Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Categories:

"Донкихот самодержавия": так плохо, что даже хорошо?

Явилась новая книжка про интересующую эпоху: С.В. Кисин. Император Николай Первый и его эпоха. Донкихот самодержавия. 1825-1855 гг. М., 2020 - в научно-популярной серии от Центрполиграфа "Новейшие исследования по истории России".
Я в ней уже читала именно что разное, плюс любопытство, плюс дошел слух про то, что что-то странное там нашлось... В общем, пошла в книжный, залезла в любимом углу на стремянку и стала смотреть. Начало XIX века уже некое время как кукует у "Библиоглобуса" на верхней полке.
Общий вид - ссылок нет, есть в конце полторы страницы списка литературы, между главками - отрывки из документов, в самом тексте тоже много цитат. Главки - с бодрыми названиями вроде "Холера ясна", "Деньги на бочку", "Раб на галерах" и т.д. Язык в целом тоже бойкий: "августейшей мордой об стену, как распоследнего варнака" (это о воспитании), "Николай понял, что его гениальный камер-юнкер опять заканючил", "Николай коброй накинулся на него, целя монаршим пальцем в лоб Рюриковича" (сиречь Трубецкого... кстати, он Гедиминович... а у кобры пальцев, по идее, не бывает но лично эта, видимо, с 13-ю...) Отношение автора к герою - трудно внятно выразиться, пока целиком не прочитав, понятно, что в целом благожелательное, нюансы еще не выявлены, вместо выводов - опять же цитаты из современников...

Но я начала со стремянки;-) Так вот, стоя на ней, я решила сразу полезть в тематический раздел, под названием "Начинаются царства с виселиц".
И практически сразу открыла его не совсем вначале, а на развороте, где слева была кобра с пальцами, а справа - вот:

"Никита Муравьев ("образец закоснелого злодея") был совершенно подавлен. Настолько подавлен, что не в состоянии был даже оправдываться (впрочем, подавленность легко объяснялась ранением в голову, полученным на Сенатской площади). (...) По окончании допроса автор Конституции вообще лишился чувств, и император ЛИЧНО вместе с генерал-адъютантом Василием Левашевым (член Следственного комитета по делу декабристов) под белы рученьки несли из кабинета на кушетку человека, который готовился лишить Николая трона". (с. 101)

...и вот обалдело моргая на такую версию событий, я и решила, что книгу надо брать. А то еще что-то эпическое пропущу!

...оно, конечно, да. Автор, то не автор книжки, а текста, по которому книжка это пересказывает - сиречь император лично, - Муравьевых путает. По сети ходит в том числе правленая версия, в которой написано "Сергей", но оригинальный текст выглядит так: "Никита Муравьев был образец закоснелого злодея".
Да и вообще несложно перепутать Муравьевых, наверное, еще легче, чем потомков Финве: у этих все остановилось в основном не дальше кузенов, а у Муравьевых на этой стадии все только начинается!..
Но Николай просто путает имена, то есть говорит про Сергея, а пишет "Никита". А вот автор книжки дополняет историю, явно имея в виду Никиту ("автор конституции"), но творчески добавляя в его биографию не только пострадавшую голову, но и присутствие в Петербурге на момент восстания!
И - ну ладно, автор, его не Муравьевы интересуют, а Николай - но в общем, ни он сам, ни редакторы-корректоры-рецензенты - никто это не вычистил до выхода предмета из печати.
И да, дальше автор благополучно идет на поводу у подходящих ему цитат, в данном случае - у характеристик Николая, добавляя к ним комментирующие абзацы, например:
"Павел Пестель, которого привезли из Киева(*1) сразу закованного и содержали тайно(*2), вел себя вызывающе, когда император допрашивал его в библиотеке Эрмитажа".(с. 102)
Читатель ждет уж, наверное, рассказа о поломанных стульях и бранных словах... но в наличии - только пресловутый ругательный абзац Николая о Пестеле, из которого прекрасно понятно, что П.И. ему не понравился... но вот о его ДЕЙСТВИЯХ там никакой конкретики нет!
Да, кстати:
(*1) Почему из Киева?
(*2) Нет, не содержали, это Волконского некоторое время пытались именовать номером...

Далее в эфире - расхожие истории про следствие: цитаты из покаянных писем; истории о том, что одни не хотели никого выдавать (Лунин, конечно же!), другие хотели, а третьи "Считали недостойным врать государю, так что на допросах писцы еле успевали за ними записывать..."
(Что тут не так? Всё! ...например, что следственный комитет опять скромно стоит в сторонке, словно его и нет... вместе с императором, который в курсе следствия можно сказать, онлайн. Также довольно стандартная сдвижка акцентов на том, за что казнили и осудили (когда все сводится к тому, что лично Пестель всех хотел цареубить - и реальным трупам; в общем, кажется, надо рано или поздно разогнаться на завыв "За что осудили декабристов"), есть, кажется, странная статистика и банальные неточности: упомянуты семьей Рылеевы - император "взял на себя заботу об их дочерях" (что-то не везет Настеньке в последнее время - то переименуют, то размножат...).
Так что когда вылезает странное упоминание о том, что Трубецкая до восстания, мол, вместо детей наградила мужа "ветвистыми рогами" (с этого, в частности, я и пошла смотреть книгу), то я даже не знаю - это автору попалось что-то мне неведомоей формата "одна баба светская дама сказала" - или он спутал Катерину Ивановну с какой-то еще Трубецкой?..

В общем, как-то так. Это, конечно, одна глава в книжке. Но вот в чем беда: прочитав одну, в материале которой я хоть как-то разбираюсь, я ведь и другие главы буду подозревать в том, что фактология там может угулять куда угодно. А ссылок все равно нет, проверять довольно затруднительно.
Так что в научные работы я бы эту вещь не зачисляла - это публицистика, довольно субъективная.

Из этого следует некий общий вывод, не дивно определенный: что научно-популярная серия Центрполиграфа - это "конфетка с любым вкусом", никогда заранее не знаешь, что попадется.
Я уже читала в ней книжку про Третье отделение, дивно прекрасную объемом привлеченного добра; потом - тоже скорее публицистическую и по ощущению не слишком глубокую книгу под заглавием "Крах политической доктрины императора Павла I или Как нельзя управлять страной" (сдала ее потом в буккроссинг); совсем недавно - совершенно научную и даже в хорошем смысле заумную монографию про служилых людей XV-XVI вв. И судя по попадавшимся мне выпусками, там имеет шанс быть еще явно научное, в особенности по Средневековью... А может быть и что угодно. Выход один - внимательно принюхиваться!

P.S. Возвращаясь к Никите, раненому на Сенатской: а какая альтернативка пропадает!
...хотя кому бы я ее не посоветовала, это Николаю Павловичу. Потому что есть еще Катерина Федоровна Муравьева, и я не знаю, что она в таком случае сделает...
Tags: жены д, и не только архео, культурный контекст
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments