Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

О нескучных биографиях

Автор конспиративного письма на латыни;-), тобольский, а потом Омский лекарь Гаврила Маркович Дьяков, жил нескучно. И его семейство - тоже. Я добыла те самые его мелкие записки, только начала читать, - а оттуда уже посыпалось!

Родом он из духовного сословия и - внезапно - из Вологодской губернии.
Вот, набираю фрагмент про его батюшку.


"Отец мой был учен по липовой грамоте и воспитан неучившимся своим родителем, а моим дедом и до самой своей смерти был верен своему избранному поприщу и отличался своею честностию, умением петь и знанием церковной службы. Из первых впечатлений моего детства остался особенно полет моего отца в пьяном виде с колокольни, по двенадцати ступеням прямо вниз головою, причем он имел еще силы после падения доползти на четвереньках до своего дома, где и был водворен на полатях; ночью выбежав на улицу, он начал бить поленом окна, так что вся наша семья, испугавшись, попряталась в подполье, пока мудрость нашего дедушки не спасла нас от дальнейших приключений; он взял большой пук щепаной лучины, разжег его и бросил из окошка прямо батюшке в глаза, чем и закончилось сие происшествие.
Батюшка часто разговаривал с нами о сокровенных тайнах природы и передавал нам свои видения и разговоры с покойниками, коих ему случалось видеть многих во время чтения псалтыря; у меня в памяти удержался один следующий его рассказ.
(...)
В близком расстоянии от церкви находилась помещичья усадьба Вахрушево, с 2-этажным каменным домом и службами, окруженными густою рощею, среди которой находились церковные покосы. Каких была сия усадьба владельцев в ту пору, забыто мною, но помню твердо, что дома были в запустении, с окнами заколоченными досками, и только несколько караульных охраняли заброшенные строения.
Однажды утром, на заре, мой отец пошел косить траву, и проходя по тропе мимо запущенного городского сада, увидел через полуразвалившийся забор вылезающую из кустов женскую фигуру, весьма низкого роста и мохнатую, а за ней трех таких же существ. Батюшка мой сильно испугался, - так он сказывал, - и от робости воротился домой, раздумывая по дороге, не была ли это кикимора, коей, по общему мнению, приписывали оставление усадьбы владельцами".

Дальше я пока прочитала немного, но сам Гаврила Маркович уже спел влипнуть в историю - он и несколько его земляков, которые хотели поступить в Медико-хирургическую академию, прибыли в Москву 25 августа... 1812 года.
Более "удачное" время трудно было выбрать!
Впрочем, как именно они приключались дальше, мне еще предстоит выяснить.
Tags: культурный контекст
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments