Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Categories:

О неравнозначности

Текущие Архивные Хроники можно выразить двояко. Если кратко и с чувством, то одностишием:

Не поддавался мне Кузьмин...

А если подробнее, то.
Поскольку на нас надвигается "Метель" (прогноз погоды, не пойми меня буквально!), то я продолжаю бегать вокруг истории восстания Черниговского полка.
В этой истории есть два офицера полка, которые в восстании очень даже участвовали, а под следствие не попали - потому что до него не дожили. Михаил Щепилло (и все другие способы написать эту фамилию) погиб непосредственно на поле боя под Ковалевкой (то ли от картечи, то ли зарублен - возможно, лично генералом Гейсмаром - а возможно, Гейсмар несколько преувеличил свои достижения... - так или иначе, к концу недолгого боя в живых Щепиллы уже не было); а Кузьмин был там ранен, но сумел при аресте спрятать под шинелью пистолет и в тот же вечер застрелился.

И, видимо, именно поэтому следствие (что на месте, в 1 армии, что в Петербурге) не то чтобы в принципе игнорировало их наличие в предыдущих историях... Там в ряде сюжетов никак не обойдешься без упоминания в том числе Кузьмина и Щепиллы, потому что были и действовали довольно активно. Ну, а еще есть такой вопрос - "кто вас принял в тайное общество?" И тут уже не всегда до конца поймешь - где эти два офицера и правда кого-то приняли, а где и на них распространился дивно популярный прием "валить (как) на мертвого"...
Но совершенно точно - никакого специального интереса следствие к ним решительно не имело. Как и к другим покойным членам тайного общества (иногда уже несколько лет как покойным - от чахотки, дуэли или чего еще). Видимо, потому, что всех их никак уже не накажешь.
Нет, конечно, и объявлени приговора без них не обошлось! - как я писала в мрачном весеннем расследовании про анафему, в первой армии действовали на диво архаично и имена погибших офицеров написали на табличке, которую приколотили "для вечного посрамления" к символической виселице, под которой объявляли приговор местного следствия, но никого не вешали. Но тут, думаю, и обявлятелям было, наверное, понятно, что эта мера - скорее для урока ныне живущим, а тем она вряд ли чем-либо серьезно повредит...

Словом, следствие информацию про этих замечательных людей никак специально не собирало... и теперь, решившись ее собрать, историк за вычетом нескольких сугубо технических подробностей вынужден "встать в пень".
Казалось бы, примерно в равной степени - что с одним, что с другим.
Но нет.

Со Щепиллой мне неожиданно повезло по нескольким фронтам.
Во-первых (и эту историю, скажем честно, первой упомянула Киянская) у Щепиллы был младший брат, который служил в том же полку и в итоге угодил под следствие - но совершенно не политическое, а в жанре архетипической армейской бытовухи - временно вместо кого-то командуя ротой, жестоко наказал солдата за обстоятельства формата "не так сидишь, не так свистишь". По итогам вылетел со службы - но ценно тут скорее промелькнувшее в деле в его показаниях упоминание, из какой губернии и уезда он родом, и где там у его папеньки владения (душ так в 25). (Старший брат, кстати, в расследовании не фигурирует никак, но понятно, что место происхождения у них общее.)
Во-вторых, я, кажется, уже упоминала где-то о загадочном факте - что полковые расписания, формуляры и прочее сохранились ровно за тот период, когда могли бы не сохраниться - за войны 1812-1815 гг. и немного вокруг, последние обычно бывают где-то за хвост 1815 года. А вот потом они куда-то пропадают, заразы. И в этом смысле в Черниговском полку на 1 января 1816 года "кого только нет - ни того нет, ни этого нет...", то есть к 1825 году там чуть не весь комплект офицеров сменяется, за вычетом одного майора Трухина, который там вообще чуть не 1800 года сидит... Но именно к этому последнему списку туда только-только успевают поступить оба Щепиллы. причем старший Щепилла начинает вообще с солдата в 1814 году, что дает нам еще и рост и описание внешности.
А в-третьих... В обход всех вероятностей оказались они, Щепиллы (о чем я уже писала в июле кратко) из Смоленской губернии - так что я, неоднократно навещая в этом году Смоленский архив вовсе даже из-за Пестелей, в итоге нашла там и Щипилл. И отрылись мне в итоге;-) эпические люди, смоленские то купцы, то мещане, которые попытались где-то после все тех же военных лет писаться дворянами - через несколько лет оказалось, что нет, не дворяне - но дети именно в эти годы записываются в полк в таком качестве; но Щепилла-отец так и застревает до старости в статусе "доказывающего дворянство"... И то, что у все этой веселой компании вместе с родней во владении есть какое-то количество дворовых (и все это сидит примерно на месте Смоленского архива;-)) наводит на мысль, что пресловутая "смоленская шляхта" тут и правда могла пробегать...
Это я еще не все изложила, - например, есть любопытная разница в образовании между братьями - но, в общем, информации не обвально много, но из кусочков этой мозаики уже что-то складывается, к портрету человека и его семейства...

...а вот есть с другой стороны Кузьмин.
Никакой брат с ним не служит и ни во что не влипает, увы. Да и сам он - тоже.
Служит он с 1817 года, так что полковые расписания тоже делают нам ручкой.
И формуляра на него нет ни в одном следственном деле, потому что в этом смысле интересуют следствие только живые, покойных, опять же, уже не разжалуешь, к примеру...
Притом, что из этого формуляра по уму нужна мне в данном случае одна строчка - из дворян какой губернии. Потому что да, факт, есть дела о дворянстве Кузьминых в РГИА, куда я вот сейчас собираюсь. Дел так 80 есть, и все - Кузьмины... Хорошо, в общем, что он хоть не Иванов!
И вот даже знаем мы про него, что учился он, родимый, во 2 кадетском корпусе, вот отрылись нне сегодня списки его кадетов... Но ведутся они с 1820 года, а наш пострел, как выше сказано - в армии уже с 1817-го....
И в общем, пока я просто даже не представляю, какой хвост еще дернуть, чтобы оттуда выпал наш ненаглядный Анастасий Дмитриевич. (Я уже смотрю на имя и думаю - а может, он грек?)
Будь я конспирологом, уже решила бы, что Тайные Силы намеренно скрывают тут какую-то мрачную тайну!
Между прочим, тайна вокруг Кузьмина определенно есть. Такая... бытовая, но дивно любопытная. Кузьмин - очень необычный человек что для Черниговского полка, что для общества Славян. У НЕГО ЕСТЬ ДЕНЬГИ. Не то чтобы горы золота, но - если вы видите, что кто-то кому-то выдал денег - то это либо лично Сергей Муравьев (у которого самого они не всегда есть), либо Кузьмин. (Вот, например, Горбаческий пишет как он Трухину, сидящему в Василькове под арестом, оставляет на выпивку (ибо тот просил прислать ему что выпить) _сто рублей_. Вот так достал из кармана и оставил, вряд ли он заранее закладывал в расходы "финансировать запой Трухина"... Даже не поручусь за точность эпизода, но для рассказывающих и пишущих это явно нормальное сочетание - Кузьмин и какие-то убедительного количества деньги, и эта история не единственная...
Так что мне очень хочется додумать хвост и потянуть за него.
Живи я в Питере - наверное, тупо перебрала бы эти 80 дел произвольных Кузьминых. (И то не факт, что на меня оттуда что-то выпало бы, дела о дворянстве - вещь непредсказуемая, от Пестелей там один лист, а того самого Волконского, который С.Г.,в обширных делах Волконских вообще нет...)
А так - придется что-то еще придумать. Ну, или ждать, не выпадет ли все-таки какой-нибудь хвост. И быть готовой за него дернуть.
Tags: Архивные Хроники, Метель, как мы их ищем
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment