Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

les

"Не мешай в голове две книги";-)

...вот просто оно, классическое. А все кто - а все Хильд: собрала народ в Зуме читать стихи. Начали с Арды, продолжили всяким, я читала эн всякого из Николая Ушакова, а его мелодика и манера у меня на ушах повисает на раз... И вот пожалуйста. (Исходный стих я там даже не читала, он просто всегда сидит где-то в голове на заднем плане!)

(По мотивам Николая Ушакова)

"А у меня всего две вещи –
Баул и чайник."
Н. Ушаков "Опять на родине"


Когда трава тебя по плечи -
Войди - укроет,
Когда взойдут туман и вечер
За Ангарою, -
Без предвкушения финала,
Стопой свободной
Эльфийский лорд идет по Малой
своей Разводной.

Пока вино течет из фляги
Из сборов новых,
В сомненьях гордые поляки:
Общаться ль с Нолдор?
А он, не о чинах и датах
Скорбя, не споря,
Толкует с главным интендантом:
"Здесь будет море".

И перезреет рожь на ниве
В нежданном зное..
Они решают: "С родом Финве -
Гуляй, панове!"
И лихо, как ветра, засвищут,
Пойдут домами...
И долго, ошалело ищут,
Не понимая.

Какой его приятель спрятал
В сарае затхлом?
Но твердо отвечает стряпка:
"Ушел на Запад".
Они - "Амнистия иль козни?" -
Шумят до света.
"Что они сказал?"
"Пока не поздно -
Tenn'Ambar-metta".


Луна все ближе над домами
К известным датам.
Сверкнет во взгляде пониманье
У интенданта.
Устав под этим ветром гнуться,
На все готовый,
Теперь он знает, как вернуться
К своей Хрустовой.

23:51 05.05.2020
nakopala

Ищу цитату из Хармса!

...точнее, ссылку на нее.

(UPD: В Дайри нашлось, Грач нашел!)

Товарищи дорогие, мне внезапно оказалась нужна ссылка на любое бумажное издание Даниила Хармса, где есть текст из "Случаев", начинающийся фразой: "Был один рыжий человек, у которого не было глаз и ушей".
Мне нужно его процитировать в статье с указанием на номер страницы, а я его помню вообще с грампластинки исходно, а находила цитату в Сети. Дома когда-то была небольшая книжка Хармса, но ее, похоже, добрые люди учитали.
(Да, и кстати - с названием, с которым оно будет в этой конкретной книге. Я уже сейчас во Сети наткнулась минимум на 3 варианта - "Рассказ об одном человеке", "Рыжий человек", "Голубая тетрадь № 10".)

Буду очень благодарна, если кто-нибудь у себя посмотрит и поделится!
kadavrya

Хроники карантинных Мышей: (не?)рабочее?

....шла 22-я страница ругательной рецензии...
Но все-таки я вижу некоторый прогресс! Но тоже веселый. Про фильм (ну, который "Союз спасения") я писала месяц и на 50 страниц. Чтобы просто повесить это во Сети на заборе. А у разноса на книжку о том, что тайных обществ не было, их следствие придумало, каковой разнос, когда мы его со Змеей догрызем, пойдет, очень возможно, вполне официальным путем во вполне официальный журнал, есть шанс уложиться в 2 недели и от 22 страниц уехать недалеко, потому что теперь надо только приделать тексту голову, хвост и пару веселых баек. Цитаты из "Гамлета", Хармса и аннедота "потому что под фонарем светлее" там уже есть!

Надо сказать, я затрудняюсь, страдая фигней в виде всяких сетевых опросов, в том, что ответить на вопрос "работаете ли вы сейчас?". Нуууу, Институт археологии-то пока никакого способа использовать меня удаленно не придумал...
Но 22 страницы... ну, можно сказать, что я так развлекаюсь!
Alexandre

"Стансы" снова с нами. Друзья, маменька и перемена пола от Нечкиной!

Ну, и поскольку я очередной раз думаю, делать ли это, я сделаю это.
Пока не записала какую-нибудь из висящих в ожидании архивных историй - между прочим, я задолжала людям первоапрельскую историю, а она у меня есть!

...так вот. Как ныне говорят, "инпроцесс".В смысле, очередная, все еще не доведенная до конца версия перевода на русский "Стансов в темнице" князь-Шурика.

...осталось 2 строфы, но я пока не знаю, когда разгонюсь на них. Там - во-первых, про "милую", сиречь эротическая поэзия от Шурика; это стоит перевести внятно и не криво. Во-вторых, как перестать рыдать приходить на мокрое место, перечитывая эту эротическую поэзию. Потому что знаешь, про кого это и что у них дальше. Нет, у них еще будет лет восемь переписки. Через девять лет. А пока он вспоминает, как обнимал ее всю ( или мечтал об этом, а? или все-таки обнимал и получал по рукам?... но это в поэзию не вошло) - и собирается оперативно и незаметно для нее сдохнуть. Получится неоперативно и с третьей попытки. И после тех девяти и восьми лет, да... И после нее - хотя непонятно, узнает ли он об этом - при жизни.

Итак, напоминаю, сидя в Петропавловке после объявления приговора, наш герой сочинил нечто, от чего можно увидеть подстрочник тут:
http://kemenkiri.livejournal.com/522691.html (хотя я с тех пор втащила в прозаический текст сколько-то уточнений, но до поста ЖЖ их не доносила)

А моя стихотворная версия пока-без-двух-строф - вот; то, что уже было в предыдущих сериях - выделено курсивом:

Collapse )

*
Ну и очередной этюд на тему, зачем я это делаю, ведь есть стихотворный перевод Нечкиной. Collapse )

В общем, вот о том и речь. Что я также не очень понимаю, насколько у меня читаемый перевод получается, но я тащу и тащу его дальше, потому что мне важно попытаться передать именно то, что автор тут старался сказать... И да, кстати, именно "сказать", а не "написать". Потому что Петропавловке-после-приговора, конечно,царит несколько больший бардак и пофигизм, чем до, но я не уверена, что до степени бесконтрольной выдачи бумаги. И как бы то ни было, сохранилось оно не в авторской записи, а от Лорера, который сидел в соседней камере.
Так что - повторю сказанное в прошлые разы - если у вас по ритму моего перевода возникает вопрос, а почему автор заикается, то все так и есть - автор заикается по жизни, но, не произносить это вслух сейчас просто не может; а вы - слушаете его через стену и запоминаете, потому что такое не в раз забудешь, даже если оно - вовсе не гениальная поэзия...
dekabrist

...и книги тоже несу.

Итак, отращивая в определенном смысле хвост к предыдущей записи: какие книги люди везут с собой зимой 1825-1826 годов в (самоизоляцию) Петропавловскую крепость?

В отличие от зимней одежды, никто меня этим вопросом направленно не озадачивал, я озадачилась им сама и решила делать выписки параллельно "зимнему" прочесу - когда еще соберусь прочитать все списки вещей подряд?!
(Вообще они остались далеко не исчерпаны, по ним можно, думаю, не менее интересно проследить остальную всякую одежду и обувь, а также всякие "предметы личной гигиены" и прочие нужные в дороге и в отъезде вещи - кто что берет.)
Заодно под выписки подпала трудно формализуемая категория вещей "что-то странное". Впрочем, их можно свести, пожалуй, к альтернативным, помимо книг, способам проведения досуга!

Collapse )

*

Collapse )
kandaly

Ну а вот.

Нахально, всеми лапами влезла на чужую территорию. Смущаюсь, но тащу результат.

(Горбачевский. Петровский завод.)

Если окна - да при луне - не закрыть поплотнее на ночь,
Да еще позабыть - вот день, когда делать так точно не след,
То тогда в самый темный час снова входит Сергей Иваныч,
Только мне - мои шестьдесят, а ему - его тридцать лет.

Я привык уж - смотреть и быть, - я уже не всегда и плачу,
Я гляжу на него опять, я смотрю сквозь него в огонь,
Я хотел бы заговорить... А он шепчет вновь: "За удачу", -
С золотою чаркой своей, что легко ложится в ладонь.

Отдает - казалось, легка, - ох ты чаша моя земная,
В ней-то кровь - не моя, и снег, чей-то окрик, картечи свист...
Я сначала пролью вино, а потом ее враз сминаю.
А потом приходит рассвет, а в руке - лишь бумажный лист.

Я привык - просто глупый сон, просто память - ловушка наша,
И не все ли равно мне - с чем коротать часы до зари...
Только что же всегда - лишь кровь - пусть вино - только эта чаша?
И ни слова... Но уходя, он вдруг скажет: "Договори".

...Эта утренняя тоска - тоже чаша моя земная.
Эти утренние часы - лучше прочих: писать в тиши,
И о том, чего не пойму, и о том, что и не узнаю...
И тогда за него себе я приказываю: "Пиши!"

2:38 16.03.2020
dekabrist

"Донкихот самодержавия": так плохо, что даже хорошо?

Явилась новая книжка про интересующую эпоху: С.В. Кисин. Император Николай Первый и его эпоха. Донкихот самодержавия. 1825-1855 гг. М., 2020 - в научно-популярной серии от Центрполиграфа "Новейшие исследования по истории России".
Я в ней уже читала именно что разное, плюс любопытство, плюс дошел слух про то, что что-то странное там нашлось... В общем, пошла в книжный, залезла в любимом углу на стремянку и стала смотреть. Начало XIX века уже некое время как кукует у "Библиоглобуса" на верхней полке.
Общий вид - ссылок нет, есть в конце полторы страницы списка литературы, между главками - отрывки из документов, в самом тексте тоже много цитат. Главки - с бодрыми названиями вроде "Холера ясна", "Деньги на бочку", "Раб на галерах" и т.д. Язык в целом тоже бойкий: "августейшей мордой об стену, как распоследнего варнака" (это о воспитании), "Николай понял, что его гениальный камер-юнкер опять заканючил", "Николай коброй накинулся на него, целя монаршим пальцем в лоб Рюриковича" (сиречь Трубецкого... кстати, он Гедиминович... а у кобры пальцев, по идее, не бывает но лично эта, видимо, с 13-ю...) Отношение автора к герою - трудно внятно выразиться, пока целиком не прочитав, понятно, что в целом благожелательное, нюансы еще не выявлены, вместо выводов - опять же цитаты из современников...

Но я начала со стремянки;-) Так вот, стоя на ней, я решила сразу полезть в тематический раздел, под названием "Начинаются царства с виселиц".
И практически сразу открыла его не совсем вначале, а на развороте, где слева была кобра с пальцами, а справа - вот:

"Никита Муравьев ("образец закоснелого злодея") был совершенно подавлен. Настолько подавлен, что не в состоянии был даже оправдываться (впрочем, подавленность легко объяснялась ранением в голову, полученным на Сенатской площади). (...) По окончании допроса автор Конституции вообще лишился чувств, и император ЛИЧНО вместе с генерал-адъютантом Василием Левашевым (член Следственного комитета по делу декабристов) под белы рученьки несли из кабинета на кушетку человека, который готовился лишить Николая трона". (с. 101)

Collapse )

P.S. Возвращаясь к Никите, раненому на Сенатской: а какая альтернативка пропадает!
...хотя кому бы я ее не посоветовала, это Николаю Павловичу. Потому что есть еще Катерина Федоровна Муравьева, и я не знаю, что она в таком случае сделает...
СВД пушки

(no subject)

Кажется, это вторая часть к "белому платочку".

(Матвей Иванович. Какая-то осень.)

Это возможно - лет за шестьдесят
Оставить детей и внуков,
Или все-таки - не оставить,
Но что-то да совершить...
Яблоки за окном висят,
Время летит по кругу -
И шепчет: смотри, это целая жизнь,
Которую стоило жить.

Лет примерно за шестьдесят
Перегнется хребет эпохи -
Нет, покуда еще не сломан,
Но виден какой-то край;
Дела совсем по-иному идут,
И вроде не так уж плохи,
А впрочем... Но это уже не тебе, -
Забудь, доживи, умирай, -

Ты, что за весь этот ворох лет
Смог поверить в любые знаки,
Вскормил эпоху из собственных жил,
Ничего у судьбы не прося... -

- и позволил себе наконец забыть,
Как строил свой полк к атаке
Брат, которого ты пережил
На все эти шестьдесят.

(04.02.2020)

Словом, гастроли Матвея Ивановича в моей голове как-то продолжаются...
И - хочешь сей, а хочешь куй, но аватарки к Метели будут из мега-глючного фильма "Союз великого дела". Потому что других вариантов упорно нет...
dekabrist

"Ругал брата". Царь, Муравейник и другие.

О том, как государь Николай Павлович ругался... Или не ругался?

Одно мелкое архивное недо-расследование.
Ну,как мелкое... Трех, правда, довольно краткосрочных архиво-визитов в Питер оно потребовало, один был посвящен конкретно этому безобразию.(И пишу я эту историю второй год, вот все чего-то ей не хватало... тут подоспел Пыхачев - и, кажется, все подобралось наконец.)

Вот нам, казалось, конкретная яркая картинка из конкретной книги - увесистый том литпамятников "Воспоминания Бестужевых", комментарии к текстам, с. 720:

"По сообщению Матвея Муравьева-Апостола, царь "нещадно ругал" в его присутствии Сергея Муравьева (там же, л. 202). Он (М. Муравьев-Апостол) говорил Семевскому, что ему "стало даже жалко Николая, когда этот герой стал ругать мерзавцем израненного брата" (там же, л. 204)".

"Там же" отсылает к некотору документу из архива Бестужевых за № 5569, и мы к нему еще вернемся.
А пока - вроде бы получается такое образцовое историческое полотно на тему "Николай Первый - НЛО тюремщик декабристов": стоят перед ним, понимаете ли, два брата Муравьева-Апостола, один раненый, другой нет, Николай ругается, Сергей, наверное, решет сложную задачу "стоять и не падать", а Матвей испытывает высокое чувство жалости к вышеупомянутому матерящемуся НЛО самодержцу...
То есть "в его присутствии", может, конечно, обозначать "Матвей присутствует, а царь ругается на Сергея", но вторая приведенная фраза скорее наводит на мысль, что присутствуют оба. И да, кстати, упомянутые две фразы, судя по ссылкам, разделяют два листа. Даже если они небольшого формата - интересно, что их заполняет, если речь идет об одной и той же сцене? Большой матерный загиб Николая I в записи, близкой к стенографической??
Ну и наконец, что там еще интересного от Матвея Муравьева может быть написано - и что это вообще такое, если оно находится при этом в архиве Бестужевых? (Отнюдь не Бестужевых-Рюминых, прошу заметить.)

Collapse )
angara

Про платочек

Иииии.... да. Эта мысль уже некоторое время ворочалась - и довертелась.

***
(К вопросу о белом платочке)


- Он шел и махал своим белым платком, - говорит старик, -
Пусть иное твердят те, с кем я незнаком,
И не срывается в крик,
Лишь потому, что не думает ни о ком,
Кроме того, кто шел и махал белым платком.
И пристально-пристально смотрит в открытую дверь...
- Вот так и махал...

Как тогда.
Как всегда.
Как теперь.
Не все ли равно, что за месяц по календарю...
Мы так и живем:
Он мне машет - а я все смотрю...

23:39 20.01.2020

P.S. О чем я, собственно.
Вот тут Сули разбирает вопрос, что собственно делал Чергиговский полк, когда встретил противника: https://anarsul.livejournal.com/124925.html
Есть примерно две версии, они есть и в следствии и в мемуарах - шел сдаваться и шел в атаку на пушки.
И вот, разобрав всю кучу более-менее авторитетных свидетельств (то есть из первых-вторых, а не пятых-десятых рук - и такие есть!) Сули приходит к выводу, с которым я полностью соглашаюсь - что все-таки в атаку.
Что до другого, то во время следствия - это идеи тех, кто пытается Сергея защитить.... А брат его Матвей из них не только по итогам остается в живых, но и остается -- и чем дальше,тем сильнее, при этом мнении, и в каком-то дивно позднем тексте возникает и этот белый платочек...
И эти поздние матвеевы тексты, они, наверное, иногда больше говорят о долгой и непростой матвеевой жизни, чем о том, о чем он рассказывает.

(Ага. А еще бывает противоречие Матвея Ивановича Матвею Ивановичу. Вот недавно в него уткнулась - на тему, были ли `ёжик Пых артиллерийский капитан Пыхачев там же и тогда же? И до сих пор что-то стою в пень... Но это уже - другая история...)