Kemenkiri (kemenkiri) wrote,
Kemenkiri
kemenkiri

Categories:

Питерский говор. Начало XIX века.

Забегала в дебри ЦГИА СПб, весной-летом где-то Змея делилась нашими сокровищами (кажется, еще не всеми) от беготни там по годам так 1790-м, город велик, странен и совершенно на Москву не похож...

От залезания за частным вопросом (дата смерти дворового) в год 1825 первое наше впечатление было "ой, да они теперь (нормальные) такие же, как все остальные"... Потом пришла ночь, ушла спать Змея, а я продолжила тогда и утром по годам 1810-м, с ощущением "оказалось - показалось". Нет, город Петербург меняется, но по-прежнему остается странен и весел.
Приход в центре, недалеко от Невского, Невы и дворца, послединй очень заметен и порождает там целых две категории жителей - всякие люди,связанные с Гоф-интендантской конторой (я так понимаю, это какой-то подвид дворцовой хоз. части - там усердно попадаются садовники и конопатчики), и "Придворные". Это не те, которые в звездах, лентах и на первых страницах Адрес-календаря, это всякая придворная обслуга (не уточняла, чем отличающаяся от той же конторы!) - гребцы, истопники и т.п.

Вообще в исповедной всегда впереди идет духовенство (свое и постороннее. если есть, а далее - в Москве, пожалуй, условно говоря, по знатности - сначала дворянские семейства, потом купеческие... так и до крестьян дойдет. Дворовые - следом за хозяевами, а квартиранты любого чина - вслед за хозяевами дома.

Здесь опять не так, следом за духовными начинаются "дома", и "дом такого-то" - это только семья хозяина и дворовые его же, если таковые у них есть. ВСЕ жильцы следуют дальше кучей, точнее, по сословиям - военные, статские, купцы и мещане... Кто у кого живет - не указано, все у всех, будешь все записывать - запутаешься.
А в самом конце общей кучей следуют ВСЕ дворовые этих людей, причем если в 1821 году они записаны "кучками", т.е. разом все дворовые данного владельца (а я и не думала, что можно как-то иначе)... то в двух попавшихся мне пока книгах 1810-х они шли вперемешку, т.е. видимо, ровно в том порядке, что люди физически на исповедь пришли.
Змея говорит, что в Москве таки пишут - во-первых, *черновые* исповедные (а потом собирают кучки в чистовике), во-вторых, уже в конце 19 века. Петербург как столица, видимо, дошел до этой ручки почти на век раньше, и никого не собирал для начала.

Ну и несколько примеров этих разнообразных жителей.

Имена и фамилии:
"Барона Карлы Карловича Розан жена..."
Титулярный советник Доримедонт Бендерский. И сын его Ксенофонт. (Прямо хочется заявиться персонажем с таким ФИО на игру!)
"Сенатора Нерединского Малицкого" (...вообще-то в оригинале был Нелединский-Мелецкий)
"Придворного эконома Бухальца"
"Генерала Семижорина"

Местный интернационал:
"Неаполитанского послальника"
И веселая семейка -
"Ниженский грек Дмитрий Дмитриев Нистолли 32 лет
Грек Зой Христофоров 36
Служитель грек Емельян Дорофеев 29"

Профессии:
"Квадратольного дела мастер" (возможно, это сенатская типография - а, нет, в комментарии вон сказали - штукатур!)
"Инвалиды синодской команды"
Tags: Архивные Хроники, как мы их ищем, культурный контекст
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments