?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

...Так вот, я прочитала мемуары Матвея Артамоновича Муравьева(-старшего).
Этот зачин можно употребить еще неоднократно, потому что многое оттуда вылезло.

Вообще-то, начиная, я была уверена, что я их уже один раз читала, ну вот, перечитаю. В процессе осознала, что целиком их читаю явно первый раз, а в прошлый не то смотрела конкретные фрагменты - не то, что вероятнее, читала статью из сборника Новгородского музея про него, которая, строго говоря, эти мемуары кратко пересказывает.

Кстати, собственно о мемуарах. Они легко находятся в Сети набором фамилии-имени-отчества героя вот тут: http://az.lib.ru/m/murawxew_m_a/text_0020.shtml
А первичная публикация с иллюстрациями - здесь:
http://feb-web.ru/feb/rosarc/ra5/ra5-007-.htm

И я вижу примерно две категории населения, которым я бы могла их посоветовать.

- если вам интересен этот угол Муравейника. В широком смысле - там упоминаются и родные его братья, и двоюродные, и всякая их родня - то есть тут тебе и "Воиновичи" и т.д.
Но это вариант узкоспециальный, хотя и неоднократно встреченный в окрестностях меня;-)

- если вам интересен не-придворный XVIII век.
А он в историю Матвея Артамоновича укладывается почти весь. По крайней мере, все царствования, кроме павловского: родился он в 1711 году и смутно помнит, как в Кронштадт (где служит его отец) приезжал император Петр и носил мелкого Матвея на руках; а заканчивает он записки где-то в конце 70-х или начале 80-х годов и до этого времени и доводит события.
И еще его мемуары - это производственный роман длинной в жизнь. Военно-производственный. Он инженер и топограф, и всю жизнь делает именно это: либо чертит карты чего-нибудь (в ходе военных кампаний или нет) - или чертит план чего-то, чего еще нет, и по нему строит/ремонтирует. Может Петропавловскую крепость подремонтировать (привет внукам, гм-гм!), может шлюз построить - за 15 тысяч рублей, хотя в смету закладывали 200 тысяч и отдельного шлюзного мастера. И все это будет работать.
Участвует во всех военных кампаниях подходящего времени на нашем, так сказать, северо-западном фронте - Скандинавия, Австрия...
Служит на Мстинских порогах, - читать про них, как раз съездив туда, и живьем увидев эту "горную Мсту" (официальное название заповедника или чего-то вроде!) и осознав, какая заковыристая задача была проводить по такой реке суда, было особенно любопытно.
Он вообще в основном обретается на этом северо-западе, так и не укоренившись ни в одной из столиц, и потом в отставку уезжает жить в новгородское поместье. Со столицами будет взаимодействовать уже его сын.
Юг в его биографии - всего один конкретный, хотя и весьма весомый эпизод (крепость святой Елизаветы, это нынешний Кировоград), и он там не столько строит, сколько боется со всякими взятками и прочими несправедливостями, крепко завешивая этим Сенат и прочие столичные инстанции, которые, кажется, в упор не понимают, *зачем ему это нужно*. Да низачем, кроме того, что он за справедливость и пользу государству. Он так всегда, и всегда на этом влетает. Но полагается на волю Божию и просто продолжает.
"Выехав из крепости Святыя Елисаветы заезжал во многия святыя места и прибегал с плачем и рыданием, прося Бога о помощи и защищении. Тако ж и во всю дорогу даже до Москвы то самое увеселение мое было, читал псалтир с прямою горячностию."
...и да, именно этот эпизод приносит именно этому фрагменту Муравейника судьбоносное для него событие - брак Матвея Артамоновича с Еленой Петровной Апостол.

И вот тут я возвращаюсь к тому, что эти мемуары значат для Муравейника. Ну, помимо множества упоминаний его отца, братьев, кузенов и прочей родни, о которых наверняка информация не лишняя.

Но вот есть у нас Муравьевы-Апостолы. Опять же, спасибо Матвею Артамоновичу за его женитьбу, благодаря ей (хотя позже и не при его уже жизни) к его потомкам приросла двойная фамилия, и их стало возможно отличаться от потрясающего множества остальных Муравьевых.
И в общем, товарищи они куда как интересные - что сын его Иван Матвеевич, что его дети. О них неоднократно пишут... Но в этой истории раньше Ивана Матвеевича - какая-то звенящая пустота, украшенная "общеизвестной" идеей: "мать его вышла замуж вопреки желанию своего отца и была лишена приданого" (Википедия). Вот как это, например, описано в Эйдельмана в "Апостоле Сергее":

"Матвей Артамонович Муравьев, отец кавалера Ивана Муравьева и дед новорожденного Сергея, был когда-то удалим малым: увез знатную девицу без согласия родни, женился. (...)
Возможно, это похищение имело бы неважные последствия для беглецов, если б жив был грозный отец той девицы, последний выборный украинский гетман Данило Апостол...
Однако без могущественного гетмана дело ограничилось домашним проклятием и лишением непокорной дочери всяких прав на украинские поместья..."

Эйдельман человек дотошный и много до чего в истории Сергея и его семейства докопался, но тут он всего лишь повторяет и осмысляет уже наличную в ноосфере версию. И на самом деле, больше ничего про него ноосфере неизвестно, и никак, кроме фамилии, он на судьбу сына не влияет - и история этого семейства как будто начинается с вынырнувшего неизвестно откуда Ивана Матвеевича.

И вот тут мы реально видим из записок живого человека, и внезапно понимаем, что совершенно не похож на мифического "удалого малого", похитителя девиц - военный инженер на всю голову 1711 года рождения, который не раз упоминает в мемуарах, что вообще-то многие годы не собирался жениться, потому что семейство у них большое и небогатое, ему бы братьев поднять (и пусть они продолжают род)... Он и при разделе наследства берет себе исходно только пустоши без населения и без усадьбы, и усадьбу закладывает самую маленькую, было бы где остановиться по дороге. Другой, совсем другой человек. Очень "в эпохе".

Но вот, не собирался-не собирался да и собрался вдруг, дело было как раз в тот южный период его службы, и история этой женитьбы ВООБЩЕ не похожа на романтический увоз невесты. Где-то на очередном этапе борьбы со взятками и мухлежом он ровно следующей за этим фразой пишет:

"Между тем, некоторыи присоветовали мне, чтоб я женился и объявили невесту, есть, де, достойная и воспитания честнаго дочь Петра Даниловича Апостолова. Я принел все то за благо, хотя не хотел и никогда женитца, а особливо в разсуждении бедности моей фамилии. Однако положился на их совет, послал при письме свата миргородскаго сотника, которой по близости Петра Даниловича и жил. Когда ж оной сотник мое письмо подал Петру Даниловичу, весьма был доволен и спрашивал дочь свою о желании, которая тогда согласилась, и прислал ко мне ответ, что оне семейством моим будут довольны и положили быть свадьбы будущаго 753-го года генваря 27-го дня".

(Судя по тому, что дальше идет речь о разрешении жениться, данном ему буквально в последние дни правления императрицы Елизаветы, скорее всего, здесь должен быть 1759 год, а 3 и 9 - цифры, которые при неидеальном почерке можно спутать. Тем более, что сильно раньше, еще в каком-то военном эпизоде уже был 1755 год (а даты он пишет сильно не везде,гораздо чаще - "в тот же год", "на следующий год" и т.д.)


"Как же я получил [разрешение - К.], уведомив напредь своего тестя, к назначенному сроку поехал и тогда о приданном никакого договору или требования моего не было. (...) Женился я благополучно, а что следовало до приданого богажу, ничего не получил, кроме платья на ее и серебра для убору ее ж. Белья было доволно. Вместо приданого ее я любил, разумная и добродетельная была, притом богобоязливая, советы предподавала мне как другу, от горячности меня удерживала. Однем словом сказать, подобной для меня сыскать было не можно, в гонение ж моих нещастий утешала меня. У отца ж своего правительница была всем домом, и что из приданого отец давал, не хотела брать, прочив более для оставшей сестры своей Катерины Петровны. Напоследок же что выходило и от сестры своей уже следовали ей досады. Она точно такого нраву была как и я, ибо и я пекся более о братьях, нежели о себе, и затем и женится не хотел, желая их поднять..."


...короче говоря, мы видим здесь опять же типичнейший брак по сговору жениха с отцом невесты, отец спрашивает ее о согласии и оное получает, факт, но из текста, например, совершенно непонятно, когда она первый раз видит своего будущего мужа, до или после этого!

И лет ему на этот момент примерно 50 (он пишет про 1759-й год, в примечаниях откуда-то выползает датой свадьбы 1762 г., но в общем, порядок цифр такой), а ей, если верить дате рождения в примечаниях же - примерно 30. Тоже несколько другая картина получается.

Думаю, что история об увозе и лишении наследства могла возникнуть на почве того, что наследства и правда никакого не было, хотя в семье имущество точно было - но мы и тут видим объяснение, и другое. Оно, кстати, меня тоже интересует - по нему можно предположить, что помянутого наследства не очень много... А по последующим приобретениям Ивана Матвеевича по наследству от последнего потомка Апостолов (внука Петра Даниловича) видно, что там было, причем что-то (тот же Хомутец) было давно. Тут, конечно, возникают варианты: мы не знаем, каков по мнению семейства был размер приличного наследства, насколько был скуповат Петр Данилович... Но, в общем, как мы видим, вне зависимости от причины, вопрос этот мирно решается внутри семьи Апостолов.
И потом Матвей Артамонович описывает, как они - когда он совсем уже уезжает из крепости святой Елизаветы - заезжают к тестю, а денег у них с собой нет вообще, все его жалование (тот самый мешок с деньгами, который возникал в цитатах про усадьбу;-) в Петербурге, будет по приезде и не сразу, - а Петр Данилович их радушно принимает и снабжает всяческим на дорогу... Вот такое едва ли было возможно после проклятия и лишения наследства.

(И да, кстати, о генеалогии семейства Апостолов. Мемуары подтверждают то, на что намекает банальная хронология - Елена не дочь, а внучка знаменитого гетмана. Опять же, народно-семейная легендарика запомнила личность поярче, а Петр Данилович ничего знаменитого не натворил.)


И, отступая от сюжета со свадьбой, - еще раз скажу: то, что этот человек наконец становится *виден*, дает определенную перспективу и последующей истории семейства. И любопытные переклички. Иногда - именно через поколение, ко внукам, которых он, похоже, и не успел увидеть (по крайней мере, во всем, что пишут они, нет никаких упоминаний деда).

Инженерно-математические таланты, которые вообще не привились у Ивана Матвеевича - и вынырнули у Сергея.
Вот это желание быть полезным и чтобы при этом все было по справедливости - гремучая смесь, об которую внуки тоже ушибутся, некоторые насмерть.
Эта ценность своей семьи в целом. (Почему я думаю о genie bienfaisant?.. - в общем, о детях, собирающих это семейное единство без активной помощи отца-утконоса?)
Горячность и вспыльчивость - она и Ивана Матвеевича есть, а о следующем поколении сходу не скажу, но можно плодотворно порассуждать.
И своеобразное немудреное чувство юмора.

Это самая его юность, служба в Риге.

"Квартира наша была на болшой улице. Вздумалось мне пошутить: разкаля болшой подков, бросил против своей каморы. Тогда шол один езел [эстонец, может быть, - по острову Эзель? В общем, местный житель - К.], полстился на этот подков, хотел взять его в белых лайковых перчатках - обжог персты. Тогда мне было смешно. Но он, не хотя ево бросить, взял на палку, обмоча в воду в канале, и хотел положить в карман. То увидя, мои люди бросились отнимать, отчего зделалась драка. Вот моя вина."

...и я вспоминаю Матвея, который натер в Форт-Славе (кажется) пол камеры мылом, и с интересом наблюдал, как проверяющие заходят и шлепаются...


И это, на самом деле, еще не все, что выходит из мемуаров Матвея Артамоновича, Но следующая порция семейных историй требует отдельного захода.

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
livejournal
Aug. 21st, 2018 04:34 pm (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal центрального региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
naiwen
Aug. 21st, 2018 05:09 pm (UTC)
вот я пытаюсь вспомнить, где-то я отрывки из его мемуаров читала, но явно не целиком.
kemenkiri
Aug. 23rd, 2018 12:12 am (UTC)
Мне кажется, статья по мотивам мемуаров была где-то в Сети даже.
naiwen
Aug. 23rd, 2018 03:50 am (UTC)
может в сети и была, но я ее читала в историчке, и даже ксерокс где-то в недрах есть
hild_0
Aug. 21st, 2018 06:49 pm (UTC)
Повезло инженеру с невестой!
anariel_rowen
Aug. 21st, 2018 06:58 pm (UTC)
"и я вспоминаю Матвея, который натер в Форт-Славе (кажется) пол камеры мылом, и с интересом наблюдал, как проверяющие заходят и шлепаются..."
Не могу не одобрить!
istarni
Aug. 21st, 2018 07:39 pm (UTC)
Слушшай, оно прекрасно!
Во-первых, восемнадцатый век как он есть:) и русский язык начинающий превращаться в современный, но еще не совсем!
Меня еще заинтересовали вопросы любви и брака:) С одной стороны, муж отмечает, что девицу спросили, согласна ли она. С другой стороны, непонятно, видела ли она мужа до брака!
И, судя по тому, что он о ней пишет, он ее действительно любил… "Вместо приданого я ее любил", "она точно такого нраву была как и я" - и они на этом, кажется, срослись в хороший и дружный брак. Вообще по тону напомнило римские эпитафии, чем-то неуловимо.
eamele
Aug. 22nd, 2018 09:27 am (UTC)
Спасибо!
Буду читать:)
lubelia
Aug. 22nd, 2018 06:25 pm (UTC)
Слушай, а он там в Риге не пересекался с Пестелями?:) это не одно время?:)
kemenkiri
Aug. 23rd, 2018 12:11 am (UTC)
Нет, этот сильно раньше, это как бы не при Анне Иоанновне... (Он параллельно - Инженерную школу окончил за 2 месяца, потому что все уже знал - и часто в этой Риге плакал, потому что мама далеко. Мелкий, но умный.) А Борис Владимирович туда уже совсем под конец века едет... Но в общем да, два семейства ходят по одним (граблям) маршрутам местами, вот у Сергея и Павла (и братьев их) есть Гамбург, но немного не встык...
( 10 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow