре 1850 и находился больнице Всех Скорбящих".
Источник отдельно прекрасен: "С документа". Ну хоть не "из расшифрованного нами фрагмента"...

...Люди, что ж вам не живется?! - думаю я...
Троицы моих "главных героев" к этому времени уже нет в живых, а вот семейство Толстых и Барыковых это успешно наблюдает. А также жена и еще не взрослая дочь.
Нда, гоголевский Петербург в чистом виде, господа... И еще 6 лет до амнистии.
Tags: Архивные Хроники, Полина Б, князь-Шурик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments