Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Category:

Коротко о биографии: лечился

(Всё, завожу тэг "как мы их ищем"!)
Итак, переписка семейства Пестелей, лето 1812 года, глубокий июль, Иван Борисович пишет сыну - мол, наши войска побеждают всюду, где сражаются (что думает сын по получении сего в этих самых войсках, которые... гм... ну, в общем, как-то примерно наоборот - это отдельный вопрос), а в Пажеском корпусе между тем доучивается очередной выпуск. Кое-кто из которого явно местный второгодник. Вот, например, некто Тулубьев, который еще в предыдущий раз был не в восторге, что Павел его обошел, а теперь его пытается обойти какой-то Татищев, и говорит этот Тулубьев человеческим голосом (да еще и по-русски), а Иван Борисович цитирует: «он [= Пестель], по крайней мере, умен и знает более меня, а этот дурак, и когда ему дадут более баллов, нежели мне, так я ему лоб раскрою!»

..ну, понеслись. Тулубьевых в этот год учится два. Татищевых тоже (Вообще такое впечатление, что в Пажеском корпусе объявлена акция "два пажа по цене одного" и люди этим пользуются!).
И если про вторых двух просто мало что известно, то Тулубьевы оказались интересны и разнообразны, стоило только копнуть чуть дальше "Пажей за 185 лет", где даны довольно безликие данные о службе.
Даже не знаю, который из них - автор столь решительного высказывания.
Вот один, Тулубьев Александр Дмитриевич, про его биографию внезапно вышли на меня небольшие воспоминания его дочери, и история настолько выразительна, что я ее просто процитирую.

(Отсюда:
https://memoirs.ru/texts/Druz_RS97t90n4.htm
Дружинина М. А. Из семейных воспоминаний об императоре Александре I // Русская старина, 1897. – Т. 90. - № 4. – С. 124-126.)

"Воспоминания о моем отце тоже связаны с именем императора Александра I, к которому он обращался с просьбою и был им обласкан.
Окончив образование в Пажеском Его Величества корпусе, в котором, будучи камер-пажем, состоял при дворе великой княгини Екатерины Павловны, отец выпущен был, в 1812 году, прапорщиком в любимый Александром I лейб-гвардии Семеновский полк.
(...)
Раненый девятнадцати лет, в сражении под Кульмом, в ногу, с раздроблением кости, А. Д. Тулубьев, в числе других таких-же офицеров, был помещен в одном из замков, близ места сражения. Благодаря молодости, предоставленным владетельницею замка удобствам, удачному лечению лейб-медика Аренда, и затем лечению водами в Теплице, отец довольно скоро настолько оправился, что был в состоянии съездить в Берлин, чтобы представиться прусскому королю и поблагодарить его за пожалованный ему железный крест и орден pour le Merite. Но затем рана вскоре опять открылась. Сознавая невозможность продолжать фронтовую службу, он решился лично просить императора Александра уволить его в отставку. Государь, милостиво приняв отца, явившегося к нему на костылях, усадил его и, выслушав просьбу, не согласился уволить его в отставку, а советовал продолжать лечение за границей и разрешил ему продолжительный отпуск, в надежде, что он совсем оправится и будет еще в состоянии оставаться во фронте. Такое внимание государя к просьбе молодого офицера нельзя объяснить иначе, как особою милостью, и казалось, что дальнейшая карьера моего отца была вполне обеспечена.
[Примечание редактора: Продолжая лечение, А. Д. Тулубьев был в сентябре 1813 года произведен в подпоручики, 14 марта 1816 г. — в поручики и 9 апреля 1819 г. — в штабс-капитаны.]

Но судьба изменчива и «горе ждет из-за угла». Пока отец лечился за-границею, произошла известная «семеновская история». Полк был раскассирован, и все чины его, как офицеры, так и нижние чины были переведены в разные армейские полки; более же виновные преданы суду.
(...)
Очевидно, офицеры были невинны; отец мой, как отсутствовавший, тем более. Несмотря на то, он претерпел общую участь. Его перевели, 5-го декабря 1820 года, с производством в майоры, в третий Морской полк, в котором он действительной службы не нес, так как отпущен был до излечения раны. Попытки его выйти в отставку и на этот раз не увенчались успехом; но это была уже не милость монарха, а секретное распоряжение о надзоре за всеми вообще офицерами бывшего Семеновского полка. Только в 1828 году, в царствование императора Николая I, отец был уволен от службы, «за раною, подполковником, с мундиром и полною пенсиею».
Двадцать пять лет спустя, а именно в 1853 году, и сорок лет после первого своего пребывания в Берлине, отцу пришлось опять быть в этом городе, куда он поехал лечиться от каменной болезни у знаменитого хирурга Лангенбека. Не выдержав операции, отец там же вскоре скончался, где и погребен, согласно его желания, на новом лютеранском Доротеинском кладбище."

...тут любопытно всё. И то, что в отставку как-то фиг подашь, будь ты на хорошем счету или нет, больной или здоровый... И то, что товарищ ухитрился пролечиться мимо всего - и 1820, и 1825 года... И умер-то от того, что лечился. Но уже от другого.


А второй Тулубьев и вовсе оказался батальонным командиром Андрея Розена. Каковой следствию сообщил, что он Тулубьеву про планы на 14 декабря вполне рассказывал, и тот даже согласился поучаствовать (Трубецкой его вообще членом общества называет). Тулубьев все отрицает, да, говорит, строил полк, но затем, чтобы полк стоял на виду и никуда не пошел! Ему сделали вид что поверили - и отпустили, но в отставку он вышел мгновенно. И жил еще долго. И не лечился.

Вот даже и не знаю, кому из них больше подходит процитированная фраза...
Tags: как мы их ищем
Subscribe

  • Имеем улов

    Ну, гуляем во всех направлениях... На самом деле зрело давно - вот, дозрело. Наш декабристский сайт, "Времен немыслимая связь", у которого на…

  • Муравейник на карте. Приступ внезапной топонимики.

    (Один чей-то комментарий в Фейсбуке - и Мышь погряз в карте на полдня...;-) А вы теперь можете прочесть результат!) Улиц Декабристов на просторах…

  • Сериальное. Время Гнева. Глубины 5 серии. Юг.

    Я решила дописать-таки впечатления по унесенному якшами на середине "Союзу спасения". У меня оставался вообще необозренный Север, а между тем пятя…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments