Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

И о поездке не к тому мужу

Нечто вроде зарисовки по мотивам фразы-опечатки из прошлой записи.
Может, припишется еще продолжение, с конкретикой.
Предупреждения: АУ, неуважительное отношение к императору.


Однажды Николай Павлович, самодержец российский проснулся в хорошем настроении. Можно даже сказать - игривом. Пока длилось утро, он осмотрелся вокруг - и настроение только улучшилось: солнышко светит, снег и лед на Неве за окном сверкают, фрейлины улыбаются... Захотелось сделать что-нибудь такое... эдакое... как в юности, с добрым другом Фламом (ныне флигель-адъютант Эдуард Федорович Адлерберг)... в общем, чтобы потом вспоминать приятно было. Но как человек дисциплинированный, Николай Павлович напомнил себе, что его ждут государственные дела и направился к ним в самом конкретном их выражении - к столу, где громоздилась небольшая горка неразобранных бумаг.

Из бумаг на него глянули несколько уже знакомых - это ему понаписали жены этих... государственных преступников, отправленных его императорской милостью всего лишь в Сибирь, а не туда (и не тем образом), куда таких Военный артикул посылает (и не будем таким утром даже вспоминать о Соборном уложении!).
Император уже некоторое время откладывал подобные письма (так они и копились стопкой), потому что при одном взгляде на них хотелось написать какую-нибудь такую резолюцию... Что потом, увы, придется объясняться с европейской дипломатией, отечественной аристократией... и лично Катериной Федоровной Муравьевой - и еще неизвестно, что хуже.
(Хотя нет, известно. Просто как-то стыдно себе признаться, что одна старуха Муравьева хуже десятка послов.)
Причем писали эти дамы на диво однообразно - отпустите мол, разрешите последовать, а я, такая-то, всячески буду там благотворно воздействовать на моего заблудшего мужа, и он, глядишь, исправится... Вот почему же они, спрашивается, раньше на своих мужей не воздействовали - задал мысленно вопрос всем этим письмам император, - глядишь, мужья и не заблудили бы?
...А то, может быть, потому и полезли в политику, что на жен смотреть не хотелось, - не все ж женятся, хорошенько подумав! Может быть, не тех им жен выбирать надо было?..
Николай Павлович поднял глаза от стопочки писем. В кабинете обнаружился пришедший с докладом Бенкендорф, терпеливо ожидавший, пока его заметят.
И, видно, что-то и впрямь такое было... то ли в воздухе, то ли на императорской физиономии, что Александр Христофорович своему визави тоже игриво подмигнул. И уже собрался отпустить комментарий по поводу писем (которые он тут видел давно и прекрасно узнал), но Николай Павлович его опередил:
- Вот скажи, ведь я - самодержавный государь?
- Хуже того, ваше величество, вы - император! - с непроницаемым лицом ответствовал ему Бенкендорф.
- Мое слово - закон?
- Да как же иначе, у нас без вашего слова с законами... да сами знаете как! Только им и спасаемся.
- Вот, - наставительно поднял палец самодержец, и тут же, перевернув самое короткое из писем (кажется, госпожи Бригген) принялся сам писать на нем черновик императорского указа.
Именно в этой точке встретились его утреннее настроение и государственные дела, и он наконец решил - а вот пусть! Вот возьму и напишу!

Выражение Бенкендорфа, когда он первым пробежал взглядом эти строки, мы описывать не будем, тем более, что возражать он вовсе не стал, а снова изобразил что-то такое на лице...похоже, его настроение этим утром было из той же разновидности. И указ отправился по всем необходимым для него инстанциям и вскоре приобрел законную силу. А указ этот гласил примерно следующее:

Поскольку жены государственных преступников, желающие последовать за ними, во всей прежней супружеской жизни не сумели удержать их от столь ужасных преступлений, возможно, сие происходит от несовпадения их темпераментов и склонностей, и посему Его Императорское Величество, милостиво желая дать им шанс на исправление, дозволяет женам последовать в Сибирь - однако не к своему мужу, а к другому государственному преступнику, уже женатому, - возможно, случится так, что на сей раз воздействие жен на мужей будет благотворнее!

А Бенкендорфа в тот самый день император задержал еще на пару минут и, покопавшись в ящиках кабинета, сказал:
- Да, ежели будут трудности с выбором, вот тебе, - он протянул ему игральный кубик и пояснил, - отобрал тут у оболтусов-кавалергардов, на посту играть вздумали.... они полагают, наверное, Отечество ждет от них, что они тут партию выиграют? Ну, поездку на Кавказ уже выиграли...

...Подписанный же указ поступил во все необходимые инстанции - и понеслось...
Tags: вся такая внезапная гадюка в сиропе, жены д
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments