Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Categories:

Славянизмы

Это следы пробега Мышей по 13 тому ВД, где находится десяток с лишним дел Общества соединенных славян.
Уже не отцы-основатели (это в 5й том) но тоже в том числе люди заметные - Громницкий, Выгодовский, эпический Иванов и т.д. Впрочем, скучных дел там просто нет.

*

Я уже писала однажды про 100 пропущенных страниц из дела Сергея. (Реально сто. Со всякими их с братом (в основном с братом!) бумагами.)
Думала, что это уникальный случай. Ну, *в таком масштабе* - да. А вообще...

Вот дело Выгодовского. Это персонаж в принципе уникальный: канцелярист с документами бедного шляхтича, оказавшийся на самом деле сыном зажиточного крестьянина (с другой фамилией - Дунцов), который в 17 лет, получив образование в уездном училище "у ксендзов" (заметим, крестьянских финансов на это вполне хватило!), надолго исчез из поля зрения родни, двинув на путь самостоятельного устройства жизни (и, надо полагать, подделки документов о дворянстве;-))

Раиса писала об это товарище( тут и тут - биография у него была кудрявая и после следствия) - и говорила в частности, что непонятно, когда всплывает его крестьянское происхождение: по следствию он всю дорогу проходит как Выгодовский...

...так вот, с тех пор вышел 23 том, - и похоже, что первое место, где появляются его родичи-крестьяне - это бумаги по сбору сведений о родственниках декабристов... Видимо, где-то на этом этапе истина и всплывает.
Довольно любопытно выглядит на фоне всяких местами совершенно безденежных дворян или вдов чиновников (которых как раз особенный урожай в родне у Славян) такая компания:

"Родители осужденного - поведения хорошего, состояние их заключается из 3 лошадей, 2 коров, 16 ульев пчел и 10 овец, а тетка Выгодовского Мария находится в замужестве за крестьянином... имеющим также свое состояние". (ВД 23.639.)

...так вот, возвращаясь к пропущенным страницам. У Выгодовского побрали при аресте бумаги, и это тот редкий случай, когда бумаги брали не зря: там, например, выплыли правила общества соединенных славян. А также бумаги про шляхетское достоинство и герб Выгодовских... что-то по его гражданской службе... Это все опубликовано. А еще, судя по списку, приведенному в деле же, есть в нем вот такие пункты (опись современна следствию):

- черновики каких-то писем, одно на русском и одно на польском (с переводом, между прочим), не очень внятно характеризованные
- "черный отпуск [т.е. черновик - К.], ничего не значащий"
- "отрывок непонятный (с переводом оного)" (интересно, с какого языка? с непонятного?;-))
- "ругательное письмо на российском к женщине".

Все это вполне сохранилось, но нам его не показали.
Буду теперь мучиться любопытством, пока в отпуске буду сначала я, потом читальный зал ГАРФа.
...Особенно последний пункт интригует...

*

Прапорщик Аполлон Веденяпин - явный претендент на приз в категории "самый оригинальный арест".

В Петербурге он оказался по, прямо скажем, противоположному поводу - привез следствию подозреваемого в членстве в тайном обществе и всем таком, поручика Фаддея Егоровича Врангеля. Причем начальство его туда отправило в виде награды за исполнение каких-то поручений, пообщеав, что он лично увидит Государя Императора... Сдал он Врангеля на дворцовую Гауптвахту 31 января, но из города как-то не спешил уехать тут же... И тут второго февраля его самого позвали на дворцовый допрос. Уж не знаю, с императором или без. А поскольку там он рассказал, что о тайном обществе узнал (как куча другого народа) в лагере в Лещине летом 1825 года, - то дальше его отправили вовсе даже в крепость...

Итог: поручика Врангеля в крепости продержали до июня, но в итоге освободили "без всякого дальнейшего взыскания", решив, что об обществе он только знал, но не состоял... А Веденяпин уехал в Сибирь на поселение.
(Жил он, впрочем, еще довольно долго и не худшим из возможных в такой категории образом... Но история все равно показательна.)

*


....и просто цитаты.


1) Прапорщик Шимков (у которого, между прочим, в анамнезе Харьковский университет... это он там, наверное, научился делать чернила из чего попало, и потом делал их на каторге):
"...при выступлении из лагерей капитаном Тютчевым было говорено, что он слыхал, будто комендант крепости Бобруйской и статс-дама княгиня Мещерская принадлежат к оному же" [к тайному обществу то есть]. (ВД 13.252).
В общем, Тютчев горазд не только песни петь, он и в прозе гнать умеет...


2)Ситуация в Черниговском полку, все те же Лещинские лагеря.
Капитан Фурман уговаривает разжалованного в рядовые Ракузу (который, между прочим, живет вместе с офицерами, даром что официально рядовой!) вступить в тайное общество, а тот как-то без энтузиазма. Присутствуют еще два офицера того же полка - Шахирев и пресловутый Кузьмин.

Ракуза: "В то время, как я был с Кузьминым и Шахиревым в балагане у Фурмана и сей последний склонял меня к обществу, с Шахиревым и Кузьминым я никакого разговора не имел, кроме как первый, по совместному воспитанию в 1-м кадетском корпусе, соболезновал о моей участи, а последний, по случаю тому, что я не соглашался на предложение Фурмана, сказал только, что тебя надобно застрелить, потому что ты не хочешь делать добра". (ВД 13. 204)
Tags: Метель, Полдень, славянизмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments