Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

kadavrya

Хроники карантинных Мышей: (не?)рабочее?

....шла 22-я страница ругательной рецензии...
Но все-таки я вижу некоторый прогресс! Но тоже веселый. Про фильм (ну, который "Союз спасения") я писала месяц и на 50 страниц. Чтобы просто повесить это во Сети на заборе. А у разноса на книжку о том, что тайных обществ не было, их следствие придумало, каковой разнос, когда мы его со Змеей догрызем, пойдет, очень возможно, вполне официальным путем во вполне официальный журнал, есть шанс уложиться в 2 недели и от 22 страниц уехать недалеко, потому что теперь надо только приделать тексту голову, хвост и пару веселых баек. Цитаты из "Гамлета", Хармса и аннедота "потому что под фонарем светлее" там уже есть!

Надо сказать, я затрудняюсь, страдая фигней в виде всяких сетевых опросов, в том, что ответить на вопрос "работаете ли вы сейчас?". Нуууу, Институт археологии-то пока никакого способа использовать меня удаленно не придумал...
Но 22 страницы... ну, можно сказать, что я так развлекаюсь!
kireth

Мышь и прошедший сезон

Опросом у Раисы про игры навеяно.
Прошедший сезон разложился у меня по хронологии как-то странно: к нему точно относится все, что было сыграно в 2016 году (в том числе до лета)... и "Дело и слово" января 2017. А грядущее "Время вишен" тянет, кажется, уже к следующему сезону, хотя после него у меня пока какие-то игровые планы только осенью...
Ну так вот, вместо полноценного отчета по играм хотела записать одну закономерность.

Почти весь этот сезон (за вычетом "Арнора") я играю каких-то стремных мужиков.

Профессор-алкоголик, он же шут; трусливый вастак (которому надоело бояться и он сложился об тролля); раскольник-разбойник-фальшивомонетчик; так себе врач и большое трепло... Ну да, Александр Барятинский, которому место в начале списка, к этой компании, пожалуй, вполне пристроится (хотя вопрос о соотношении "Петровского" и *игрового* сезона по-прежнему сложен).

Что интересно, относительно недавние дамы (аборигенная жительница будущего Арнора; и - из хвоста сезона-2015 - Анфиса Ниловна Хлестова (та самая) и актриса Роза Аболс из Риги) ничего стремного собой не представляли и истории их складывались не столь экстремально...)

Интересно, продолжится эта тенденция сим сезоном - или вырастет какая-то иная?

UPD: как справедливо напомнил Фред, я забыла Роменну. (НО КАК? Такое впечатление, что про "Петровкий" я помню,что официального он тоже игра и его надо прибавлять к играм, а тут забыла...
Ну, в общем, торговец фальшивым (местами) антиквариантом и веществами качества как повезет - это туда же!
kadavrya

Коротко о биографии: лечился

(Всё, завожу тэг "как мы их ищем"!)
Итак, переписка семейства Пестелей, лето 1812 года, глубокий июль, Иван Борисович пишет сыну - мол, наши войска побеждают всюду, где сражаются (что думает сын по получении сего в этих самых войсках, которые... гм... ну, в общем, как-то примерно наоборот - это отдельный вопрос), а в Пажеском корпусе между тем доучивается очередной выпуск. Кое-кто из которого явно местный второгодник. Вот, например, некто Тулубьев, который еще в предыдущий раз был не в восторге, что Павел его обошел, а теперь его пытается обойти какой-то Татищев, и говорит этот Тулубьев человеческим голосом (да еще и по-русски), а Иван Борисович цитирует: «он [= Пестель], по крайней мере, умен и знает более меня, а этот дурак, и когда ему дадут более баллов, нежели мне, так я ему лоб раскрою!»

..ну, понеслись. Тулубьевых в этот год учится два. Татищевых тоже (Вообще такое впечатление, что в Пажеском корпусе объявлена акция "два пажа по цене одного" и люди этим пользуются!).
И если про вторых двух просто мало что известно, то Тулубьевы оказались интересны и разнообразны, стоило только копнуть чуть дальше "Пажей за 185 лет", где даны довольно безликие данные о службе.
Даже не знаю, который из них - автор столь решительного высказывания.
Вот один, Тулубьев Александр Дмитриевич, про его биографию внезапно вышли на меня небольшие воспоминания его дочери, и история настолько выразительна, что я ее просто процитирую.

(Отсюда:
https://memoirs.ru/texts/Druz_RS97t90n4.htm
Дружинина М. А. Из семейных воспоминаний об императоре Александре I // Русская старина, 1897. – Т. 90. - № 4. – С. 124-126.)

"Воспоминания о моем отце тоже связаны с именем императора Александра I, к которому он обращался с просьбою и был им обласкан.
Окончив образование в Пажеском Его Величества корпусе, в котором, будучи камер-пажем, состоял при дворе великой княгини Екатерины Павловны, отец выпущен был, в 1812 году, прапорщиком в любимый Александром I лейб-гвардии Семеновский полк.
(...)
Раненый девятнадцати лет, в сражении под Кульмом, в ногу, с раздроблением кости, А. Д. Тулубьев, в числе других таких-же офицеров, был помещен в одном из замков, близ места сражения. Collapse )

...тут любопытно всё. И то, что в отставку как-то фиг подашь, будь ты на хорошем счету или нет, больной или здоровый... И то, что товарищ ухитрился пролечиться мимо всего - и 1820, и 1825 года... И умер-то от того, что лечился. Но уже от другого.


А второй Тулубьев и вовсе оказался батальонным командиром Андрея Розена. Каковой следствию сообщил, что он Тулубьеву про планы на 14 декабря вполне рассказывал, и тот даже согласился поучаствовать (Трубецкой его вообще членом общества называет). Тулубьев все отрицает, да, говорит, строил полк, но затем, чтобы полк стоял на виду и никуда не пошел! Ему сделали вид что поверили - и отпустили, но в отставку он вышел мгновенно. И жил еще долго. И не лечился.

Вот даже и не знаю, кому из них больше подходит процитированная фраза...
kandaly

Каторга. Особенности.

"Излишняя чувствительность (/обидчивость) - естественное следствие долгого заключения..."
Это Мария Волконская пишет Варваре, что Барятинский с ней поссорился и отполз, но она на него не в обиде. Вроде бы по конкретному случаю, да еще и на его болезнь ссылается... Но мне интересен этот вывод в принципе.
Казалось бы, суровые условия долженствуют закалять, а получается - когда у тебя нет ничего, задеть тебя может что угодно. Декабрь 1834 год, не первый год сидим сидят, даже в Петровском заводе.. А вот же ж. Привыкания не выработалось.

(А вот что там именно с было, пока непонятно. Кроме того, что было оно в комплектации - князь-Шурик, Мария Николаевна, недовольная благотворительная родственница Мария Федоровна Барятинская и ЧТО-ТО С ДЕНЬГАМИ...)
Alexandre

Околобальное;-)

Эммм... Collapse )

P.S. А при попытке найти во сетях па-де-труа контекстный поиск Гугла предлагает мне "панические атаки" и "клинику панических расстройств". Это намек на вибрацию хвоста перед балом??
polden

1812, город Касимов...

Этот стих как-то давно бродил в голове и вдруг до-сложился.
...Меня как-то очень цепляет этот момент. Вольф на следствии говорит, что ему 29 лет, получается - он практически ровесник князь-Шурику, тому поколению, которое как раз уже воевать не успело. Но тут особ статья - не война в строгом смысле слова, а медицинская служба. (И меня не оставляет ощущение, что он, отправляясь туда, мог запросто приписать себе годик). И вот этот юноша лет 15ти, и на 200 раненых, как я где-то прочла, полагается 1 лекарь и 6 лекарских учеников.Вот он - один из таких шести.
И да, еще два момента, которые, кажется, связаны. Судя по всему, что мы знаем дальше, Христиан Вольф - хороший врач, очень хороший, штучный товар эпохи. Определенно - вариант не случайного выбора и не семейного (именно семейный был бы - аптекарь), а призвания.
А что до возраста - все его товарищи-южане, как мне кажется, воспринимают его скорее более старшим, не на заявленные 29 и меньше, а куда-то вровень с Павлом и прочими относительно старшими, которым в сторону сорока. И вот как-то я думаю, что возраст у него "поплыл" давно, где-нибудь аккурат после Касимова...


1812. Христиан Вольф, Касимовская госпиталь.

В городе Касимове
Небо серо-синее,
За рекой – озимое
Поле…
Как-то получилось так –
В городе Касимове
Ты узнал о всяческой
Боли:

Слабая и сильная,
Еле выносимая,
Красная и синяя –
Цветная…

- А скажи: в Касимове
Девушки красивые?
- Не знаю.

…Пусть зимою в городе –
Изморозь на вороте,
На судьбу ты все ж не в обиде.

- Там мечети старые,
Строены татарами?
- Извини-прости, да – не видел.

А видал – досыта,
А прожил – вдосталь и
Видел жизнь и смерть,
Кого – ближе?
- Где ты был?
- Госпиталь.
- Что видал?
- Госпиталь.
- Что сумел?
- Помог выжить.

…в городе Касимове
Собирался с силами,
Чтобы выйти в ногу
Со всеми,
Выбрал путь, выменял…
По судьбе-имени
Воет в голос твое
Время.

… - 29 апреля 2015 г.
kadavrya

Мелкие радости

Сижу в Рукописном отделе Пушкинского дома. Рядом стоит книжный шкаф. В нем, как выясняется, разный Брокгауз и Ефрон, например, их же "Новый энциклопедический словарь". Прямо на меня смотрит том 17 - "Душевные болезни - Жуки".
Вот уж точно.
Rays of hope

Письма, письма...

...кажется, пока я перевожу Полину, тут будет много лирики...

Цитаточка: "Часто, чтобы оправдать в собственных глазах малую смелость, которую я нахожу в своей душе, чтобы противостоять несчастьям, когда они приходят, я отношу ее к малости физических сил, которые дала мне природа, и это примиряет меня немного с самой собой."

...две женщины пишут Александру. Одна - своей жизнью - рассказывает, что можно быть сильным, даже если вместо биографии у тебя - полная ж.
А другая - жизнью же - рассказывает о том, как жить, если ты все равно ясно и бесповоротно знаешь, что слаб.
И это даже не две разные стратегии, а в чем-то - две необходимых стороны одной.

(...А была еще одна. Она просто любила и просто делала все, что могла, для тебя. И просто не замечала таки мелочей, как, например, линька из гусара и адъютанта в подсудимого и ссыльно-каторжного...)

А иначе, наверное, и не живут особо с горловой чахоткой чуть не полтора десятка лет. Медицина тут еще ничего не может предложить, кроме порошков соды, а значит - очень нужно, чтоб писали...

P.S. А ровно вслед за этим Полина как раз цитирует Жуковского. То самое, которое "Не говори с тоской: их нет!" - все 4 строки. Думаю, Александру было о чем (а точнее - о ком) подумать над ними...
kadavrya

О здоровье. Нет, не нашем. И о холере - тоже!

Давно тут не было рассуждательных архивных хроников. Так вот.

*

...все-таки это удивительные люди. Особенно удивительно они лечатся. Это я за все начало XIX века в целом. Лечатся они так, что удивительно не то, что мрут, а то, что выживают. Например, холера лечится кровопусканием, ударным количеством ртути снаружи и внутрь, а также растиранием рук и ног щетками до крови. (Фред мне даже объяснил, зачем это все. Но холеру оно не лечит, однозначно). Это все рассказывает персонаж, который оной холерой переболел дважды и оба раза таки выжил. И потом еще прожил незнамо сколько. Это-не-Люди.

(Заметим, что это он пишет сибирскому знакомому, которым успел обзавестись за год ссылки, пока на Кавказ не перевели. Еще одному знакомому он просто пишет, что у них тут холера, а вот сестре вообще о такой "мелочи" не упоминает. Рассуждает, что солдатом фигово быть везде, что в Моздоке, что в Эдеме - "если в раю есть армия", - но вообще в Моздоке определенно лучше, чем, например, в Сухум-Кале - "в этом райском уголке, говорят, даже у птиц есть лихорадка".
Это все Владимир Толстой).

...еще они лечат все-что-угодно вундервафлей эпохи под названием "фонтанель", то есть искуственно устраиваемое себе нагноение на руке или на ноге. Некоторые с этой радостью годами ходят, типа для пользы здоровья. Некий очень пожилой доктор Пфеллер, вон, и горловую чахотку дистанционно советует лечить ИМИ.
Гм.

Чем в этом сравнении прекрасен Гааз - так это осмысленностью действий. Он для предупреждения холеры советует мыть руки (а народное мнение состоит в том, что она летает по воздуху и предохраняться бесполезно, некоторые еще от холеры советуют пребывать в веселом состоянии духа). А князь-Шурику придумывает этот "агрегат" из чего-то и серебряной пластинки, который надо засунуть себе непосредственно в горло. Техника на уровне античности, но зато точно по смыслу болезни и с помощью того, что действительно будет ее лечить!
kadavrya

"Несу разные вещи"(с)

* Была в Том Самом Каталоге. Без фонарика. Как видите, вернулась.
Ужасы не напали, в сопредельном коридоре ремонт, а из каталога вышел Вагон Всего и Как Обычно Муравейник.

* В рамках "романа с III отделением" нашла заголовок дела, который, наверное, надолго удержит виртуальный первый приз, ибо я не представляю, что может быть краше.
Первая экспедиция, напоминаю. Государственной важности дело. Наряду с тайными обществами, иностранными шпионами и покрытием по матери царской фамилии.

Collapse )

* Надеюсь, когда-нибудь Фред напишет про "сетку" диагнозов в 19 веке. В смысле, все называлось и группировалось совсем иначе. Что-то, конечно, понятно: чума и холера так и называются и лучше все-таки без них, чахотка - это точно туберкулез...
Но есть три предмета, которые, по-моему, обозначают примерно все остальное богатство болезней рода человеческого - особенно в сочетании с разными прилагательными. Это горячка, лихорадка и водянка.
Да, кстати, "белая горячка" в те времена - это таки не "белочка", а всякое помешательство с достаточно активным поведением. Потому что попадаются с этим диагнозом люди (например, старая тетушка) которые наверняка не пили запоем...

* Семейство "младших" Барятинских в Москве 18 века - или ветераны Броуновского движения на марше.
Collapse )
Я даже понимаю, что было, наверное, отчего сбежать от мужа жене этого семейного брата - т.е. матушке моего героя, даме все же, с вероятностью - из Петербурга... Потому что это совершенно особый способ жить. Иногда мне кажется, что с ним надо родиться...

* ...и почему-то именно Москва начала 19 века отзывается у меня в голове. Петербург - нет, никакого сравнения. Наверное, поэтому никогда раньше не цепляла эта эпоха: первым выходит именно Петербург, а в качестве альтернативы - совсем провинция, по Гоголю. А Москва - не то и не другое, это совершенно особенное место.

...и чем больше влезаешь в эпоху, тем чаще на тебя (обычно там, где не нужно) выходит Наше Всё. В смысле Пушкин. Через некоторое время это начинает активно раздражать. Т.е. все им художественно-написанное - это действительно прекрасно и как раз чтобы что-то понять про эпоху. А вот количество пушкинистики, характеристика кучи народа исключительно исходя из Пушкина в их жизни, да и сам его по-жизни-характер - это, кажется, у меня совсем увы, никуда не лезет.
"Так уж как-то получилось"(с)