Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Category:

Архивное недавнее

Баечка раз. Неудавшийся Вениамин.

....вообще-то в Питер и его архивы я наезжала вовсе не за Волконскими, а прежде всего за смоленскими соседями Пестелей (а попутно шел - но затем выдвинулся в первые ряды по эпичности - "клин веселых Щепилей"... и никуда не выдвинулся и не поймался по-прежнему неуловимый Кузьмин).
Однако это уже вторая записанная тут архивная история с их участием.

Дело в том - и отрадное дело - что в РГИА, где ТОЖЕ хранится фонд Волконских, фонд этот оцифровали. И теперь его можно смотреть с любого архивного компьютера, не поджидая заказ три дня, а где-то через минуту после того, как вы нажали кнопку "заказ". И в любом количестве, которое успеете просмотреть за день, хоть весь фонд подряд (осторожно: волконский почерк!) - Хотя, продолжая скобку, Волконских много и пишут они по-разному.

И вот, пролистывая список наличного и задумчиво кое-куда заглядывая (потому что если смотреть серьезно - это надо только его и смотреть, а у меня на очереди было много что), увидела я загадочное.
Документ назывался в описи так:

"Выписки из письма неустановленного лица неустановленному лицу о [декабристе Веньямине Соловьеве и его семье]. Конец 1820-х гг."

(да, имя там написано именно так)


На такое, понимаете ли, вибриссы непроизвольно зашевелятся: про Соловьева вообще не сады информации, да еще, кстати - причем тут именно Волконские? Хотя есть универсальный вариант имени каторги - вопрос о том, кто ведет переписку, о нем я и подумала.
А когда влезла в документ, озадачилась еще больше.

Текст был на французском, разборчивый (в общем, кем бы ни было "неустановленное лицо", писать его (или скорее - ее) учили лучше, чем Сергея Григорьевича!), и не дивно объемный - лист с оборотом.
С пометкой "копия", с числом и месяцем, но без года, а также без обращения и подписи.

И в нем действительно упоминался некий... Веньямин. Точнее, Benjamin. А вот все остальное на Соловьева было как-то решительно не похоже.

Итак, "неустановленное лицо" отвечает кому-то на письмо, обещая его сжечь, но по неоднократном прочтении.
Benjamin упоминается, как виновный, конечно, но хороший по характеру, и вообще, виноват не он, виноваты родственники его жены, они и на нее тоже плохо влияют... Жену, кстати, зовут Мари.

начинать надо с того, что Соловьев решительно не был женат. Ни к моменту осуждения, ни потом.

А продолжать... тем, что описанная ситуация скорее подозрительно походила на описание кем-то неравнодушным (и даже пристрастным - в общем, явно стоящим "внутри" происходящего) ситуации среди Волконских и Раевских!.

Но Benjamin. Я даже понимаю в чем-то составителей описи, Вениамин в соответствующей популяции был ровно один! (Да и в окрестностях их я что-то Вениаминов решительно не помню.)

И да, кстати, Соловьева судят в 1 армии, а не Петербурге - а письмо, судя по упоминанию, что Benjamin этих родичей жены, скорее всего, будет оправдывать, относится скорее ко времени следствия...

В общем, загадочный текст я ввиду небольшого объему списала в тетрадку, решив разобраться и перевести толком уже потом. И меня все не оставляла мысль - а может, это прозвище какое? (Не выветрившаяся еще из головы до конца "Библия за год", дочитанная к сентябрю, подсказывала, что Вениамин - младший из кучи сыновей библейского патриарха Иакова... и Сергей Григорьевич тоже - младший...) Может это этот... эзопов язык? Если уж письмо такое секретное, что его надо сжечь, то и писать в нем, может, следует обиняками?

...а когда я засела переводить, обнаружилось то, что я честно списала, а внимания в тот момент не обратила. Пресловутый Benjamin упоминался в тексте... с артиклем. Как существительное, а не имя собственное!
Вот тут я уже немедленно полезла в Мультитран - и вот оно, решение загадки:

benjamin сущ. m
общ. младший; младшее дитя; маменькин сынок
уст. любимое дитя; любимец; любимчик

....в общем, не Соловьев это, ну ни раза.
А вполне конкретный Волконский. По прозвищу "Младший", или даже, глядя на весь спектр значений, сказала бы я - "Младшенький".

Тем более пишет кто-то дивно близкий к семейству либо в семейство же входящий...

Собственно говоря,тексту, как я говорила, с гулькин нос, два абзаца, собственно - вот они:

"24 февраля

Я сожгу ваше письмо, как вы мне говорите, после того, как прочитаю и снова перечитаю его; оно удручает. Я живо чувствую все несчастья, все печали, от которых вы страдаете из-за Младшего (*le* Benjamin!), которого вы любите, которого я также сильно люблю, из-за вашей несчастной матери, из-за несчастной супруги. То, что вы мне сообщаете по секрету, не является таковым в общественном мнении, все обвиняют братьев жены (les beauх-freres(**)) в самом черном предательстве, и все говорят, что Младший виновен, - о нем сожалеют, поскольку его сердце всегда открыто(?), это его наилучшая его сторона!
Его великодушие будет очень не к месту, признаюсь вам, щадить подлецов, и то, что его Мари уже почти не проливает крови за то, чтобы увидеть своего супруга - меньшая вина, в особенности за счет тех, кто ее удерживает здесь(?) с помощью кровных связей. Думаю, что я убеждена в том, что она знала в особенности черноту характера старшего. Это исчадие ада. Все то, что вы узнаете о Младшем, сообщайте нам, поскольку мы все трое отчаялись."

(**) богатое слово, на самом деле, привет все от того же Мультитрана:
"beau-frère шурин; деверь; свояк; зять"
....в общем, "какой-то родственник по браку", если попытаться это суммировать. Так что здесь я их по смыслу перевожу, уже исходя из того, о ком может идти речь.

Уважаемая Одна Змея говорит, что пишет женщина мужчине (что женщина - это, кстати, грамматика подтверждает), и ее версия - Софья Григорьевна - Николаю Григорьевичу, который Репнин.

Интересно будет узнать у дорогих читателей - а что они думают и какие у них версии?

А мораль этой истории такая - всегда лезем в словарь!
Tags: Архивные Хроники, жены д, как мы их ищем
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments