Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Categories:

Хроники Розалии. Вып. 3, Заключительный. О приговорах, чердаках и шляхте.

Итак, окончание расследования, как же некую Розалию занесло в Тобольскую губернию. С применением свежих архивных данных, добытых аккурат позавчера.

Еще получив первую запись о Розалии с конкретикой (о рождении сына, где она "Санголова") я хотела что-нибудь понять про нее и ее историю, хотя бы в жанре предположений. А потому в ходе дальнейшего неоднократно совершала, в частности, набеги на Раису, как на человека, весьма разбирающегося в жизни тогдашних западных губерний (а Розалия со всеми ф.и.о. и исходных католичеством явно косила куда-то туда). Кстати же, о фамилии. Как-то начиная с исходных предположений, источники были явно не польские. С первым, невразумительным вариантом написания была даже идея, не было ли тут крещеных евреев (Сигал), но с дальнейшим набором вариантов набирала очки побеждала версия с литовского происхождения фамилией - Сонгайло. Я про такую до того не слышала (в отличие от Ягайлы, которое вообще имя, но явно по той же модели) - притом, что она несомненно есть, есть какие-то известные ее представители - но не там и не те. Никакой Юлиан Сонгайло в соответствующие времена не прослеживался. Видимо, этот угол семьи своеобразно и локально "прославила" только его дочь.
Ну, и вторая идея, которую хотелось прояснить - о причине ссылки в столь юном возрасте. Еще до просмотра всех документов по сему поводу было как-то ясно, что хронология вкупе со статистикой - за то, что дело это наверняка уголовное, но не политическое. В Польше - большой перерыв между событиями 1831 и 1848 года, а кроме того, политика - дело серьезное, за нее чаще попадали сразу на каторгу - или, по крайней мере, сильно дальше.
Тут должно было было какое-то выраженно не-тяжкое преступление: потому что поселение и самая близкая к Европейской России сибирская губерния. Раиса еще высказала идею: может, она украла что-нибудь?
Эту мысль сначала подтвердила как вероятную опять же статистика.
Когда я внезапно выяснила, что на сайте Тобольского архива за заголовком вроде "Электронный каталог" скрывается не только каталог, но и место, где можно посмотреть на электронные копии документов. Не всех, но полагаю, наиболее часто от архива нужных. И не навсегда и бесплатно, а на месяц и за деньги, но весьма умеренные - 50 копеек за страницу а по факту - за 1 кадр, то есть часто - за две. Ну то есть заплатил 100 рублей за дело в 200 страниц, и читай этот талмуд целый месяц. (Когда сайт не глючит, но - бывает и такое!)
Так я стала просматривать списки ссыльных женщин. (Списки составлялись по мере прибытия, каждый год и раздельно по полу. Женские, что логично, по объему меньше). Начала с лет, самых близких к 1841, году рождения сына, учитывая, что с таким достаточно юным возрастом (если верить более поздней ревизии и отсчитывать от нее - 19 лет в год рождения сына) она определенно попала в Тобольск незадолго до.
Но Розалия как-то все не попадалась, у меня закрадывалась мысль, что с возрастом, как часто в те времена, ситуация "два-три года туда-сюда - какая разница", - а пока с интересом смотрела списки и на другие буквы, чтобы понять, за что все-таки женщина в то время могла оказаться под Тобольском.
И, нужно сказать. что из всего разнообразия обвинений четко выделялись три варианта, которые лидировали. Причем каждый шел с большим отрывом от предыдущего.
Во-первых, крестьяне за "дурное", "худое", "развратное". "буйственное" и т.д. поведение сосланные в Сибирь помещиками. Тут, в Тобольской губернии, они, похоже и оседали. (И, кстати, если сумели выжить, дойти и обустроиться, заодно избавлялись от подчинения помещику, с которым так капитально не поладили. И вообще любому помещику. Вызвать их обратно в приступе раскаяния - или при недостатке рабочей силы - он уже не мог.). Случай, в котором по формулировке совершенно непонятно, что же там реально произошло - откровенно асоциальное поведение (могло же в принципе быть и такое) или вариант "не нравишься ты мне". Когда от какого-то майора за год в Сибирь проследовало не меньше 4 девушек (несемейных), начинаешь подозревать, что проблема была точно не в них (а в том, возможно, что у майора гарем не складывался?).
Да, кстати, этот тот случай, когда при наличии семьи (мужа и детей) в Сибирь нередко следует вся ячейка общества.

Второй вариант - "бродяги за бродяжество". (Логично). А также - в сочетании - за отсутствие при них вида на жительство, внятного указание на сословие, - или за то, что таковые бумаги были, но оказались поддельными.

А третий наиболее массовый повод для ссылки под Тобольск - как раз воровство. И некоторые родственные ему деяния (знание и недонесение о краже, принятие на хранение краденых вещей...)

(Вообще хочу сделать чуть позже отдельную запись о разном интересном, выпавшем на меня в ходе этого чтения).

И если первые два варианта к случаю Розалии как-то плохо подходили (за отсутствием в том числе крепостного права в Прибалтике - ну и фамилия, хоть и не особо известная и не магнатская, но все же шляхетская), оставался третий (ну, или всякая штучная экзотика).

...И тут в списке 1837 года, в который я смотрела уже с некоторым скептицизмом, обнаружилось искомое:

"Сингайловна Розалия.
18 [лет].
Виленской губернии из именующихся шляхтенок за воровство по решению правительствующего сената лишена шляхтенского наименования и права доказывать оное. На поселение.
Лицом бела, глаза серые, нос обыкновенный, волосы русые, росту 2 ар. 3 вер."

(Росту примерно 155 см, из описания внешности абсолютно не поймешь, насколько миловидна была барышня).

Итого:
- и правда воровство. Без подробностей. Но то, что приговор утверждает Сенат (то есть Петербург), а не местная власть, давало надежду что-нибудь наловить в РГИА.
- теперь мы имеем версию "в 1837 - 18 лет". То есть гипотетически на 1822, а 1819 год рождения? Если только В ДАННОМ СЛУЧАЕ дата точная, а кто нам это гарантирует??
- самая что ни на есть западная, Виленская губерния. И любопытное определения сословия - "из называющих себя шляхтой".
Тут опять потребовалась консультация Раисы про сложные отношения российских властей со шляхтой. История там примерно такая. При присоединении Польши и окрестных земель для налаживания отношений с тамошней знатью государство наше приравняло местное дворянство в правах к русскому... и вскоре обнаружило некоторые отличия одного от другого. В том числе чисто экономические: у нас дворян - менее процента населения, а там шляхты 10 или даже 15 процентов, и например, слуги у магнатов - это тоже шляхта. Особая, чиншевая. Но шляхта. И бумаги часто принести не может о своей древней и славной истории, потому что:
- ну все же приличные люди верят честному слову шляхтича
- ...в особенности потому, что история последние несколько сотен лет у польских и окрестных земель была бурная, и нормальное состояние древних бумаг - "погорели"/"пропали" и т.д.
А дворянство у нас - неподатное сословие, и таким образом получается, что более чем десятая часть населения своими доходами с государством делиться не будет?
И потому еще со времен Александра I начались "разборы шляхты" - сиречь попытки утвердить ею только тех, кто может бумаги представить, а после Ноябрьского восстания, уже при Николае - тем более продолжились...
Похоже, семейству Розалии не удалось принести древние бумаги, а тут, в ее случае, такой удобные повод - не только лишить девушку дворянства, но и обезопасить себя от того, чтобы она и потом не пришла его доказывать!..

...но в общем, будоражил меня все-таки вопрос - а украла-то она что?

В фондах Сената в РГИА мне даже удалось выйти по описи на нужное дело. предыдущего, 1836 года. Дела, впрочем, в наличии не было, так что надо было идти и искать краткие выписки с решениями - а также найти хоть небольшую временную щель для приезда в Питер.

Щель нашлась буквально недавно, заказ нужного дела оброс некоторыми приключениями (так что я до утра понедельника, когда приезжала в архив, не знала, выйдет ли оно ко мне сразу или придется еще попрыгать), но, в общем, дело явилось. И упомянутая краткая выписка действительно содержит его краткую суть, настолько прекрасную, что я не удержусь от цитирования.
Итак, имеется Розалия, дочь Юлиана Матиуша Сонгайлы, которая (не то Сенату, не то предыдущей судебной инстанции) ОПЯТЬ рассказывающая, что ей 18 лет. Но в руках у суда метрическая запись из которой (наконец-то!) известно, что родилась она 7 декабря 1814(!) года.
(И таким образом, в год разбора дела сенатом ей уже 21 год (потому что еще не декабрь), при рождении сына - 26 (и привычка давать себе меньше лет у нее так и сохраняется, вплоть до ревизий 1850-х годов!).
И оная Розалия, между прочим, добровольно призналась суду... в следующем списке деяний:

"краже у деньщика Полковника Шатова Матвея Егорова двух рубашек и шинели, у дворян Альгминовичей пяти платков и двух женских платьев и с чердака Дворянина Довкинда куска материи из шлафрока и мешка с пухом и сверх того во взятии у столяра Ясинского обманом гитары, отданной ему для починки отцом ее и в продаже оной, без ведома сего последнего".

Ф-СЁ. Несколько предметов одежды, "ткань ИЗ шлафрока" (это все-таки вид ткани или она полу оторвала??), мешок пуха и мутная история с гитарой - и поехала девушка в Сибирь. Т.е. пешком пошла, по этапу.
Когда я это ровно в понедельник вечером цитировала Ласу и Хельвдис, по свежим следам, Хельвдис предположила, что девушка вообще промышляла по чердакам, где белье сушится. А что, по списку добра - очень похоже!

(И да, отдельно меня интересует дворянин Довкинд. Сочетанием фамилии и дворянства.)

Еще в изложении дела упоминается, что подлинник его отослан обратно, в Виленскую уголовную палату... Так что, кто знает, может еще удастся обнаружить его в Вильнюсском архиве? Может, там о мотивах действий в показания что-нибудь промелькнет? Сама хотела одеться покрасивее (два платья и платки)? А рубашки и шинель кому - батюшке? Или все это, скажем, недорого продавалось (как гитара), а вот уже на вырученные деньги можно было и приодеться (или улучшить домашнее хозяйство)...

А вообще меня не отпускает некая мысль. Оно, конечно, у князь Шурика что-то украсть - это еще найти надо... Но интересно, с уходом (уходами? вспомним "опять") Розалии у него ничего из белья не пропадало?..

И да, напоследок пребывания в Питере, в среду, из обширного дело "О дворянстве Сонгайлов" (и много их, Сонгайлов, надо сказать) выпало кое-что о семье.

Итак, Юлиан-Матиуш Сонгайло, 1787 года рождения. У него есть два брата, и если у них в бумагах 1835 года отмечены сыновья, то у него, похоже, потомков мужеска пола не было (увы, непонятно, были ли другие дочери).
О занятиях мы его знаем только из дела о Розалии - что он играл на гитаре;-) В смысле, в военной и гражданской службе как-то не замечен.
Зато - вместе с еще одним братом, его четырьмя детьми, и еще с племянником владел Юлиан-Матиуш "предковским имением" в Виленской губернии, Шавельском уезде (это Шауляй, вы его не узнали? Я тоже!), под названием Поравдзе... (Хорошо бы его отождествить с чем-нибудь!)
И было в этом имении аж пять крестьян. На... семь помещиков, получается. Из них, конечно, часть - дети и подростки. Но все же.
В общем самое то имущественное положение, чтобы навести на мысль о вояже по соседским чердакам.

*

Вот такая история. Продолжение у нее если и вырастет, то не скоро.
Но напомню, "на входе" от Розалии было известно одно имя, и не было уверенности.
А тут вот, целая история. Со шляхтой, привычкой молодиться, папенькиной гитарой и чем только ни.
Tags: Архивные Хроники, как мы их ищем, князь-Шурик, хорошая сторона Сибирь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments