Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Category:

Так сказать, ужасы крепостничества

Давно не было веселых историй про архивные накопательства.
Потому что я тихо сидела в Историческом архиве г. Москвы (и я умолчу, о Гекуба, как оно теперь по полной форме называется, после реорганизации... потому что сама не помню!) и копала владения Барятинских в Каширском уезде (звучит-то как... нет-нет, ПОЛЕВОЙ сезон закрыт!).
И почему-то чем ближе лес был к 1858 году, тем веселее становились партизаны... То есть крестьяне и дворовые.

Нет, там и в смысле владельцев было весело: например, Николай Михайлович Барятинский получил кучу дворовых и немного крестьян своего отца, умершего в 1845 году, только в 1851 году и купив с аукциона, потому что считался, будучи рожден до брака родителей (ЗАДОЛГО до, надо сказать!) не "сыном", а "воспитанником", и кстати, Барятинским был, а князем - нет! (А потомственным дворянином был по случаю военной выслуги).
А какой-то другой кусок владений все те же Барятинские в некий момент продают своему богатому родственнику... а лет через -дцать покупают у него обратно, и выглядит это так, что покупка кажется фиктивной и способом занять денег без возврата...
А еще кусок владений уходит чужим людям и тоже с аукциона (то есть как будто нет наследников), но в 1828 году, как раз тогда, когда вступают в наследство за умершим отцом князь-Шурика и за ним самим, по случаю его "политической смерти", которая в имущественном плане имела ровно те же последствия, что и реальная. И почему так происходит (до того кусок владений был вроде не их!), я еще не знаю и буду выяснять.
Но с крестьянами тоже все любопытно и нетривиально.



Причем я-то, в целом не сильно разбираясь в эпохе, сначала натыкаюсь на что-то и не знаю, это оно лично мне в первый раз попалось, а всем остальным попадается регулярно, - или оно и правда что-то редкое?
Вразумляет меня на эту тему Змея, и оказалось, что да, в самом деле какие-то неочевидные вещи делает это следующее поколение, эти Барятинские-не-князья. Например, ситуация у нескольких семей дворовых: родители остаются крепостными, а их детям (в т.ч. мелким, до 10 лет) дают вольную. Это все 1850е годы. Может быть, родители, всю жизнь прожив именно так, и именн в услужении, а не в деревне, и сами не рвутся куда-то уходить. А детей можно отдать учиться какому-нибудь ремеслу. Да и самим помещикам за них платить теперь не нужно будет, тоже выгода...
Или вот еще, тоже, оказывается, нехарактерная идея - переводить крестьян в дворовые. И правда, в материалах предыдущих ревизий у тех же людей (и их родни), с 1780-х годов начиная, мне тоже не попадалось. Это получаются два непересекающихся мира, им и учет, по тем же ревизиям, отдельный...
И вдруг тот же Николай Михайлович переводит в дворовые довольно обширное семейство, а его супруга в своей деревне - две небольших семьи и кого-то отдельного. Впрочем, про крестьян госпожи Барятинской я ничего любопытного сказать не могу. А вот про тех, которые у ее мужа...

Словом, когда я прочитала про разнообразную участь этой семейки в разделе "Крестьяне", мне пришлось даже таблицу чертить, чтобы разобраться.
Итак, веселая семейка.
Жили-были в сельце Чернятине Каширского уезда Тульской губернии два брата Иван Казьмин и Алексей Казьмин (напомню, что это не фамилии, а отчества; фамилии у крестьян при этом были, но не появлялись в документах (а в Исландии так до сих пор и живут!)).
Жили довольно долго... ну, и в общем, наверное, благополучно: у каждого были дети, в т.ч. довольно взрослые: частью со своими семьями. Вот разве что одного из сыновей Алексея как раз рабрали в рекруты в 1853 году. На дворе аккурат Крымская война - а иначе и не взяли бы от малолетних детей (у него сын 5 лет и, похоже, новорожденная дочь).
Но вот в 1856 году конкретно понеслось. Умер Иван Казьмин, - сильно, впрочем, немолодой, лет 67. Впрочем, глядя на дальнейшее, у меня возникает вопрос: а его просто так Кондратий хватил или глядя на родню?
Поскольку аккурат в том же году брат его Алексей, всего-то лет 50, с одним из сыновей, Егором (лет 25) убыли... по суду на вечное поселение. (Интересно, далеко ли "поселились"? А то могли бы передать привет на Завальное кладбище г. Тобольска, дяде от племянника...)

Подробности их деятельности мне еще предстоит выяснить, пока нашла краткое упоминание у краеведов (больших путаников, но тут, кажется, трудно что-то перепутать!). В общем, эти деятели подожгли зерно в помещичьем амбаре - года за два до того, в 1854 г. И по суду огребли вполне закономерные последствия.
(Краеведы добавляют, что владелец, Николай Михайлович, еще какое-то количество недовольных тоже наказал: отправил из деревни жить на выселки... в 500 м от самой деревни. Нда, серьезное дело...)

Ну так вот, за выселки пока ничего не скажу, но по итогам этого революционного выступления все остальные члены этой семьи все в том же 1856 году мутировали из крестьян в дворовые. Т.е. избавились от необходимости как-то кормить себя сельским хозяйством и обрели какое-то содержание (А вот где его взяли Барятинские?! Они точно деньги лопатой не гребут...)
И было там, ни много ни мало...
- Два взрослых сына покойного Ивана Казьмина, с женами
- двое детей того самого рекрута, 10 и 5 лет
- ...и еще ЧЕТЫРЕ не сильно великовозрастных сына нашего старшего инсургента, т.е. Алексея Казьмина, в возрасте от 17 до 9 лет...
И заметим, наличие в родне двух поджигателей сарая не помешало помещику принять всю эту богадельню на свое содержание.
Вот такие локальные чудеса крепостничества.

*

А вот еще одна история. Точнее, конкретное лицо.

Я ее в ревизии 1834 года приметила. В рядах многочисленной дворни тетушки Аграфены, унаследованной потом Михаилом Николаевичем.
Там тоже занятная система, в этой семье. Годах так в 1800х, в первое десятилетие века, все четыре брата и две сестры, похоже, владеют всеми своими землями попросту совместно, кто бы конкретно что ни приобрел. Они и живут-то все вместе, включая еще семейство Петра Николаевича (отца кн-Шурика)... Я думаю, переезд всего этого множества по Москве или из Москвы в деревню - зрелище впечатляющее... И, видимо, не для слабонервных: именно где-то в эти годы из семьи вдруг линяет супруга петра Николаевича, матушка моего героя. Впрочем, может быть, это ее перестали тут терпеть, учитывая известный нам характер?!..
А к 1811 году из четырех братьев двое, холостые, умирают, - а оставшиеся два брата и две сестры владения как-то делят. Пока впечатление - что в первую очередь для удобства управления. Точнее, владения-то делят братья, а обе тетушки получают помногу дворовых, и в деревню, и в московский дом... но никаких "личных" владений. А зачем, если оставшиеся живут по-прежнему вместе?!
(И мне укорно кажется, что управляет всем этим беспокойным хозяйством лично тетушка Аграфена. По крайней мере, ревизские сказки за всех упорно подает ее служитель... Даже за заведшихся рядом Прончищевых.)

Так вот, в 1834 году, среди чернятинских дворовых, бывших аграфениных (она скончалась как раз в начале предыдущего года) оказывается, в числе прочих: "девка Пелагея Яковлева", 36 лет, без какой-то особой родни - за одним исключением: "Пелагеи Яковлевой незаконный сын Иван, по крестному отцу Михайлов", 16 лет.

Вот у крестьян нечасто, но пролетает... а среди дворовых в этой популяции - случай единственный. И ничего, заметим, из дворовых не разжаловали за неподобающее поведение, задний сарай в дальнюю деревню сторожить не услали... И живет потом она, и сын, все там же, сын заводит вполне законную жену, и к все тому же 1858 году (год последней ревизии) у них трое детей...

И вот что мне любопытно. "По крестному отцу Михайлов". (Вот да, такая система. Таким образом, тобольский сын князь-Шурика официально должен быть _Петр Иванович_ - по Анненкову). А не Михаил ли Николаевич крестил отпрыска Пелагеи? Они вообще, судя по московскому дому, нередко бывают крестными у детей дворовых.
Впрочем, это-то даже можно будет проверить по документам.

Второе непроверяемо, но подозрения одолевают меня все сильнее. Кто отец? Нет, понятно, что Пелагея, на тот момент 20 лет, могла загулять и с каким-нибудь другим дворовым, и с приказчиком лавки... Но вот с кем она в 1818 году загуляла так, что ничего ей за это, по-видимому, не было?!
...и вот думаю я на одного, гм, молодого человека, из гусарского, понимаете, полку, - который никогда не упускал лишнего случая в домашний отпуск съездить, - а еще в 1817-1818 году у нас гвардия в Москве кукует почти год...
В общем, ДУМАЮ Я. А Саша молчит и смущенно (или довольно?) улыбается.

...интересно, этот Иван Михайлов кудрявый был или как? И что сказала обо всем этом тетушка Аграфена?...

...Вообще я думаю, что по российским (и в целом - бывшим советским) просторам, гуляет некое количество генетических рюриковичей (а то и гедиминовичей! и т.д. и т.п.), официально - Ивановы, Петровы, Сидоровы, родом из крепостных...
Tags: Архивные Хроники, князь-Шурик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments