Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

kadavrya

Хроники карантинных Мышей: (не?)рабочее?

....шла 22-я страница ругательной рецензии...
Но все-таки я вижу некоторый прогресс! Но тоже веселый. Про фильм (ну, который "Союз спасения") я писала месяц и на 50 страниц. Чтобы просто повесить это во Сети на заборе. А у разноса на книжку о том, что тайных обществ не было, их следствие придумало, каковой разнос, когда мы его со Змеей догрызем, пойдет, очень возможно, вполне официальным путем во вполне официальный журнал, есть шанс уложиться в 2 недели и от 22 страниц уехать недалеко, потому что теперь надо только приделать тексту голову, хвост и пару веселых баек. Цитаты из "Гамлета", Хармса и аннедота "потому что под фонарем светлее" там уже есть!

Надо сказать, я затрудняюсь, страдая фигней в виде всяких сетевых опросов, в том, что ответить на вопрос "работаете ли вы сейчас?". Нуууу, Институт археологии-то пока никакого способа использовать меня удаленно не придумал...
Но 22 страницы... ну, можно сказать, что я так развлекаюсь!
kireth

Мышь и прошедший сезон

Опросом у Раисы про игры навеяно.
Прошедший сезон разложился у меня по хронологии как-то странно: к нему точно относится все, что было сыграно в 2016 году (в том числе до лета)... и "Дело и слово" января 2017. А грядущее "Время вишен" тянет, кажется, уже к следующему сезону, хотя после него у меня пока какие-то игровые планы только осенью...
Ну так вот, вместо полноценного отчета по играм хотела записать одну закономерность.

Почти весь этот сезон (за вычетом "Арнора") я играю каких-то стремных мужиков.

Профессор-алкоголик, он же шут; трусливый вастак (которому надоело бояться и он сложился об тролля); раскольник-разбойник-фальшивомонетчик; так себе врач и большое трепло... Ну да, Александр Барятинский, которому место в начале списка, к этой компании, пожалуй, вполне пристроится (хотя вопрос о соотношении "Петровского" и *игрового* сезона по-прежнему сложен).

Что интересно, относительно недавние дамы (аборигенная жительница будущего Арнора; и - из хвоста сезона-2015 - Анфиса Ниловна Хлестова (та самая) и актриса Роза Аболс из Риги) ничего стремного собой не представляли и истории их складывались не столь экстремально...)

Интересно, продолжится эта тенденция сим сезоном - или вырастет какая-то иная?

UPD: как справедливо напомнил Фред, я забыла Роменну. (НО КАК? Такое впечатление, что про "Петровкий" я помню,что официального он тоже игра и его надо прибавлять к играм, а тут забыла...
Ну, в общем, торговец фальшивым (местами) антиквариантом и веществами качества как повезет - это туда же!
kadavrya

Коротко о биографии: лечился

(Всё, завожу тэг "как мы их ищем"!)
Итак, переписка семейства Пестелей, лето 1812 года, глубокий июль, Иван Борисович пишет сыну - мол, наши войска побеждают всюду, где сражаются (что думает сын по получении сего в этих самых войсках, которые... гм... ну, в общем, как-то примерно наоборот - это отдельный вопрос), а в Пажеском корпусе между тем доучивается очередной выпуск. Кое-кто из которого явно местный второгодник. Вот, например, некто Тулубьев, который еще в предыдущий раз был не в восторге, что Павел его обошел, а теперь его пытается обойти какой-то Татищев, и говорит этот Тулубьев человеческим голосом (да еще и по-русски), а Иван Борисович цитирует: «он [= Пестель], по крайней мере, умен и знает более меня, а этот дурак, и когда ему дадут более баллов, нежели мне, так я ему лоб раскрою!»

..ну, понеслись. Тулубьевых в этот год учится два. Татищевых тоже (Вообще такое впечатление, что в Пажеском корпусе объявлена акция "два пажа по цене одного" и люди этим пользуются!).
И если про вторых двух просто мало что известно, то Тулубьевы оказались интересны и разнообразны, стоило только копнуть чуть дальше "Пажей за 185 лет", где даны довольно безликие данные о службе.
Даже не знаю, который из них - автор столь решительного высказывания.
Вот один, Тулубьев Александр Дмитриевич, про его биографию внезапно вышли на меня небольшие воспоминания его дочери, и история настолько выразительна, что я ее просто процитирую.

(Отсюда:
https://memoirs.ru/texts/Druz_RS97t90n4.htm
Дружинина М. А. Из семейных воспоминаний об императоре Александре I // Русская старина, 1897. – Т. 90. - № 4. – С. 124-126.)

"Воспоминания о моем отце тоже связаны с именем императора Александра I, к которому он обращался с просьбою и был им обласкан.
Окончив образование в Пажеском Его Величества корпусе, в котором, будучи камер-пажем, состоял при дворе великой княгини Екатерины Павловны, отец выпущен был, в 1812 году, прапорщиком в любимый Александром I лейб-гвардии Семеновский полк.
(...)
Раненый девятнадцати лет, в сражении под Кульмом, в ногу, с раздроблением кости, А. Д. Тулубьев, в числе других таких-же офицеров, был помещен в одном из замков, близ места сражения. Collapse )

...тут любопытно всё. И то, что в отставку как-то фиг подашь, будь ты на хорошем счету или нет, больной или здоровый... И то, что товарищ ухитрился пролечиться мимо всего - и 1820, и 1825 года... И умер-то от того, что лечился. Но уже от другого.


А второй Тулубьев и вовсе оказался батальонным командиром Андрея Розена. Каковой следствию сообщил, что он Тулубьеву про планы на 14 декабря вполне рассказывал, и тот даже согласился поучаствовать (Трубецкой его вообще членом общества называет). Тулубьев все отрицает, да, говорит, строил полк, но затем, чтобы полк стоял на виду и никуда не пошел! Ему сделали вид что поверили - и отпустили, но в отставку он вышел мгновенно. И жил еще долго. И не лечился.

Вот даже и не знаю, кому из них больше подходит процитированная фраза...
kandaly

Каторга. Особенности.

"Излишняя чувствительность (/обидчивость) - естественное следствие долгого заключения..."
Это Мария Волконская пишет Варваре, что Барятинский с ней поссорился и отполз, но она на него не в обиде. Вроде бы по конкретному случаю, да еще и на его болезнь ссылается... Но мне интересен этот вывод в принципе.
Казалось бы, суровые условия долженствуют закалять, а получается - когда у тебя нет ничего, задеть тебя может что угодно. Декабрь 1834 год, не первый год сидим сидят, даже в Петровском заводе.. А вот же ж. Привыкания не выработалось.

(А вот что там именно с было, пока непонятно. Кроме того, что было оно в комплектации - князь-Шурик, Мария Николаевна, недовольная благотворительная родственница Мария Федоровна Барятинская и ЧТО-ТО С ДЕНЬГАМИ...)
Alexandre

Околобальное;-)

Эммм... Collapse )

P.S. А при попытке найти во сетях па-де-труа контекстный поиск Гугла предлагает мне "панические атаки" и "клинику панических расстройств". Это намек на вибрацию хвоста перед балом??
polden

1812, город Касимов...

Этот стих как-то давно бродил в голове и вдруг до-сложился.
...Меня как-то очень цепляет этот момент. Вольф на следствии говорит, что ему 29 лет, получается - он практически ровесник князь-Шурику, тому поколению, которое как раз уже воевать не успело. Но тут особ статья - не война в строгом смысле слова, а медицинская служба. (И меня не оставляет ощущение, что он, отправляясь туда, мог запросто приписать себе годик). И вот этот юноша лет 15ти, и на 200 раненых, как я где-то прочла, полагается 1 лекарь и 6 лекарских учеников.Вот он - один из таких шести.
И да, еще два момента, которые, кажется, связаны. Судя по всему, что мы знаем дальше, Христиан Вольф - хороший врач, очень хороший, штучный товар эпохи. Определенно - вариант не случайного выбора и не семейного (именно семейный был бы - аптекарь), а призвания.
А что до возраста - все его товарищи-южане, как мне кажется, воспринимают его скорее более старшим, не на заявленные 29 и меньше, а куда-то вровень с Павлом и прочими относительно старшими, которым в сторону сорока. И вот как-то я думаю, что возраст у него "поплыл" давно, где-нибудь аккурат после Касимова...


1812. Христиан Вольф, Касимовская госпиталь.

В городе Касимове
Небо серо-синее,
За рекой – озимое
Поле…
Как-то получилось так –
В городе Касимове
Ты узнал о всяческой
Боли:

Слабая и сильная,
Еле выносимая,
Красная и синяя –
Цветная…

- А скажи: в Касимове
Девушки красивые?
- Не знаю.

…Пусть зимою в городе –
Изморозь на вороте,
На судьбу ты все ж не в обиде.

- Там мечети старые,
Строены татарами?
- Извини-прости, да – не видел.

А видал – досыта,
А прожил – вдосталь и
Видел жизнь и смерть,
Кого – ближе?
- Где ты был?
- Госпиталь.
- Что видал?
- Госпиталь.
- Что сумел?
- Помог выжить.

…в городе Касимове
Собирался с силами,
Чтобы выйти в ногу
Со всеми,
Выбрал путь, выменял…
По судьбе-имени
Воет в голос твое
Время.

… - 29 апреля 2015 г.
kadavrya

Мелкие радости

Сижу в Рукописном отделе Пушкинского дома. Рядом стоит книжный шкаф. В нем, как выясняется, разный Брокгауз и Ефрон, например, их же "Новый энциклопедический словарь". Прямо на меня смотрит том 17 - "Душевные болезни - Жуки".
Вот уж точно.
Rays of hope

Письма, письма...

...кажется, пока я перевожу Полину, тут будет много лирики...

Цитаточка: "Часто, чтобы оправдать в собственных глазах малую смелость, которую я нахожу в своей душе, чтобы противостоять несчастьям, когда они приходят, я отношу ее к малости физических сил, которые дала мне природа, и это примиряет меня немного с самой собой."

...две женщины пишут Александру. Одна - своей жизнью - рассказывает, что можно быть сильным, даже если вместо биографии у тебя - полная ж.
А другая - жизнью же - рассказывает о том, как жить, если ты все равно ясно и бесповоротно знаешь, что слаб.
И это даже не две разные стратегии, а в чем-то - две необходимых стороны одной.

(...А была еще одна. Она просто любила и просто делала все, что могла, для тебя. И просто не замечала таки мелочей, как, например, линька из гусара и адъютанта в подсудимого и ссыльно-каторжного...)

А иначе, наверное, и не живут особо с горловой чахоткой чуть не полтора десятка лет. Медицина тут еще ничего не может предложить, кроме порошков соды, а значит - очень нужно, чтоб писали...

P.S. А ровно вслед за этим Полина как раз цитирует Жуковского. То самое, которое "Не говори с тоской: их нет!" - все 4 строки. Думаю, Александру было о чем (а точнее - о ком) подумать над ними...
kadavrya

О здоровье. Нет, не нашем. И о холере - тоже!

Давно тут не было рассуждательных архивных хроников. Так вот.

*

...все-таки это удивительные люди. Особенно удивительно они лечатся. Это я за все начало XIX века в целом. Лечатся они так, что удивительно не то, что мрут, а то, что выживают. Например, холера лечится кровопусканием, ударным количеством ртути снаружи и внутрь, а также растиранием рук и ног щетками до крови. (Фред мне даже объяснил, зачем это все. Но холеру оно не лечит, однозначно). Это все рассказывает персонаж, который оной холерой переболел дважды и оба раза таки выжил. И потом еще прожил незнамо сколько. Это-не-Люди.

(Заметим, что это он пишет сибирскому знакомому, которым успел обзавестись за год ссылки, пока на Кавказ не перевели. Еще одному знакомому он просто пишет, что у них тут холера, а вот сестре вообще о такой "мелочи" не упоминает. Рассуждает, что солдатом фигово быть везде, что в Моздоке, что в Эдеме - "если в раю есть армия", - но вообще в Моздоке определенно лучше, чем, например, в Сухум-Кале - "в этом райском уголке, говорят, даже у птиц есть лихорадка".
Это все Владимир Толстой).

...еще они лечат все-что-угодно вундервафлей эпохи под названием "фонтанель", то есть искуственно устраиваемое себе нагноение на руке или на ноге. Некоторые с этой радостью годами ходят, типа для пользы здоровья. Некий очень пожилой доктор Пфеллер, вон, и горловую чахотку дистанционно советует лечить ИМИ.
Гм.

Чем в этом сравнении прекрасен Гааз - так это осмысленностью действий. Он для предупреждения холеры советует мыть руки (а народное мнение состоит в том, что она летает по воздуху и предохраняться бесполезно, некоторые еще от холеры советуют пребывать в веселом состоянии духа). А князь-Шурику придумывает этот "агрегат" из чего-то и серебряной пластинки, который надо засунуть себе непосредственно в горло. Техника на уровне античности, но зато точно по смыслу болезни и с помощью того, что действительно будет ее лечить!
wings

Графомань №... Феанор и лампочки.

..и казалось бы, причем тут недавно прошедший День Театра?;-)

(На самом деле, в самом тексте - натурально ни при чем, но история о существовании описанного в тексте артефакта (не лампочки!) и ее использовании пришла некогда именно со стороны театра).

Лампочка имеет форму сильмарила


Говорят, мудрые Ваньяр могут не один десяток валинорских лет провести за плодотворной дискуссией на тему: может ли Эру Единый сотворить такой камень, который сам не поднимет?
У Феанаро стоял на повестке дня другой вопрос, куда более насущный, но столь же неразрешимый: может ли он сам сотворить такой... предмет, который сотворить несомненно надо, но вот ПОНЯТЬ, каков он будет, Феанаро не может. Причем совсем. Случай был явно неординарный.
Вместилище для света Древ, но другое, чем Древа Света. Звучит абсурдно, но задача именно такова - и Феанаро совершенно уверен, что задачу необходимо воплотить. Хотя и не может объяснить это иначе, чем "я чувствую". Создать еще одно Древо, живое или только подобие - смысла нет. На дальнейших путях исследования встало препятствие: волосы Артанис, получить субстанцию на исследование так и не удалось. Впрочем, визуальный осмотр все равно утвердил его в мысли: создать светящуюся субстанцию - тоже неверное решение. Это же будет ее свет, а не свет Древ! Мысль об аналогии со светильником, конечно, приходила, но тем более никуда не привела: масляные и восковые светильники эльдар и те огни, что могут создавать Валар и Майар, тоже не были достаточно защищены...
Словом, отсутствие аналогий и идей в собственной голове привели Феанаро к мысли: создать нужно что-то такое, подобия чему в Арде вовсе нет - и даже невозможно вообразить! Но как создать, если даже вообразить невозможно?
Но Феанаро потому и был великим мастером, что на этом так и не остановился. В Арде нет - а не в Арде? Туда, за пределы мира, сейчас даже Валар выйти не могут - что ж говорить об эльфах? Но Феанаро-то - не простой эльф, а уникальный, в этом он тем более был уверен! С этой аргументацией он направился лично к Манве.

...Манве задумался, потом сказал что-то о судьбах мира и оправил его к Намо.
Намо внимательно изучил Феанора взглядом, потом сказал нечто о наличии принципиальных возможностей и средств к исполнению, - и почему-то предложил пойти к Вайре.
Вайре, не отрываясь от плетения очередного гобелена (действие его, кажется, происходило в Срединных землях), долго объясняла уникальному эльфу возможные опасности его затеи, - но тоже не отговаривала...
И вдруг провела рукой вдоль сотканного полотна - и пропали какие-то двое на фоне сумрачного леса, и появился среди черной, бархатной тьмы с блестками звезд голубоватый с белыми пятнами шар...
- Что это?
- Этот? - спросили Феанаро и Намо разом.
Вайрэ кивнула: "Думаю, этот", - и повернулась к эльфу, - "Это еще один мир. Один из многих в Эа".
- Но почему - шар?
- Есть и такая форма. Удобна для миров, не имеющих столь явных внутримировых хранителей, как в Арде... Жизнь там вполне возможно, потому что... - Вайре снова повела рукой, и по черноте пробежали формулы.
Феанаро попытался в них вчитаться, но сам же одернул себя - не для того он здесь!
- Там я найду - светильники? - спросил он.
- Там ты прежде всего найдешь что-то близкое тебе - потому что в совершенно чужом мире ты бы просто не понял, что ты видишь и для чего оно... Так сложилось, что в том мире известно кое-что о нашем...
Это интересовало и захватывало еще более, но великий мастер снова оборвал себя:
- Но я найду там?!...
- Может быть, и найдешь, - уклончиво ответил Намо. - Иди.
Эльф еще хотел спросить, куда - и тут все вокруг него изменилось.

- Что ты выбрал? - спросила мужа Вайре, когда их у Ткацкого Стана осталось только двое.
- Он выбрал сам, хотя не успел это понять. Место, где много говорили о Феанаро - и о переходах между мирами...

*

Студент медицинского вуза Викентий Махов очень серьезно относился к сдаче сессии. Collapse )